Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Ориентировка на местного"

В Чечне снова обостряется борьба за власть, а значит, и за контроль над пресловутыми финансовыми потоками. Бои «местного значения» идут на широком фронте — от Грозного до Москвы.На прошлой неделе Москва поставила наконец точку в конфликте, возникшем в руководстве Чеченской Республики. Заменив одного премьера на другого, Кремль постарался сделать вид, что происшедший на территории республики «мятеж» — на этот раз отнюдь не вооруженный, а сугубо кадровый — благополучно погашен и ситуация по-прежнему находится под полным контролем. Впрочем, скорее всего, это лишь очередной пиар-ход. На самом же деле теперь выяснением отношений займутся на более высоких этажах власти. Там, где и принимаются «окончательные решения». И до тех пор, пока там не разберутся, кто все-таки в Чечне главный, о контроле над республикой можно будет говорить лишь условно.
Дело житейское

С самого начала федеральные власти постарались превратить преданный огласке спор республиканского премьера Михаила Бабича и главы временной администрации Чечни Ахмада Кадырова в нечто несерьезное — в этакий «рабочий момент» в отношениях двух руководящих работников. Ведь формально спор вышел из-за того, по какой процедуре назначать или смещать одного из министров республиканского правительства — главу Минфина. Вопрос о том, кого поддержит Москва: Кадырова, формально нарушившего ею же самой определенный порядок принятия кадровых решений, или Бабича, протест которого на действия шефа был с юридической точки зрения правомочен, — практически с самого начала был решен. По поводу Чечни в Кремле давно уже решили, что формальности — дело десятое. Особенно в преддверии назначенного на конец марта конституционного референдума. И самое главное, накануне предстоящих президентских выборов.
Поэтому главная интрига заключалась лишь в том, кто станет преемником Бабича. Если «человек Москвы», значит, выиграв в мелочах, Кадыров все-таки проиграл по-крупному: смещать второго премьера подряд ему не позволят. Если же «человек Кадырова», значит, глава республики выиграл в главном — контроль над кадрами и финансовыми потоками окончательно перешел в его руки.
Самое интересное, что назначение нового премьера — бывшего руководителя федерального казенного предприятия «Дирекция по строительно-восстановительным работам в ЧР» Анатолия Попова — так и не дало ответа на вопрос, кто все-таки одержал победу: Кадыров или Москва.
На первый взгляд, Москва, а точнее — «силовики», давно с ревностью следящие за тем, как Кадыров шаг за шагом прибирает власть в республике к своим рукам, одержали верх. По крайней мере, в день назначения Попова появилась информация, что он — «креатура самого Путина», который, позвонив по телефону Кадырову, в мягкой форме посоветовал ему поддержать именно эту кандидатуру. Вспомнили даже, что Попов некоторое время работал в Росвооружении — значит, «силовик». Жаль только, родился не в Питере — тогда сомнений в его «путинском происхождении» не было бы ни у кого.
Свои люди — сочтемся

Между тем не все так однозначно. По крайней мере, высокопоставленный источник «Профиля» в одном из силовых ведомств назвал полным бредом предположение о том, что за Поповым якобы стоят силовики. По его словам, «никакого телефонного звонка президента не было», а факт работы Попова в Росвооружении просто был умело использован пиарщиками, чтобы убедить всех в том, что новый премьер не является «человеком Кадырова». На самом деле, считает он, ни силовики, ни Путин к этому назначению отношения не имеют: «Сам Кадыров настоял именно на этой кандидатуре, буквально шантажируя президента, и Москве пришлось пойти ему навстречу».
Впрочем, тот факт, что глава чеченской администрации давно использует такой метод решения возникающих у него проблем, ни для кого секретом не является. В последнее время ему удалось поставить своих людей практически на все ключевые посты в республике.
Понятно, что такое неприкрытое давление не может не вызывать явного раздражения у тех же силовиков, которым сама идея «чеченизации» республики (передача основных властных рычагов представителям местного населения) не нравилась с самого начала. Во-первых, по политическим мотивам. Поскольку «это уже было» и ставка на чеченца — будь то лояльный Доку Завгаев или мятежный Аслан Масхадов — приводила в лучшем случае к гигантскому воровству, а в худшем — к новому вооруженному конфликту. А во-вторых, по причинам сугубо финансовым: происходит перетягивание денежных потоков под тех «штатских», которые давно — со времен прошлой кампании — «сидят на восстановлении Чечни» и контролировать которых по меньшей мере затруднительно. А цена вопроса нешуточная: по разным оценкам, в этом году в республику попадет до $1 млрд. — сумма, сопоставимая с годовой прибылью крупнейших российских компаний.
На ошибках мучаются

Как бы то ни было, очевидно одно — у федерального центра, судя по всему, до сих пор нет единого мнения по поводу того, на кого делать ставку в Чечне.
С одной стороны, прежняя креатура Москвы — Кадыров — так и не смог стать компромиссной фигурой, способной объединить «здоровые силы чеченского общества»: со стороны влиятельной московской диаспоры все чаще слышатся призывы к Кремлю положить конец «кадыризации» Чечни. Да и в силовых ведомствах все громче заявляют о том, что многие шаги экс-муфтия позволяют усомниться в его полной и окончательной лояльности. По слухам, в конце прошлого года на стол президенту легла некая аналитическая записка, в которой прямо указывалось на недопустимость дальнейшего пребывания Кадырова в должности и приводились многочисленные факты нецелевого использования им и его людьми выделяемых в республику финансовых средств. Говорят, под документом стояли подписи руководителей ФСБ, МВД и Минобороны — людей в путинском окружении далеко не последних.
С другой стороны, Кремлю очень непросто признать ошибочность сделанного два года назад кадрового выбора. Понимая, что фигура Кадырова ему не совсем подходит, центр отдает себе отчет и в том, что замена его на другого чеченца — затея с далеко не очевидным результатом. По крайней мере, накануне референдума, который нельзя провалить — это будет провалом всей чеченской политики Кремля. И за год до президентских выборов в России на это никто не пойдет. А предугадать, как поведут себя «люди Кадырова» в случае, если Москва отвернется от их патрона, практически невозможно.
Правда, после референдума расклад сил может измениться. Ведь не случайно в Москве вновь заговорили об идее введения поста чеченского генерал-губернатора, который формально вполне может называться президентом ЧР. Да и подходящая фигура на такой пост найдется — тот же Геннадий Трошев, к отставке которого с поста командующего СКВО, по слухам, приложил руку и нынешний глава временной администрации Чечни.
Впрочем, дело не только в конкретных персоналиях, но и в самих принципах чеченской политики Кремля. Главная проблема заключается в том, что, как и прежде, ставка была сделана на своеобразную покупку чеченской лояльности путем передачи под контроль местной власти финансовых потоков. А хватит ли у Москвы ресурсов на то, чтобы и дальше покупать лояльность, похоже, не ясно ни ей, ни тем, кто этими средствами распоряжается.
Однако времени для окончательного выбора у Москвы не так уж и много. Решив даровать Чечне конституцию и определив конкретные сроки выборов в ситуации, когда до реального наведения конституционного порядка в республике все еще далеко, центр, по сути, сам загнал себя в жесткие временные рамки. Борьба за контроль над Чечней в эти последние предвыборные месяцы как раз и вступит в решающую фазу. Ведь на кону в этой борьбе стоят не абстрактная забота о судьбе контртеррористической операции, а вполне конкретные и далеко не маленькие деньги.

ВЛАДИМИР РУДАКОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK