Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Осенний пасьянс"

Истина «от перемены мест слагаемых сумма не меняется» едва ли имеет отношение к финансовому рынку. «Пересадки» на российском финансовом олимпе частично перетасовали колоду самых влиятельных финансистов. Впрочем, и в новом раскладе подтверждается другая истина: «старый туз лучше новых двух».Новый российский премьер, Виктор Зубков, вероятно, в последний раз фигурирует в рейтинге влиятельности чиновников-финансистов (напомним, эксперты оценивали его деятельность на посту шефа Росфинмониторинга — еще до назначения на пост премьер-министра). В качестве главы финразведки Зубков поднялся с 6-го места в прошлом рейтинге на 4-е — в нынешнем. Эксперты отметили рост его влияния на финансовые процессы и известности в зарубежных деловых кругах.

Вверх и вниз

Политологи предполагают, что и в премьерском кресле Зубков будет активно заниматься «антиотмывочной» деятельностью. Тем паче что переход Зубкова состоялся в «ответственный момент»: Дума рассматривает законопроект о контроле над операциями с наличными денежными средствами на сумму более 600 тыс. рублей. Кроме того, на осень запланирован визит делегации ФАТФ в Россию. По сути, резюме ФАТФ относительно того, насколько «отмылась» наша страна, будет окончательной оценкой работы Зубкова на прежнем поприще.

Потеряв одну сильную фигуру, российский финансовый мир может обрести другую. Предполагается, что бывший премьер, Михаил Фрадков, займет место председателя совета директоров Внешэкономбанка (ВЭБ). Пока ВЭБ, реорганизуемый в Банк развития, регулярно сообщает о «подготовительной работе». Деловая активность его оценивается экспертами невысоко; очевидно, поэтому председатель ВЭБа Владимир Дмитриев покинул top-10 влиятельных чиновников-финансистов, будучи вытесненным вошедшим в «десятку» новым главой Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР), Владимиром Миловидовым (8-е место). 

По мнению экспертов «Профиля», Миловидов, как и обещал при своем назначении, продолжает политику своего предшественника, Олега Вьюгина. Правда, со своими акцентами. В частности, ФСФР стала больше внимания уделять борьбе с инсайдом и отмыванием незаконных доходов, создав собственное подобие финразведки — специальное подразделение по мониторингу финансового сектора. Несомненный успех Миловидова: в августе он сумел погасить годовой конфликт между двумя крупнейшими российскими депозитариями — Национальным депозитарным центром (НДЦ) и Депозитарно-клиринговой компанией (ДКК), которые договорились о мирном урегулировании своих споров. Что касается идеи мегарегулятора, апологетом которой считали Вьюгина, то Миловидов дипломатичен: в начале сентября, отвечая на соответствующий вопрос журналистов, новый глава ФСФР заявил, что его ведомство, по сути, уже является мегарегулятором — в сфере его полномочий нет только банковского и страхового надзора. 

Первое место в списке влиятельных чиновников-финансистов занял министр финансов Алексей Кудрин. Летом министр занимался списанием долгов бывшим союзникам — в частности, Афганистану Россия «прощает» $11,1 млрд, на очереди Ирак и Северная Корея, которые должны около $18 млрд. Наблюдатели полагают, что было бы неплохо увязать списание долгов с более четкими гарантиями участия российских компаний в добыче полезных ископаемых этих стран: напомним, недавно крупной концессии на добычу нефти в Ираке лишился «ЛУКОЙЛ». 

А большинство мест в top-10 влиятельных чиновников-финансистов по-прежнему занимают Игнатьев и его команда. Сам Сергей Игнатьев держит 2-е место в рейтинге, потеряв за лето лишь одну тысячную балла. 3-е место также неизменно — Алексей Улюкаев, первый зампред ЦБ. Эксперты высоко оценили его профессиональный уровень и влияние в госструктурах. По оценке наблюдателей, благоприятное впечатление произвело и выступление Улюкаева на сентябрьском банковском форуме в Сочи.

На 5-м месте еще один заместитель Игнатьева — Геннадий Меликьян. Авторитет главы банковского надзора в оценке наших экспертов растет — 3,715 балла в сентябре против 3,643 балла в июне. 6-е и 7-е места в top-10 чиновников-финансистов заняли еще два зампреда ЦБ — Георгий Лунтовский и Виктор Мельников, на 9-м месте по-прежнему остается гендиректор Агентства по страхованию вкладов Александр Турбанов. 

Десятое место рейтинга на этот раз оказалось символическим. Его заняла Татьяна Парамонова, вероятно — в последний раз. В сентябре Парамонова уволена из штата ЦБ, ее должность сокращена. Наблюдатели отмечают, что Игнатьев давно фактически отстранил Парамонову от реальной работы; несколько месяцев назад она потеряла кресло в совете директоров ЦБ и должность заместителя управляющего от России в Международном валютном фонде (ее занял сам Игнатьев). «Железной леди Центробанка» удавалось удерживаться в рейтинге по инерции: эксперты по-прежнему высоко оценивают ее профессиональный уровень и известность в международных деловых кругах.{PAGE}

Бытие определяет сознание

Оценка экспертами «двадцатки» самых влиятельных российских финансистов по-прежнему подтверждает марксистский тезис о бытии, которое определяет сознание. В большинстве случаев «вес» банкиров предопределен «весом» возглавляемых ими финансовых институтов. Первые места, как и прежде, заняли предправления ВТБ Андрей Костин (1-е место) и предправления Сбербанка Андрей Казьмин (2-е место). 

На 3-е место вырвался общественный лидер российских банкиров — президент Ассоциации российских банков (АРБ) Гарегин Тосунян. В августе он выступил с амбициозной речью на собрании Московского банковского союза, где заявил, что Россия способна претендовать на роль мирового финансового центра. Для этого, по мнению Тосуняна, необходимо последовательно продвигать выдвинутую им идеологию «банкизации страны» и перевода экономики с распределительного на кредитный принцип. Эксперты отмечают, что шеф АРБ убедительно отстаивал интересы банков и перед ЦБ, хотя сам высказался о том, что сотрудничество банкиров и Центробанка «недостаточно эффективно». В целом в деле сотрудничества с госорганами АРБ феноменально удается «держаться в струе»: в конце августа ассоциация подписала соглашение о сотрудничестве с Росфинмониторингом. Можно предположить, что при новом правительстве это несомненный плюс в «копилку» АРБ.

Высокие позиции в рейтинге удерживают заместители Казьмина Алла Алешкина и Белла Златкис (4-е и 9-е места соответственно). Укрепилась позиция главы Альфа-банка Петра Авена (5-е место). Недавно Альфа-банк одним из первых заявил о глобальной программе кредитования малого бизнеса (сейчас целый ряд кредитных учреждений смещают акцент кредитной политики с розницы на малый и средний бизнес). 

Укрепили или сохранили позиции в top-20 предправления Газпромбанка Андрей Акимов (6-е место), президент «УралСиба» Николай Цветков (7-е место), председатель совета директоров Альфа-банка Михаил Фридман (10-е место), президент Бинбанка Михаил Шишханов (11-е место), предправления Росбанка Александр Попов (14-е место), президент Московской международной валютной ассоциации Алексей Мамонтов (20-е место). Также пошел вверх и рейтинг президента Банка Москвы Андрея Бородина (15-е место, в июне занимал 18-е).

Восьмую строчку в «двадцатке» занял председатель совета директоров МДМ-Банка Олег Вьюгин. В прошлом рейтинге Вьюгин оказался на 3-м месте, но ту позицию можно считать наследием его работы в качестве шефа ФСФР. Нынешнее же 8-е место — «чистая» оценка Вьюгина в новой должности. Участники рынка высоко оценивают профессиональный уровень Вьюгина, его возможности в коридорах власти и известность на международном рынке. Кроме того, Вьюгина по-прежнему «используют» как авторитетного эксперта при оценке новаций на рынке или решений, принятых в правительственных кругах.

Одним из лидеров роста рейтинга влиятельности стал президент Ассоциации региональных банков «Россия», зампред банковского комитета Госдумы Анатолий Аксаков (12-е место, в июне занимал 15-е). Летом Аксаков занимался в основном «рабочими вопросами» — это законопроект о безотзывных вкладах, институт омбудсменов (третейский судья между банками и клиентами), освобождение бонусов, выплачиваемых держателям банковских карт, от налогов и т.п. 

«На снижение» идет влияние двух банкиров — председателя совета директоров банка «Русский стандарт» Рустама Тарико (17-е место, в июне — 16-е) и предправления МДМ-Банка Мишеля Перирена (13-е место, в июне занимал 12-е).

На «оценке» первого явно сказались проверка, учиненная Генпрокуратурой в «Русском стандарте» (что ставит под сомнение степень поддержки со стороны власти), и последующее сворачивание агрессивной кредитной политики банка (сказалось на показателе «успехи в бизнесе»). Подобно канцлеру Горчакову, Тарико дает понять, что РС не падает, а «сосредотачивается» (в частности, банк заявил об амбициозном проекте секьюритизации на сумму $750 млн). Однако, как выразился один из экспертов «Профиля», «с будущим весом банка на рынке пока не все ясно»…

На рейтинг Перирена повлияли сообщения о его уходе из МДМ-Банка. Недавно Перирен выступил с опровержением этой информации, но на его «весе» в глазах экспертов это отразилось. 

Две новые фигуры в рейтинге — Владимир Столяренко (16-е место) и Евгений Бернштам (19-е место). Президент банка «Еврофинанс Моснарбанк» Владимир Столяренко, ранее получивший известность благодаря участию в консолидации медийных активов, взял под контроль финансирование проекта «Москва-Сити», выкупив у московского правительства инвестиционный банк Московского международного делового центра. Евгений Бернштам — президент ХКФ Банка и владелец брокерской компании «Фосборн Хоум» и коллекторского агентства «Секвойя». Не исключено, что он займет ключевую позицию в возможном альянсе «Хоума» и НОМОС-банка, который ныне обсуждается на рынке. Впрочем, тут, как и в случае с РС, пока можно сказать одно: время покажет.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK