Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Особо скважные персоны"

За завораживающими цифрами стоимости барреля нефти и того, сколько эти баррели приносят российским нефтяникам и бюджету, теряется цифра другая: около 40% в себестоимости добычи нефти — это оплата так называемых сервисных (промысловых) услуг. Кто делит этот рынок с ежегодным оборотом в $3 млрд.?Российский бюджет более чем на четверть наполняется за счет нефтяного сектора. При этом «черное золото» в нашей стране год от года добывать все сложнее. Большинство «легких» месторождений, где нефть можно добывать с минимальными затратами, находятся в заключительной стадии разработки, а новые «скважины» требуют приложения более значительных финансовых и технических усилий. В результате сегодня естественным образом возрастает значимость сервиса в нефтедобывающей отрасли, повышение его технологического и организационного уровня (см. справку). Особенно если учесть, что повышение затрат на добычу нефти происходит на фоне общего снижения цен на углеводородное сырье в долгосрочной перспективе.
Российский рынок нефтепромысловых услуг молод. Ему, как считают эксперты, не более двух лет. И окончательное формирование нефтепромыслового сектора в России как полноценного, по западным меркам, рыночного института произойдет не раньше, чем через 5—7 лет. Тем не менее, невзирая на «нежный возраст», наш сервисный рынок достаточно объемен. По различным оценкам, нефтепромысловые компании — как отечественные, так и западные — предоставляют услуг на сумму $3—4 млрд. ежегодно.
Линия раздела

Западный рынок нефтепромысловых услуг начал формироваться еще в 50-е годы, когда крупные нефтегазовые холдинги стали выделять из своих структур сервисные подразделения и, соответственно, пользоваться услугами самостоятельных нефтепромысловых компаний на конкурсной основе.
В результате современная концепция устройства нефтяной промышленности на Западе предполагает, что функции нефтяной компании сводятся к приобретению лицензии на месторождение, финансированию и организации процесса добычи и реализации нефти. А все остальное (то есть все работы — от сейсмической разведки до добычи нефти) входит в прерогативу специализированных сервисных компаний.
В СССР ничего подобного не было. Когда в уже ставшей «суверенной» России на базе разрозненных предприятий создавались вертикально интегрированные нефтяные холдинги, нефтепромысловые предприятия вошли в их состав. В большинстве своем они остаются в этих холдингах по сей день.
Конечно, новые экономические веяния не обошли сферу нефтепромысловых услуг полностью. Например, крупнейшая на сегодняшний день независимая российская сервисная компания в России «ПетроАльянс» была создана фактически сразу же, как вообще стало возможным создавать какие-то самостоятельные бизнес-единицы: в 1989 году. Но это исключение. В целом же конкуренцию на нашем сервисном рынке и сейчас нельзя назвать полноценной.
По большому счету, активное формирование рынка в сфере сервисных услуг в России началось только в 1998—1999 годах. Тогда нефтяные холдинги ЮКОС и «Сибнефть» начали реформировать свои структуры по западным образцам и стали выделять в качестве самостоятельных компаний сервисные подразделения.
Цель подобной реструктуризации — повышение капитализации и снижение издержек на добычу нефти. По западным меркам, мощности сервисных компаний являются непрофильными активами для нефтяников. Нефтепромысел — это отдельный специализированный рынок. Следовательно, выведение сервисных компаний избавляет от непрофильных активов, без чего в глазах западных инвесторов невозможна оптимизация производства. Так что тот, кто не озаботился выводом нефтесервиса «на сторону», на повышение капитализации своей компании всерьез рассчитывать вряд ли может.
С другой стороны, реструктуризировавшаяся компания выбирает себе подрядчиков на конкурсной основе и, таким образом, может получать качественные сервисные услуги по оптимальной цене. К тому же, если нефтепромысловое сервисное подразделение находится в составе нефтяного холдинга, то материнская компания должна постоянно его поддерживать: закупать оборудование, содержать штат — вне зависимости от уровня нефтяных цен. В результате, когда цены падают, сокращаются, например, программы по бурению скважин, разведки, то есть сервисные компании, по сути, становятся обузой для холдингов.
В свою очередь, сервисная компания, оказавшись на вольных хлебах, встает перед выбором — обанкротиться или повысить уровень конкурентоспособности: снижать издержки, совершенствовать технологическую базу, маркетинговую политику и т.д.
Помимо необходимости совершенствоваться сервисные компании, обретя свободу, получают возможность расширять свой рынок — оказывать услуги не только своей бывшей «маме», но и другим нефтяным компаниям.
Так что процесс отделения «мух от котлет» в деле нефтесервиса выгоден всем его участникам, а потому объективно неизбежен.
Резать к чертовой матери

Впрочем, как заявляют в нефтяных компаниях, выведение из структуры сервисных подразделений требует времени и крайней осторожности. Например, «Сибнефть» в 1998 году начала разрабатывать план реструктуризации, реально претворяться в жизнь он начал в 1999-м, а завершение его реализации намечено только «в обозримом будущем» (точных сроков в компании не называют).
Это связано прежде всего с тем, что «Сибнефть» не просто избавляется от сервисов, а «формирует конкурентную среду». Компания продает сервисные мощности не в одни руки, а по частям. Например, часть мощностей по капитальному ремонту скважин была продана крупной английской компании BJ, а другая часть — одному из мировых лидеров отрасли концерну Schlumberger, который является, по сути, прямым конкурентом BJ.
ЮКОС значительную часть своих сервисных активов сконцентрировал в «Сибирской сервисной компании». Это подразделение до сих пор остается «дочкой» компании Ходорковского, но работает не только на ЮКОС, оказывая услуги и целому ряду «чужих» компаний.
При этом и «Сибнефть», и ЮКОС заключили стратегические альянсы со Schlumberger. Это не означает, что российские компании, избавившись от собственных сервисов, целиком и полностью вручили себя заботам иностранцев. Оба холдинга пользуются услугами целого ряда своих бывших и других отечественных сервисных предприятий. Например, в ЮКОСе Schlumberger работает на условиях партнерства с собственными сервисными подразделениями российского холдинга. Как заявляют в Schlumberger, перед этой компанией изначально была поставлена задача не только внедрять современные технологии, но и оптимизировать весь организационный процесс работы сервисных служб.
В ЮКОСе, в свою очередь, говорят, что благодаря реструктуризации компании и применению новых технологий затраты на добычу нефти были за последние три-четыре года сокращены втрое.
Что касается «Сибнефти», то сотрудничество этой компании с Schlumberger началось с локального проекта гидроразрыва пласта на Яраненском месторождении (Западная Сибирь). Этот проект оказался настолько успешным, что постепенно сотрудничество из тактического переросло в стратегическое, направленное в целом на оптимизацию разработки месторождений и сокращение операционных затрат.
К слову сказать, «Сибнефть» и ЮКОС в последние годы стали рекордсменами российского нефтяного рынка как по росту капитализации, так и по добыче нефти. «Цена» «Сибнефти» выросла примерно в 6,5 раза — до $9,6 млрд., ЮКОС подорожал примерно в 10 раз, и его «цена» составляет в настоящее время около $22 млрд. Рост объемов добычи нефти у обеих компаний за последние годы составил около 30% — до 20,6 млн. тонн у «Сибнефти» и до 58 млн. тонн у ЮКОСа.
Эти успехи воодушевили другие российские нефтехолдинги. Так, например «Тюменская нефтяная компания» (ТНК) заключила стратегический альянс со второй по величине сервисенрй компанией в мире Halliburton, которая проводит работы на Самотлорском местрождении. В прошлом году ТНК начала выделять свои сервисные подразделения. Было продано предприятие «Самотлорский капитальный ремонт скважин», которое приобрел «ПетроАльянс», и еще три нефтепромысловые компании. В данный момент ТНК объявила конкурсы на продажу семи сервисных компаний. Как заявил руководитель Блока сервисов ТНК Феликс Любашевский, принятая компанией программа предусматривает, что в 2003 году все сервисные предприятия будут выведены за рамки холдинга.
В нынешнем году о своих планах реорганизовать сервисный бизнес заявила и крупнейшая российская нефтяная компания «ЛУКойл» (78,3 млн. тонн в 2001 году). Речь, главным образом, шла о проекте продажи мощнейшего сервисного подразделения холдинга — компании «ЛУКойл Бурение», где работают 18 тыс. человек, то есть почти каждый шестой лукойловский сотрудник. По предварительным расчетам, благодаря реструктуризации холдинг сократит затраты на 20%. Но на сегодняшний день «ЛУКойл Бурение» продолжает оставаться 100-процентной «дочкой» холдинга.
Однако некоторые российские нефтяные компании в обозримом будущем не собираются отделять свои нефтепромысловые структуры. Это, прежде всего, «Сургутнефтегаз», который в настоящее время, наоборот, наращивает мощь своих сервисов, закупая дорогостоящее оборудование, и «Татнефть».
«Сургутнефтегаз» является, по общему признанию, самым консервативным из крупных отечественных нефтяных холдингов, и, по существу, философия этой компании сводится к «натуральному хозяйству». Как отмечает аналитик из ИК «НИКойл» Геннадий Кросовский, такая позиция вполне может быть оправданной. Компании реализуют масштабные программы, например, по бурению, и в условиях недоразвитости конкуренции на нашем рынке им выгоднее использовать собственные силы.
Конторы глубокого бурения

Расстановка сил на сервисном рынке России характеризуется тем, что наибольшая доля этого рынка — более половины — сегодня принадлежит нефтяным холдингам, которые еще сохраняют в своей структуре значительные сервисные мощности. Это, в первую очередь, «ЛУКойл» и «Сургутнефтегаз» (см. диаграмму).
Среди независимых компаний лидируют иностранцы — Schlumberger и Halliburtan. Технологический уровень отечественных предприятий и в советские времена был не на самом высоком уровне (издержки в те годы никто не считал). А к началу 90-х годов мощности российских компаний и вовсе устарели. На этом фоне передовые технологии западных «монстров», безусловно, выглядели куда более перспективными.
В результате со Schlumberger и Halliburtan изъявили желание работать практически все российские нефтяные холдинги. Чем иностранцы и воспользовались.
Из российских компаний рядом с зарубежными можно поставить только «ПетроАльянс». Эта компания также сотрудничает почти со всеми нашими нефтяными «китами», за исключением «феодальной» «Сургутнефти». По мнеию экспертов Schlumberger, на второе место (после «ПетроАльянса») из российских компаний на рынке выделить некого. Есть ряд предприятий, которые способны конкурировать по отдельным видам работ, но широкий комплекс услуг на качественном уровне предоставляет только «ПетроАльянс».
В самом же «ПетроАльянсе» отмечают, что сейчас на российском рынке существует довольно серьезная конкуренция в сфере сейсморазведки. В частности, среди достойных соперников называют компании «Тюменьнефтегеофизика» (контролируется ТНК), «Башнефтегеофизика» (контролируется «Башнефтью») и совершенно самостоятельную компанию «Хантымансийскгеофизика». Также существует конкуренция в секторе капитального ремонта скважин, гидроразрыва пласта и геофизических исследований.
Тем не менее в «ПетроАльянсе» настроены оптимистично. По прогнозу президента компании Александра Джапаридзе, в ближайшие 3—4 года доля рынка, принадлежащая «ПетроАльянсу», увеличится с сегодняшних 5% до 20%.
Среди многообещающих маркетинговых инициатив Александр Джапаридзе выделяет работы на условиях риска, когда оплата производится только в случае достижения заявленного результата. Сейчас на таких условиях «ПетроАльянс» сотрудничает с ТНК и «ЛУКойлом» — повышает нефтеотдачу ряда скважин. По контракту компания должна провести капитальный ремонт простаивающих скважин и добиться повышения нефтеотдачи. Это первые «рисковые контракты» на российском рынке. Но известно, что в ближайшем будущем Schlumberger планирует выполнить на аналогичных условиях ряд работ для «Сибнефти». В то же время, по расчетам специалистов Schlumberger, компания в течение 1,5—2 лет планирует увеличить свою сегодняшнюю долю российского рынка (10%, по оценкам аналитиков) вдвое.
Сейчас на российском рынке насчитывается порядка 50 сервисных компаний. Как считает старший аналитик «Альфа-банка» Константин Резинков, через 5—7 лет останется только 5—6 укрупненных корпораций, которым будет принадлежать по 15—20% рынка. Вместе с тем объем российского рынка в связи с тем, что добыча нефти становится сложнее и, соответственно, дороже, в течение этого времени удвоится и составит порядка $7—8 млрд.

Структура российского рынка нефтепромысловых услуг*

«ЛУКойл»18%
«Сургутнефтегаз»15%
Тюменская нефтяная компания5%
Schlumberger10%
Halliburton7%
«ПетроАльянс»5%
Другие40%

* По данным самих компаний и экспертов «Профиля».

МИХАИЛ СИДОРОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK