Наверх
14 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ОСТОРОЖНО, ДЕЛО ЗАКРЫВАЕТСЯ!"

Расследование резонансного ДТП на Ленинском проспекте шло долго и закончилось, как ожидалось: водитель лукойловского «мерседеса» ни в чем не виноват.    ГУВД Москвы официально объявило о прекращении уголовного дела о нашумевшем ДТП на Ленинском проспекте. В феврале этого года в результате лобового столкновения Mercedes S500 вице-президента «ЛУКОЙЛа» Анатолия Баркова и Citroеn С3 погибли известный акушер-гинеколог профессор Вера Сидельникова и ее невестка врач Ольга Александрина. За полгода следователи по нескольку раз опросили свидетелей, провели множество экспертиз и пришли к выводу, что ДТП произошло по вине Алексан-дриной, управлявшей Citroеn. В связи с ее смертью дело было прекращено. «Таков конечный результат всей этой эпопеи», — резюмировал начальник столичного ГУВД Владимир Колокольцев.
   Генерал Колокольцев весьма точно охарактеризовал расследование словом «эпопея». Происшествие вызвало небывалый общественный резонанс. Публика сразу заподозрила власти в том, что они попытаются выгородить водителя высокопоставленного нефтяника и возложить всю ответственность на «про-стых людей». Музыканты в своих песнях обличали топ-менеджеров «ЛУКОЙЛа». Ав-томобилисты бойкотирова-ли заправки компании. Пре-зидент Дмитрий Медведев получил открытое письмо, в котором деятели искусства, в том числе Василий Лановой, Валентин Гафт и Михаил Козаков, просили его обеспечить объективное и полное расследование. В итоге ход следствия взяли на контроль президент и глава МВД Рашид Нургалиев. А чтобы окончательно убедить общественность в объективности своих выводов, следственные органы приняли беспрецедентное решение и выложили на сайте столичного ГУВД часть материалов дела. Однако их изучение не позволяет назвать результаты следствия бесспорными.
   Как следует из постановления о прекращении уголовного дела, автомобиль Citroеn превысил скорость на свободном участке трассы в направлении области и попытался перестроиться из крайнего левого ряда в соседний правый. «Води-тель Citroеn совершила небезопасный маневр, в ре-зультате которого не справи-лась с управлением на сколь-зкой дороге, выехала на сторону встречного движения, где совершила лобовое столкновение с автомобилем Mercedes», — говорит-ся в деле.
   С самого начала было понятно, что принципиальным в этом расследовании будет ответ на вопрос, где именно в момент столкновения на-ходился Mercedes «ЛУКОЙ-Ла»: на своей полосе, на разделительной или на встречной. Как следует из опубликованных материалов, мнения свидетелей, находившихся в непосредственной близости от места столкновения, на этот счет разделились. Если не брать в расчет показания самого Баркова, его водителя и охранника, как лиц заинтересованных, то версию следствия подтвердили два очевидца. Трое других участников движения утверждали, что Mercedes не-задолго до столкновения вы-ехал на резервную полосу, обгоняя плотный поток попутных автомобилей.
   Большинство вопросов мо-гла бы снять запись с камер видеонаблюдения, но таковой в деле не оказалось. Между тем еще 9 марта представитель Сергея Сидельникова (сына погибшей Веры Сидельниковой) адвокат Люд-мила Айвар направила следователю ходатайство с прось-бой изъять записи с камер в районе площади ДТП. Но уже на следующий день тогдашний начальник столичного ГИБДД, Сергей Ка-занцев, заявил, что установ-ленные на этом участке камеры не зафиксировали мо-мента столкновения. Три из четырех имели другой ракурс, а на той, что смотрела на место ДТП, оператор как раз менял обзор. Как следует из материалов дела, запросы направлялись также в Ген-штаб Минобороны, Федеральную службу охраны, но и там видеозапись ДТП не обнаружилась, хотя Ленинский проспект является ох-раняемой спецтрассой.
   Наиболее вероятную причину такой странной видеослепоты корреспонденту «Профиля» на условиях анонимности объяснил бывший сотрудник столичной службы видеонаблюдения. По его словам, если речь идет об исчезновении данных с какой-то отдельной камеры, то их, скорее всего, просто стерли. «Есть такие структуры, которые не любят, когда их снимают на видео, и если это происходит, то представитель заинтересованного ведомства обращается на центральный пульт и информацию снимают с накопителя, — пояснил наш собеседник. — Оператор или начальник смены могут сделать это и без запроса, если у них есть доступ к серверу, а потом обставить все как сбой или переналадку оборудования, время от времени такое происходит и никого не удивляет». Кто в данном случае приказал уничтожить записи, можно только предполагать. Но очевидно, что крупнейшая нефтяная компания обладает гораздо большим влиянием, чем родственники погибших женщин-врачей.
   Не оказалось среди опубликованных материалов и схемы ДТП. На схеме фиксируется пространственная ориентация автомобиле и другие важные обстоятельства, без которых полноценное расследование невозможно. Существует схема, которая оказалась в распоряжении адвокатов Сергея Сидельникова, но полной ее назвать нельзя. Там не обозначены следы покрышек, по которым можно судить о траектории движения автомобилей перед столкновением. По мнению адвоката Игоря Трунова, использование таких уловок при закреплении доказательств позволяет затем «свободней» интерпретировать события и делать выводы о виновности того или иного водителя. Однако и на такой схеме видно, что Mercedes уверенно стоит левыми колесами на разделительной полосе. Такое же положение автомобиля зафиксировано и на фотографиях с места аварии.
   И, наконец, показания свидетелей. Следствие доверяет свидетелям, которые утверждают, что столкновение произошло на полосе движения Mercedes, и с недоверием от-носится к заявлениям о том, что лимузин Баркова все же пересек сплошную и выехал на разделительную полосу. Один из водителей, проходящий под псевдонимом «свидетель К.С.», рассказы-вает, что двигался в плотном потоке транспорта в направлении центра, а когда движение окончательно замедлилось, он заметил в зер-кало заднего вида, как через одну автомашину позади не-го с крайней левой полосы на разделительную начинает выезжать Mercedes черного цвета. Когда Mercedes выехал на разделительную,К.С. посмотрел в другую сто-рону и практически сразу услышал звук сильного удара. Свидетель вышел из своей машины и увидел, что позади него, частично на разделительной полосе, а час-тично в крайней левой, стоит Mercedes.
   Следствие, однако, решило не учитывать показания К.С. в части движения автомобиля Mercedes по разделительной полосе. Из показаний свидетеля следует, что в момент выезда Mercedes на разделительную он отвлекся, не видел момента столкновения и не может ут-верждать, что выезд на разделительную и столкновение совершил один и тот же автомобиль, говорится в постановлении о прекращении уголовного дела.
   Свидетель «№1», стоявший в потоке следом за К.С., также заметил в левое боко-вое зеркало, что Mercedes на-чал выезжать на раздели-тельную полосу. Он пояснил, что автомобиль «ЛУКОЛа», выехав на разделительную, резко ускорился, поехал впе-ред, при этом двигаясь частично по разделительной, частично по крайней левой полосе встречного направления. Когда Mercedes обогнал его машину и поравнялся с автомобилем К.С., он отвлекся на магнитолу и тут услышал звук сильного удара. Заднюю часть Mercedes подбросило вверх, немного развернуло вправо, и он остановился на разделительной. «№1» не исключает, что водитель Mercedes попытался встроиться между ним и К.С., но не успел завершить маневр.
   Следствие, однако, приходит к выводу, что показания свидетеля «№1» полностью противоречат всем материалам уголовного дела, в том числе протоколу осмотра места происшествия, схеме и фототаблице. А потому не доверяет и им.
   По мнению инспектора группы разбора одного из столичных отделов ДПС, Василия К., истина, как всегда, где-то посредине. Изучив не-которые материалы этого де-ла, наш эксперт предположил, что водитель Баркова, скорее всего, действительно выехал на разделительную и двинулся по ней в сторону центра. Когда водительница Citroеn его заметила, она, видимо, попыталась уйти вправо, но не справилась с управлением на скользкой дороге. Собеседник «Профиля» согласен с выводом следствия о том, что Ольга Александрина выбрала небезопасный режим движения, однако ей не пришлось бы совершать рискованные маневры, не окажись у нее на пути черного Mercedes. Поэтому, по мнению ряда экспертов, в данном случае можно было говорить об обоюдной ответственности водителей. Однако следователи предпочли возложить всю вину на погибшую Ольгу Александрину.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK