Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ОСТОРОЖНО: ГРАНИЦЫ ОТКРЫВАЮТСЯ!"

Инвестиции, вместо того чтобы пойти в Россию, двинутся в Казахстан.    По замыслу архитекторов таможенного союза, выиграть от его создания должно не только государство, но и российский бизнес. Так ли это на самом деле? С этим вопросом корреспондент «Профиля» обратился к председателю общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Борису ТИТОВУ.
   — Борис Юрьевич, как российский бизнес относится к формированию общего таможенного пространства с Казахстаном и, возможно, с Белоруссией?
   — Очень осторожно.
   — Боитесь конкуренции?
   — Дело в том, что наши страны выравнивают условия передвижения товаров, но условия производства, а значит, и себестоимость товаров и услуг остаются у всех разными. Например, Казахстан серьезно снизил налоговую нагрузку. Поэтому производить сегодня намного выгоднее в Казахстане. Но спрос, потребление гораздо выше в России. И мы боимся, что инвестиции, вместо того чтобы пойти в Россию, двинутся в Казахстан. Как внешние — о них сейчас особенно модно говорить, — так и российские. Так что все — от стиральных машин до конфет — будет производиться в Казахстане, а продаваться в России. Российские инвесторы тоже пойдут туда со своими производствами — будут, например, собирать там телевизоры для российского рынка.
   — Так, может быть, отечественному бизнесу это выгодно?
   — Нет, российскому бизнесу выгоднее было бы производить в России. Однако нам придется столкнуться с конкуренцией со стороны иностранцев, которые будут производить в Казахстане, а также со стороны производителей казахстанских товаров. Поэтому российские предприниматели будут вынуждены перенести производство в Казахстан, закрыв предприятия в России, а это огромные потери.
   — Какие отрасли это затронет в первую очередь?
   — Все — от производства колготок до ракетных двига-телей. Экономика Казахстана очень похожа на российскую, там серьезный науч-ный и технологический потенциал. Научно-исследо-вательские институты, заводы — все осталось со времен Советского Союза. Речь идет не об отдельных преференциях по отраслям, в Казахстане резко снижена общая налоговая нагрузка, в среднем она составляет 10-15%, в России — на уровне 30% (налоговые отчисления по отношению к выручке). Кроме того, у них дешевые электроэнергия и топливо, низкие ставки по банковским кредитам.
   — Может в таких условиях Россия выставить какие-то ограничения на передвижение товаров и услуг?
   — Лучше бы Россия снизила налоговую нагрузку до уровня Казахстана, это было бы значительно полезнее.
   — А каковы условия для предпринимателей в Белоруссии, которая, возможно, станет третьим участником таможенного союза?
   — Белоруссия нас интересует меньше всего с точки зрения организации производства. Там нет рыночной экономики.
   — Но там, наверное, есть активы, которые могут быть интересны для покупки.
   — Таможенный союз в этом не помощник, ни в каких его документах свобода инвестиций не оговаривается, там речь идет о свободе передвижения товаров. Все остальное зависит от политики белорусского правительства.
   — С Украиной, которая стала членом ВТО, в рамках таможенного союза мы не можем сотрудничать, а в рамках единого экономического пространства есть перспективы?
   — Я не вижу таких перспектив.
   — Вы встречались с вице-премьером Сергеем Тигипко. Каков настрой в украинском правительстве?
   — Там настроены на сотрудничество, но главное, что сказал господин Тигипко, это то, что Украина видит себя в упряжке Евросоюза. Выгодным, самым дешевым по издержкам партнером ЕС.
   — По вашей оценке, нам нужно присоединяться к ВТО втроем или по отдельности?
   — Если мы говорим об эффективности входа, то этот вопрос легче решить по отдельности. Решать его совместно — значит затянуть процесс еще на многие годы. Другой вопрос, нужно нам вообще вступать в ВТО?
   — Принято считать, что членство в ВТО — это возможность участвовать в выработке правил игры.
   — Кроме вопросов сельского хозяйства, которым занимается так называемая Кернская группа, я не вижу такой возможности. Что касается России, то преимущества от вступления в ВТО получат экспортеры — сырьевой бизнес, производители минеральных удобрений, зерна. Всем остальным от ВТО ни жарко, ни холодно — не будет новых проблем, но и преимуществ тоже не будет. Но я понимаю, что политически это важно: мы должны быть, как говорится, в единой семье народов. Поэтому движение к ВТО надо обозначить и идти в этом направлении.
   — Наднациональные органы, такие как таможенный союз, это способ сократить бюрократию или, напротив, угроза разрастания чиновничьего аппарата?
   — Бюрократия прирастает уже сейчас, как бы мы этого ни хотели избежать. Такое количество докумен-тов, которые готовят ведомства, требует отвлечения ог-ромного бюрократического ресурса. И сегодня Минэкономразвития, Федеральная таможенная служба и другие ведомства берут новых людей для подготовки целых томов бумаг.А далее потребуется аппарат для координации работы участников союза. Так что дополнительный бюрократический аппарат, конечно, создается.
   — Может, нам не стоило все это затевать? Вот Евросоюз сейчас показывает не лучший пример глубокой интеграции.
   — Не согласен, Евросоюз показывает очень положительный пример глубокой интеграции. Да, мы слышим много негативных новостей, но смотрите: проблемы решаются, все выживают, в том числе Греция. Если бы не было Евросоюза, из-за этого кризиса обанкротились бы 10-15 стран.
   — Есть шанс, что наше единое экономическое пространство, к которому мы движемся, тоже будет эффективным?
   — Если Россия хочет быть в центре мировой политики, то она должна опираться не только на себя, но и на ближайших сателлитов. Создание таможенного союза — политическое решение. Насколько мы можем себе это позволить, насколько для этого развита наша экономика — вот вопрос. Я считаю, что целесообразнее интеграция России, Украины, Белоруссии, Казахстана в рамках ЕС. Не вхождение в ЕС, а именно интеграция.
   — Это звучит, мягко говоря, слишком оптимистично.
   — Я вас уверяю, что, когда лет через десять ЕС будет реформирован и там сложится новая система взаимоотношений, так и будет. Это выгодно и нам, и ЕС. Они будут опираться на наше сырье, мы будем опираться на их технологии. Создание единого политического и экономического центра силы в рамках широкой Европы может стать одним из главных факторов, определяющих мировое развитие. В этом смысле создание таможенного союза, единого экономического пространства — это правильный шаг.
   

   СОЗДАНИЕ ТАМОЖЕННОГО СОЮЗА — ПОЛИТИЧЕСКОЕ РЕШЕНИЕ. НАСКОЛЬКО МЫ МОЖЕМ СЕБЕ ЭТО ПОЗВОЛИТЬ, НАСКОЛЬКО ДЛЯ ЭТОГО РАЗВИТА НАША ЭКОНОМИКА — ВОТ ВОПРОС.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK