Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Острова невезения"

Оффшорный этап в истории крупного российского предпринимательства неизбежно подходит к концу. Бизнес через оффшорные зоны уже давно небезопасен, а очень скоро станет еще и невыгодным, — считает известный предприниматель Андрей АНДРЕЕВ.Андрей Андреев: Оффшорные схемы никогда не были абсолютно надежным способом хранения и ведения бизнеса. Однако в последнее время к ненадежности добавляется еще и невыгодность.
Лично я знаю несколько случаев, когда у крупных российских предпринимателей на счетах в оффшорных банках зависали деньги на несколько месяцев, потому что банки не были уверены в чистоте их происхождения и не хотели делать переводы.
«Профиль»: Это то, что говорил Путин: замучаетесь пыль глотать, доказывая, что ваши деньги не грязные?
А.А.: Да, последние несколько лет борьбы западных стран с оффшорами завершились тем, что самые популярные оффшоры согласились содействовать налоговым властям при расследовании дел об уклонении от налогов и отмывании денег. И уже хотя бы поэтому здорово потеряли в привлекательности. Оффшоры приняли соответствующие поправки в свое законодательство и таким образом фактически отказались в дальнейшем сохранять банковскую тайну.
Также можно ждать, что уже в недалеком будущем изменения коснутся обмена информацией с налоговыми властями других стран. К примеру, Кипр (где, по моим данным, сосредоточено около 60% оффшорного капитала российского происхождения) уже с 1 января 2003 года теряет статус оффшорной зоны. С этого момента налог на доходы оффшорных компаний будет увеличен с 4,25% до 10%. Ожидается также, что Кипр увеличит и ставку НДС до 15%. То есть все будет здесь максимально приближено к Европейскому налоговому кодексу.
То же самое происходит и с рядом других оффшорных зон. Получается, что самые популярные у российских бизнесменов способы ведения бизнеса через иностранные счета фактически скоро будут неэффективны.
«П.»: С коммерческой составляющей вроде бы понятно. Но вы говорили, что ведение бизнеса через оффшоры еще и небезопасно.
А.А.: Я начну несколько издалека. Российские предприниматели получили возможность регистрировать компании в оффшорных зонах десять лет назад, когда борьба с оффшорами в мире уже началась. Одна из швейцарских компаний в 1991 году вышла на наш рынок с предложением об организации оффшорных компаний. При отсутствии понятных законов, разумных налогов и надежной правоохранительной системы в России условия, которые предлагали оффшорные схемы, были несравнимо надежнее и выгоднее.
Но в итоге российские предприниматели фактически сами стали жертвами той системы защиты прав собственности через оффшоры, которая первое время работала на них эффективно. Вместо того чтобы защищать капиталы от произвола и непомерно высоких налогов, оффшоры со временем стали хорошим способом для мошенников эти капиталы отнимать.
«П.»: А конкретнее?
А.А.: У меня, к сожалению, есть личный опыт, подтверждающий этот вывод. Вам, наверное, известно, что сейчас ведется уголовное дело о возвращении мне моей доли бизнеса в Автобанке, «Ингосстрахе» и ряде других компаний. Так вот именно специфические оффшорные условия облегчили незаконный отъем моей собственности.
«П.»: И в чем эта специфика?
А.А.: Отвечу вопросом на вопрос: в чем привлекательность оформления бизнеса в оффшорах? В том, что истинный владелец бизнеса остается в тени, отдавая акции своего предприятия в управление местной компании во главе с номинальным директором-киприотом. Местными же должны быть бухгалтеры и юристы. Но дело в том, что номинальные директора, юристы и бухгалтеры не несут никакой ответственности за то, что происходит в якобы их компании.
С моим бизнесом произошло следующее: адвокату были предоставлены бумаги с подделанными подписями о передаче акций в собственность третьему лицу. Что и было сделано. И вся тяжесть доказательства незаконности такой сделки лежит на подлинном владельце акций. Адвокат — подчеркну, по закону — имеет полную возможность самоустраниться безо всяких последствий для своей репутации и своего бизнеса.
«П.»: Извините, у вас тут несостыковка. С одной стороны, вы говорите, что реальный владелец акций может оставаться в тени. А с другой, можно не только легко установить его личность, но даже получить образец подписи. Как так?
А.А.: Секретность такой информации, равно как и банковских счетов в оффшорах (по крайней мере, на Кипре), как показал мой собственный опыт, — чистой воды фикция. Раскрытие информации идет как через самих кипрских адвокатов, так и через Россию — купить у нас, как вам известно, можно почти все.
Кстати, и кипрское правительство не будет сопротивляться открытию информации о вкладчиках в местных банках, если того потребуют обстоятельства.
«П.»: Надо понимать, что в таком случае бороться за возврат собственности ее владельцу бесполезно?
А.А.: Не бесполезно, но крайне затруднительно. Дело по иску в оффшорном арбитражном суде назначается не раньше, чем через полгода с момента подачи иска. А там масса способов затянуть рассмотрение дела. Сами понимаете, что в такой ситуации борьба собственника за свои права далеко не всегда может закончиться победой.
«П.»: Вы сказали, что Кипр сейчас уже начинает терять черты оффшора. И что это только начало. Кто следующий?
А.А.: Вообще оффшорам уже почти 50 лет. Сейчас на планете 68 безналоговых зон, через которые заключается почти половина всех сделок в мире. Но этому уже очень скоро придет конец.
Масштабная кампания правительств развитых европейских стран против оффшорных юрисдикций началась в 90-х годах.
Атака на оффшоры стартовала с создания черных списков, в которые вошли страны, не противостоящие отмыванию денег. В 1999 году появился черный список организации Международной организации по борьбе с отмыванием денег (FATF).
Четыре года активной борьбы завершились фактически закрытием оффшоров, которые расположены удобно территориально и где общий уровень развития экономики достаточно высок. Большая часть оффшоров, которые являются юрисдикциями европейских государств, выразили желание вступить в ЕС, что приведет в итоге к закрытию и этих зон.
Вне этого числа остаются оффшоры, которые не пользуются популярностью в силу территориального расположения или неразвитой политической и бизнес-структур. Но и они вскоре, уверен, вынуждены будут цивилизоваться.
«П.»: Откуда такая уверенность?
А.А.: После террористического акта в США 11 сентября 2001 года борьба с оффшорами получила дополнительное обоснование — правительства развитых стран вполне закономерно хотят прозрачности оффшорных банков, где могут находиться деньги террористических организаций.
И в рамках борьбы с терроризмом процесс ликвидации оффшоров ускорился. Конкретные примеры: буквально последние дни доживают в качестве оффшора Канары, поскольку Испания, которой эти острова принадлежат, подписала все требуемые Евросоюзом договоренности о борьбе с налоговой конкуренцией. А эти договоренности как раз и подразумевают ликвидацию налоговых льгот.
Другие мало у нас известные оффшорные зоны — Сент-Винсент и Гренадины — издали в 2001 году закон, который разрешает выдачу другим государствам обвиняемых в отмывании денег. Лихтенштейн также принял поправки к законам, которые свели на нет режим секретности банковских счетов. Примеры можно приводить до бесконечности. Так что в своем прежнем виде оффшорам осталось существовать очень недолго.

ИВАН ТИШИНСКИЙ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK