Наверх
21 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "От Лукавого"

Когда с Александром Лукашенко просто дружишь домами, как Борис Березовский во время его исполнительного секретарства в СНГ,— это одно. Другое — когда он становится твоим президентом. Вряд ли кто-то из ельцинского окружения всерьез хочет иметь в лице Лукашенко Ельцина в квадрате.Союз отверженных

Если подписание Договора об образовании Сообщества России и Белоруссии, состоявшееся 2 апреля 1996 года, накануне президентских выборов, проходило на Соборной площади Кремля под звон колоколов и дуденье фанфар, то нынешняя фиксация Договора о создании союзного государства выглядела совсем не помпезно. Российский премьер Владимир Путин, встретив относительно легитимного президента Белоруссии в аэропорту, всего-то и заявил журналистам, что намеченное подписание — вопрос политической и экономической целесообразности. А позже уже глава российского государства озадачил своего белорусского коллегу невнятной похвалой: дескать, рука у него, у Лукашенко, тяжелая и легкая одновременно. Ни того, ни другого, кстати, нельзя было сказать о самом Ельцине, долго и безрезультатно искавшем последнюю страницу своей заключительной речи. «Конец, что ли?» — так и не найдя оной, обратился президент РФ к своему окружению. И только после того, как подбежавший церемониймейстер помог справиться с листами, закончил: «Уверен, что наши действия по достоинству оценят наши потомки».
Оно, может, и так, тем более что чуть ли не день в день — 7 декабря ровно восемь лет назад — Борис Ельцин подписал Беловежские соглашения, приказавшие Советскому Союзу долго жить и отсоединившие от России все союзные республики, включая Белоруссию. Так что нынешний договор с Лукашенко от 8 декабря 1999 года можно рассматривать как самую длинную и эффектную «рокировочку» российского президента.
За восемь лет воды утекло немало — и вот уже демократ Ельцин объединяется с вполне тоталитарным Лукашенко, который этих самых демократов иначе как дерьмократами не называет и которого западные демократии президентом никакой страны не считают. Что до бывшего атлантиста Ельцина, то ему бывший друг Билл уже пригрозил не только отказать за Чечню в кредитах МВФ, но и, возможно, снизить, договорившись со странами ОПЕК, мировые цены на нефть. А бывший друг Борис в ответ напомнил аж из Пекина, что Россия — ядерная страна, и пообещал, что впредь диктовать, как жить, будет не Клинтон, а он, Ельцин, заодно с китайским лидером Цзян Цзэминем. Александра Лукашенко наш президент в компанию «диктовщиков» не взял — это было бы уже слишком. Так или иначе, союз двух отверженных пока на мази.
Политическая льгота

Что касается собственно подписания Договора о создании союзного государства, то Путин прав: это вопрос, скорее, целесообразности, чем юриспруденции и геополитики. Нынешний договор, по словам самого Лукашенко, лишь определяет, «как будет идти этот процесс». Что касается «процесса», то для того, чтобы он действительно пошел, в идеале нужна конституция, нужен еще один договор, уже непосредственно о союзном государстве. Впрочем, уже теперь Лукашенко есть чему радоваться.
Во-первых, сделан уверенный шаг по направлению к главному кушу — Московскому Кремлю. Во-вторых, поставлено хорошее препятствие разного рода попыткам закрутить российский денежный краник, из которого Лукашенко сосет давно и результативно.
Собеседник «Профиля» в правительстве РФ утверждает: «Главная подоплека вообще всех соглашений с Белоруссией — это таможенный союз, на котором делаются огромные деньги. Пока единственный реальный смысл всего этого сближения — создание большой политической крыши для таможенного союза? проще говоря, для денежной дырки, которая проходит через Белоруссию. У нас же единое таможенное пространство, и Лукашенко на этом хорошо наживается. Ведь любые льготы через год-два закрываются, а здесь найдена изумительная политическая «льгота» — сближение братских народов, которую закрыть невозможно».
Александру Лукашенко и прежде не отказывали в помощи. Например, начали строительство газопровода на Запад через Белоруссию, прежде всего для того, чтобы оставить Украине только треть газового транзита. Дело в том, что Украина просто в наглую ворует российский газ. Вдобавок налицо постоянный политический шантаж со стороны украинского президента Леонида Кучмы: он, чуть что не так, грозит перекрыть транзит нашего газа в Европу. Будет ли Лукашенко меньше воровать и шантажировать, сказать трудно, но поддержать белорусскую экономику Москва сочла необходимым. Хотя бы потому, что Москве необходим Лукашенко.
Ельцин в квадрате

Директор агентства прикладной и региональной политики Валерий Хомяков рассуждает: «Интеграцию с Белоруссией вытаскивают из сундука, как только в России ухудшается внутриполитическая обстановка. Тогда эта идея начинает материализоваться в некие подписания и пиаровские мероприятия. На самом деле не происходит ничего. Например, еще в середине весны Ельцин объявил: чтобы союз России и Белоруссии был абсолютно легитимным, надо летом провести по этому поводу референдум. Лето прошло, а референдум так и не состоялся. Значит, цель договора не юридическое оформление союза двух государств, а, во-первых, личные политические нужды Ельцина и, во-вторых, огромная белорусская собственность, которая пока не приватизирована, так что в Белоруссии есть чем поживиться нашим «олигархам».
Если это так, выходит, что Лукашенко решили пока прикормить, а заодно приучить к нему российскую политическую и финансовую элиту. К тому же под угрозой немедленного привода Лукашенко к власти (условия для этого можно узаконить в новом договоре или в союзной конституции и немедленно подписать) им можно размахивать как дубиной над головами разнообразной оппозиции — лужковской, зюгановской, немцовско-кириенковской, да и преемника Путина нелишне держать в напряжении, чтобы тот особо не светился.
Лично Борису Ельцину активизация российско-белорусского объединения тоже кое-что дает — и не только предполагаемое наднациональное президентство, но и сиюминутную выгоду.
Политолог Алексей Кара-Мурза говорит: «Ельцину, замкнувшему интеграцию на себя, это дает возможность как минимум иметь административный ресурс для контроля над ситуацией до президентских выборов. Слишком многие сейчас, видя увядающего президента, начинают искать, к кому бы прислониться, что для Бориса Николаевича по-любому плохо. Договор же позволяет до последнего оставаться фигурой номер один, в том числе по отношению к Владимиру Путину. Карты смешаны и сданы по-новому, и если до последнего времени козыри шли Путину, то сейчас все сели играть в другую игру, и в этой новой игре карта вернулась к Ельцину».
Свой расчет есть и у ельцинского окружения. Так называемой семье нужно сохраниться при власти и при деньгах. Запад им в этом деле не помощник — более того, по конфиденциальным сведениям из Кремля, до ушей наиболее одиозных фигур в кремлевской команде было донесено, что «за бугром» для них места нет. А значит, если не сложится с московскими преемниками и не получится с продлением агонии самого Ельцина, можно попробовать рискнуть и поставить на Лукашенко в надежде на его последующую благодарность.
Но это вариант дохловатый. Говорят, даже Бориса Березовского, состоящего в дружеских отношениях с Лукашенко, такая перспектива устраивает не очень.
Депутат Думы Владимир Лысенко: «Когда с Лукашенко просто дружишь домами, как Березовский во время его исполнительного секретарства в СНГ,— это одно. Другое — когда он становится твоим президентом. Вряд ли кто-то из ельцинского окружения всерьез хочет иметь Ельцина в квадрате. Председатель совхоза Лукашенко на российском троне — это будет величайшая комбинация всех времен и народов».
Но Березовский как раз и известен в политических кругах как «великий комбинатор». Предметом торга могут стать непаханые куски собственности на неприватизированной белорусской целине, коими Лукашенко должен будет поделиться с российскими «олигархами» за свое вознесение в Кремль. Но опять же это при условии, что Ельцин уходит, во что многим верится с трудом.
Чистый «совок»

Хотя кое-кому верится.
Депутат Думы Вячеслав Игрунов: «Это договор между Лукашенко и Ельциным, а совсем не между Россией и Белоруссией. Ельцин получает почетную пенсию — он уходит с ощущением того, что начал интеграцию. Лукашенко делает еще шаг по направлению к выходу на российскую политическую арену; его мечта — стать нашим президентом. Ничего больше за этим договором не стоит».
Валерий Хомяков не согласен: «Главная мечта Бориса Ельцина — чтобы в России и в Белоруссии сидели свои президенты, а он бы ими рулил. Пока этому мешает то, что по нынешнему договору союзное государство создается на договорной, а не на конституционной основе. Но потом сформированный союзный парламент вполне может вынести на референдум вопрос о формировании нового государства на базе конституции. А это уже серьезно».
Так или иначе, пока ясно лишь то, что новая ельцинская «загогулина» создает возможности для постановки самых разных политических спектаклей. И здесь уж кто кого переиграет. Если говорить о перспективе, то у Лукашенко главный козырь: ему 45 лет и он вполне может посидеть еще какое-то время в Минске, если какой-нибудь московский преемник окажется для Кремля приятным во всех отношениях. Если нет, то не исключено, что ельцинское окружение попробует подсунуть россиян под Лукашенко уже сейчас. Тем более что он, пользуясь терминологией Березовского, избираем, и избираем абсолютно. Хотя бы потому, что именно по такому молодцу ностальгируют десятки миллионов жителей РФ, которых либеральные реформы выбросили на обочину жизни.
Алексей Кара-Мурза полагает: «Лукашенко — это концентрированный вариант всего того оппозиционного, что было и есть. Все-таки и Лужков, и Примаков, и даже Зюганов — люди, прошедшие сильную обкатку за десять постсоветских лет в ельцинской России. Лукашенко же — чистый «совок».

ИНЕССА СЛАВУТИНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK