Наверх
7 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ОТ РЕДАКЦИИ"

Поэт в России, как известно, больше, чем поэт, а пожар больше, чем
пожар.    Поэт в России, как известно, больше, чем поэт, а пожар больше, чем пожар. У нас пожар (наводнение, ураган, взрыв метана в шахте, утопление атомной подводной лодки — нужное подчеркнуть) — это всегда политический кризис. Ведь для чего существует государство? Для защиты народа от внешних и внутренних опас-ностей. Правительство, существующее, напомню, на деньги налогоплательщиков, должно быстро и эффективно справляться с кризисными ситуациями. А еще лучше — предотвращать их или, по крайней мере, готовиться. Если же правительство не справляется, не предотвращает и не готовится, с ним надо что-то делать… Хорошо странам с давними демократическими традициями — там все просто. Сгорел, предположим, какой-нибудь мемориальный Шервудский лес имени Робина Гуда — лейбористов в отставку, консерваторов во власть. Или наоборот. А вот в странах с неразвитой демократией или вовсе без оной дела могут принять менее приятный оборот…
   21 июня 1547 года в Москве случился пожар, получивший впоследствии название «великий». Огонь бушевал 10 часов и уничтожил практически весь город. Сгорело 25 тысяч домов, погибло около 3 тысяч человек. В бедствиях народ обвинил Глинских — знатную боярскую семью, фактически правившую страной при молодом еще великом князе Иване IV. А кого еще было обвинять? Если вся власть у власти (простите за тавтологию), то ей и отвечать. 26 июня началось восстание, сопровождавшееся разгромом уцелевших боярских дворов и убийствами представителей аристократии. 27-28 июня Москва, по сути, оказалась в руках посадских людей, которые, по свидетельству некоторых историков, «пытались даже создать какое-то свое управление городом». 29 июня бунтовщики явились в село Воробьево, где укрылся великий князь (тогдашняя Рублевка!), и потребовали выдачи оставшихся в живых Глинских. Дело вообще могло кончиться цареубийством и учреждением парламента (Великий Новгород с его вече был еще памятен), но обошлось… Тем не менее события тех дней царь Иван Грозный запомнил на всю жизнь. Впоследствии он писал: «Вниде страх в душу мою и трепет в кости мои и смирился дух мой». Интересно, испытали что-нибудь подобное члены федерального правительства или руководители регионов? Хорошо бы.
   P.S. Кстати, одновременно с московским восстанием произошел еще ряд выступлений в некоторых других русских городах. Причинами их были неурожай, повышение налогов и злоупотребления администрации. Ох, что-то это мне напоминает.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK