Наверх
7 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "От редакции"

Всякий раз, когда очередной смертник взрывает бомбу в вагоне метро (в
автобусе, в самолете, на вокзале, на рынке, в аэропорту — нужное
подчеркнуть), мы начинаем спорить о том, как прекратить этот кошмар.   Всякий раз, когда очередной смертник взрывает бомбу в вагоне метро (в автобусе, в самолете, на вокзале, на рынке, в аэропорту — нужное подчеркнуть), мы начинаем спорить о том, как прекратить этот кошмар. Предлагают разное: металлоискатели, газоанализаторы, милицейские усиления, долгие тюремные сроки, внедрение агентов, спецоперации в горах… Не предлагают одного — переговоров. Знаю, эта мысль будет приживаться в России с большим трудом. Вот премьер Владимир Путин после взрыва в «Домодедово» заявил: «Попытки переговоров с террористами и экстремистами в начале 1990-х годов привели нас к первой и второй чеченским войнам». Но давайте сравним два исторических периода — время «переговоров с террористами» и время «непереговоров». И посмотрим, в какой из них простой российский обыватель мог чувствовать себя в большей безопасности. Итак, первый период: 30 августа 1996 года (Хасавюртовское соглашение) — 7 августа 1999 года (начало второй чеченской кампании). После Хасавюрта случилось вот что: 18 ноября 1996 года — взрыв дома в Каспийске, 67 убитых; 18 декабря 1996 года — взрыв в вагоне метро в Петербурге, жертв нет; 27 июня 1997 го-да — взрыв в поезде «Юность» Москва-Петербург, 5 убитых; 8 июля 1997 года — взрыв фугаса в Хасавюртовском районе Дагестана, 9 убитых; 29 октября 1997 го-да — взрыв в офицерском общежитии в Буйнакске, жертв нет… А дальше — почти тишина. На протяжении 1998-го и в начале 1999-го в России не было крупных терактов с большим количеством жертв. Тишину нарушил взрыв на рынке во Владикавказе 21 марта 1999 года, 52 убитых. А потом началось восстановление конституционного порядка в Чечне. И понеслось… 4 сентября 1999 года — взорван дом в Буйнакске, 61 убитый; 9 сентября — дом в Москве на Гурьяновской, 94 убитых; 13 сентября — дом на Каширском шоссе, 121 убитый; 16 сентября — дом в Волгодонске, 18 убитых; 8 августа 2000 года — взрыв на Пушкинской, 13 убитых… А дальше — Дубровка, Беслан, нападение на Назрань и Нальчик, подрывы двух самолетов в воздухе, взрывы в московском метро, наконец, «Домодедово». Так когда было страшнее и кровавее? Когда «переговоры» или когда «непереговоры»?
   «Ни одна уважающая себя страна в мире не идет по этому пути», — утверждает премьер. Неправда. Великобритания — очень уважающая себя страна, но вступила-таки в переговоры с ИРА. Израиль, тоже уважающая себя страна, долгие годы не считал палестинцев за людей. Считал за террористов. И переговоров никаких не вел. Теперь ведет, хоть и с перерывами… Так что «есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам». А ведь сегодня вопрос не в том, будет новый теракт или не будет. Вопрос только в том, когда он будет… Так почему бы не попробовать поговорить? Политическое урегулирование — звучит неплохо.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK