Наверх
11 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "От «Солидарности» до «нормальности»"

В Польше завершился первый тур президентских выборов. Ни один из 12 кандидатов не набрал необходимых 40% от общего числа проголосовавших. Однако, как и обещали прогнозы, финалистами стали либерал Дональд Туск, получивший 35%, националист Лех Качиньский (32%) и левый популист Анджей Леппер (15%). 23 октября Польшу ждет второй тур. За атмосферой избирательной кампании в Варшаве и Кракове наблюдал наш корреспондент.Президентом может стать каждый
   Писатель Виктор Ерофеев, полонист с эпатажем, однажды в эссе «Будь я поляком…» сказал то ли в шутку, то ли всерьез, что «в Польше каждый простой человек может стать президентом». И оказался прав. Оба главных кандидата в президенты на выборах-2005 производят впечатление самых заурядных личностей. В них нет харизмы, свойственной их трем предшественникам — Ярузельскому, Валенсе и Квасьневскому.

   После первого тура выборов (прошел 9 октября) лидируют двое — известный своими громкими речами мэр Варшавы Лех Качиньский — «Брат-2» (из двух братьев-близнецов, возглавивших победивший на недавних парламентских выборах блок) и Дональд Туск, мало кому известный политик с Балтийского побережья, доросший до должности вице-маршала сейма от партии «Гражданская платформа» (Platforma Obywatelska). Поляки его знали мало: «Работящий, серьезный парень из Гданьска. Выходец из «Солидарности». Американозвучащее имя объясняется тем, что Туск принадлежит к одному из немногих польских национальных меньшинств — кашубам. И Туск, и Качиньский были активистами «Солидарности», но принадлежали к разным ее крыльям. Туск — либерал, в детстве сначала говорил по-немецки, а не по-польски. Его противники хотели было в рамках черного пиара изобразить его в гитлеровском мундире, но передумали.

   Качиньский, как и его брат, — национал-христианин (что означает — правый католик). И Туск, и Качиньский мало известны за рубежом. Международный опыт всегда был свойствен социал-демократам, но, может быть, именно это оказалось одной из причин, приведших к недоверию избирателей по отношению к ним. В своих речах Качиньский не раз говорил, что «Польше нужен президент, отстаивающий интересы поляков, а не иностранных держав». И судя по всему, его слова нашли поддержку в обществе.

Фобии и ксенофобии
   Польский национализм вообще серьезный фактор политической жизни. На прошедших в сентябре парламентских выборах усилили свои позиции экстремисты.

   В субботу накануне выборов, когда на вокзале Варшава-Восточная я сел в такси, то получил от водителя пятиминутную политинформацию о расстановке сил в президентской гонке. «Голосовать надо, но за кого? Выбирать меньшее зло. Качиньские — болтуны, которые сами ничего не сделали. До сих пор с мамой живут и даже семьи нормальной не создали. Туск вроде хороший парень, но за ним стоит эта еврейка Ханна Гронкевич-Вальц (бывший председатель польского Центрального банка)», — объяснил мне таксист. «Да, — подумал я, — несмотря на все разговоры о модернизации общества, польско-еврейском примирении, моде на еврейскую культуру и огромное количество ресторанов еврейской кухни, вечная составляющая и больная тема польской политической жизни — антисемитизм — никуда не делась». Конечно, судить по одному случайному высказыванию — слишком поверхностно, но за язык-то я его не тянул.

   Несколько позже я услышал от людей весьма образованных, что многие социал-демократы — потомки тех людей, которые устанавливали в Польше коммунизм, а теперь пытаются уйти от ответственности. В частности, настоящая фамилия кандидата в президенты от социал-демократов Боровского якобы Берман и он потомок Якуба Бермана, известного и жестокого сподвижника Болеслава Берута — сталинского наместника в Польше. В последнем номере польского «Ньюсуика» жестко атакуют легендарного героя борьбы с коммунизмом, диссидента и историка Адама Михника. Речь о том, что объявленный в 90-е годы Михником призыв не сводить счеты и не наказывать бывших коммунистов оказался пагубным для польского общества и способствовал тому, что после «круглого стола» и создания в 1989 году так называемого договорного сейма посткоммунисты захватили руководящие посты в экономике.

   Эта тема стала важной составной частью кампании. Как объяснил Влодзимеж Глодовский, профессор Института журналистики и политических наук Варшавского университета, «Качиньский в роли президента возьмется за людей из прошлого, доминирующих в бизнесе, и попытается их изгнать. Туск ничего менять не будет». Излагая свою президентскую программу, Туск заявил, что при нем «Польшей будут управлять люди ответственные, а не авантюристы и радикалы». Правда, несколько позже он, полемизируя с Качиньским, заявил, что «хочет быть президентом, который не станет никого исключать». Туск обещал, что «в рамках самоограничения власти» переведет администрацию президента из дворца на улице Краковское Предместье в меньший — Бельведер. Он также заявил, что Польша выделяет денег на содержание президента больше, чем Франция, несмотря на то, что полномочия Ширака значительно шире. Еще он намерен ликвидировать верхнюю палату парламента — сенат, отменить депутатскую неприкосновенность для членов сейма, нарушивших закон. Если судить только по этим предложениям, которые поляки характеризуют как «намерение ничего не менять», то можно только вообразить масштабы задуманного Качиньским.

Антирусская карта
   Про таких политиков, как Лех и Ярослав Качиньские, обычно говорят, что «их трудно заподозрить в симпатиях к России». Достаточно сказать, что маргинальная газетенка «Наша Польша», издаваемая движением братьев Качиньских «Право и справедливость» (Prawo i sprawedliwosc), опубликовала недавно поименный список всех высокопоставленных польских дипломатов — выпускников МГИМО как потенциальных русских агентов. Список, кстати, весьма длинный. Дональд Туск ведет себя иначе, заявляя, что «хочет строить отношения с Германией и Россией без ненужного радикализма». Естественно, он за союз с США, чем не отличается от братьев Качиньских.

   Взгляды Качиньских — воплощение польского консервативного национализма. Британская «Гардиан» видит это так: «Братья — гордые поляки и католики, любят право и порядок, не любят гомосексуалистов, абортов, русских, немцев, коммунистов, псевдоболельщиков, нечестных бизнесменов и коррумпированных политиков. Польские консерваторы ищут конфликтов с Россией и хотят максимально расширить пропасть между ЕС и Россией».

   Правда, не стоит забывать, что, во-первых, Польша — страна Евросоюза с определенными обязательствами, что будет важным фактором в сдерживании любого радикализма. Во-вторых, по данным социологического опроса, обнародованным еженедельником «Политика» и оказавшимся неожиданными для самих социологов, 60% поляков довольны своей жизнью. Если это так, значит, Польша приблизилась к тому, что президент Валенса называл нормальностью. Это же в значительной степени объясняет, почему явка избирателей и на парламентских (40%), и на президентских выборах (49%) была такой низкой. Ведь граждане сытые мало интересуются политикой, а недовольное и, соответственно, наиболее активное в политическом отношении меньшинство стремится привести своих людей в законодательную власть, в парламент и рьяно борется за самую важную должность в государстве.

   Накануне второго тура президентских выборов наиболее интересным остается вопрос, как поведут себя избиратели кандидатов, получивших третье (Леппер) и четвертое (Боровский) места. В этой связи победа Туска не кажется предопределенной. Анджей Леппер — глава партии «Самооборона», известный своими бунтовщическими настроениями против ЕС и сильно напоминающий своей ловкой демагогией Владимира Вольфовича, первым делом заявил, что во втором туре не поддержит никого. «Они — не я, кандидат простых людей. Они уже правили Польшей и представляют элиту, либералов и олигархов».

   Во втором туре избиратели социал-демократа Боровского могут отдать голоса за Туска. Но для этого, как пишет обозреватель «Газеты выборчей» Ярослав Курский, «Туск должен публично придавить жабу люстраций и антикоммунистических чисток». Электорат Леппера антилиберален и, скорее всего, перейдет к Качиньскому, если вообще пойдет голосовать.

   Что касается активности избирателей, то призывы голосовать нынче звучат даже от представителей Римско-католической церкви. На такие призывы один профессор-кардиолог, к которому обратилось краковское телевидение после того, как он проголосовал, заметил: «Самый лучший способ заставить поляков проголосовать — это запретить выборы».

   Кто бы из кандидатов ни победил, их действия могут быть серьезно скорректированы реальностью президентского кресла, особенно в отношении России. Ведь и президент Буш начал с того, что выслал 60 российских дипломатов, а сейчас личные отношения двух президентов доминируют даже над такими деталями, как демократические преобразования. Как говорил один мой покойный друг, долгое время следивший за политическими процессами в бывших соцстранах: «Одно дело, когда ты шумишь на выборах, и другое, когда у тебя 10 телефонов на столе, селекторная связь и потолок высотой в пять метров».

О будущем Квасьневского
   России не следует обижаться на уходящего президента Квасьневского. Многие из его высказываний и действий в последнее время трактовались Россией как антинаши. Но на польской политической сцене он был самым умеренным политиком в отношении России. И в ближайшем будущем это станет особенно очевидно. Не так давно президент Путин оценил поступки и высказывания Квасьневского в отношении России и Украины и его роль в «оранжевой революции» как создание почвы для «получения должности в международной организации». Действительно, Квасьневский хочет стать новым генсеком ООН. Россия может легко это стремление заблокировать и, скорее всего, так и сделает. Однако именно он не без основания называл себя последним свободно говорящим по-русски президентом Польши. Просто он всегда смотрел на Россию с сугубо польских, трезвых, а не наивно-идеалистических позиций, хотя и с симпатией, но со знанием и пониманием реальной природы российского общества. Между прочим, свойственным всем реалистически мыслящим польским социал-демократам. Квасьневский хотел, чтобы Польша подружилась и примирилась с Россией. Но у него это не получилось.

   Несмотря на то, что Квасьневский вынужден был прислушиваться к оголтелым голосам в польском обществе, он прилетел в Москву на празднование юбилея Победы и привез с собой любимого россиянами Ярузельского, за что польского президента костерили на родине почем зря.

   В дни выборов польские женские журналы публикуют много материалов о Иоланте Квасьневской — бывшей первой даме, которой когда-то прочили дорогу в президенты. В списке жен президентов, начиная с Болеслава Берута, Иоланта, конечно, самая красивая и элегантная. В еженедельнике «Добрые советы», украшенном на первой странице ее фотографией, она прямо говорит: «Не жалею ни о чем за 10 лет, проведенных в президентском дворце». Может ли то же самое сказать ее супруг?

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK