Наверх
5 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "От Толстого до Бен Ладена"

«Профиль» представляет 10 книжных премьер уходящего года.   
   ЛУЧШАЯ ДЕЛОВАЯ КНИГА
   Манифест активного антитрудоголизма. К четырем часам, эффектно вынесенным в название, добавлен подзаголовок «и при этом не торчать в офисе от звонка до звонка, жить где угодно и богатеть». Звучит утопично, но книга стала мировым бестселлером, переведена на 35 языков. Феррис имеет десятки тысяч последователей, и его регулярно приглашают читать курс предпринимательства в Принстоне. Главное условие антитрудоголизма — кардинальная перемена мировоззрения, что вкалывать по-черному, жертвовать здоровьем, отдыхом, удовольствиями — непременная добродетель делового человека и залог финансовой стабильности. Свою модель Феррис называет «новым дизайном жизни», она опирается на аутсорсинг и новейшие компьютерные технологии, дающие возможность работать в любой части планеты.
   
   ЛУЧШИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ПИАР ГОДА
   В принципе, ни Фрай, ни Уайльд в рекламе не нуждаются. У обоих с известностью все в порядке. И сочетание двух этих имен на одной обложке непременно вызовет у читателя интерес. Стивен Фрай — эрудит, эстет, интеллектуал, обладатель чуть ли не официального звания носителя эталонного английского духа, сам почти Уайльд (сыграл знаменитого писателя в кино). Живи они в одно время, наверняка соперничали бы в СМИ и на светских тусовках. Пару лет назад Фрай записал аудио-книгу с несколькими произведениями Уайльда. Всем понравилось. После этого возникла идея бумажного проекта — каждая сказка открывается предисловием Фрая. Автор чрезвычайно тактичен, комментирует написанное более века назад весьма сдержанно, легкими штрихами создает настроение, а порой открывает новые грани давно знакомых текстов.
   
   ЛУЧШИЙ РОМАН ГОДА
   «Большой роман» — и по широте замысла, и по масштабу действия, и по объему. Вторая премия «Большой книги» тому подтверждение. Все сюжетные линии объединяет Каспий — единственное море, на берегах которого сошлись все основные мировые религии: русское православие, ислам, калмыцкий буддизм, персидский иудаизм. Герой вырос в этих краях, и, став человеком мира, стремится вернуться туда, где прошло детство, полное солнца, моря, сердечных привязанностей. Возвращение в потерянный рай переворачивает жизнь. В романе всего много — Апшерон, Москва, Америка, Израиль, Велимир Хлебников, бен Ладен, соколиная охота и нефть, геология и метафизика, суфийские практики.
   
   САМАЯ АКТУАЛЬНАЯ НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ КНИГА ГОДА
   Каждая книга Докинза, крупного британского биолога, автора теории мемов и популяризатора науки, вызывает фурор. Так было и с бестселлером «Бог как иллюзия», вызвавшим бурные дискуссии атеистов и верующих, и с давним «Эгоистичным геном», перевернувшим представление о векторе эволюции. Написанное тридцать лет спустя продолжение снова в центре внимания: ведь сейчас мир готов к вмешательству в механизм наследственности. «Расширенный фенотип» уже сравнивают с «Происхождением видов» Дарвина. Как говорит автор, его книга — «субъективный взгляд на эволюцию жизни, в особенности на логику естественного отбора и на тот уровень в иерархии живого, на котором естественный отбор, собственно говоря, действует».
   
   ЛУЧШАЯ ЛИТЕРАТУРНАЯ БИОГРАФИЯ ГОДА
   Толстой ушел, а осадок остался. И тайна — куда, к кому, от чего? А если шире — в чем причина глубочайшего внутреннего конфликта великого русского писателя, приведшего к этому странному поступку? В книге предлагается много ответов. Павел Басинский не пересказывает чужие версии и толкования. Взяв за отправную точку холодную октябрьскую ночь 1910 года, когда Лев Николаевич втайне от жены покинул Ясную Поляну, автор выстраивает драматическую историю жизни своего героя, полную страстей, терзаний, разочарований и противоречий. Получается напряженное расследование, где увеличительным стеклом служат подлинные документы, вместо улик — газетные статьи и телеграммы, а показания свидетелей — воспоминания участников событий. При этом жертвы и подозреваемые часто меняются местами. Как и в каждой высокой трагедии, жалко всех.
   
   САМАЯ ОЖИДАЕМАЯ КНИГА ГОДА
   Третий год подряд ближе к зиме появляется свежий Пелевин. Стратегия по отношению к известному литературному бренду странная, неужели если пауза будет дольше двенадцати месяцев, автора забудут или станут меньше покупать?.. Единственное оправдание — так реализуется уникальная способность Пелевина ловить тренды чуть ли не в момент зарождения. Теперь это фантасмагорический фарс из политики, экономики и эзотерики под ироническим или даже саркастическим соусом. Чего хочет публика от Пелевина? Эпохального. Чего хотят издатели? Тиражей. Второе получается, первое — не всегда. Фанаты назовут книгу и автора гениальными. Остальные пробегут глазами, усмехнутся десяток раз и остынут до следующего года.
   
   САМЫЙ ЯРКИЙ ДЕТСКИЙ ПРОЕКТ ГОДА
   Англичане любят рассказывать историю о том, как живший на рубеже XVIII — XIX веков правитель Персии Фетх Али-шах, прочитав все подаренные ему тома Britannica, включил в свой и без того витиеватый титул фразу «владыка и повелитель Британской энциклопедии». Теперь «владыкой и повелителем» может стать любой ребенок от семи до одиннадцати. Впервые на русском языке выпущена Britannica для детей. В подготовке нашей «Британники» принимали участие серьезные российские специалисты. Шестнадцать оригинальных томов собраны в четыре полноценных тома, охватывающие все области знания. «Растения. Животные» и «Космос. Земля. Наука. Техника» уже вышли. «Страны. Народы» и «Литература. Искусство» появятся весной.
   
   ЛУЧШИЕ МЕМУАРЫ ГОДА
   Интимная история жизни знаменитого актера и режиссера, написанная им самим. Интимная не из-за пикантных подробностей, а благодаря предельной откровенности чувств и мыслей. Эти дневники в принципе не предназначались для публикации (редактору за безупречную подготовку текста можно памятник ставить). С их помощью Ролан Быков переживал разочарования, предательства, удары судьбы, житейские радости, творческие прорывы. Очевидно, что записи были инструментом тонкой внутренней работы, своего рода психоанализом, порой болезненным, порой беспощадным. Поэтому в них нет ни пафоса, ни позы, ни самолюбования — высокая интеллектуальная рефлексия в чистом виде. Подобным человеческим опытом грех не воспользоваться. Кредо мастера — быть честным, не изменять себе, всегда ставить высочайшую планку.
   
   ЛУЧШАЯ КНИГА ПО ИСКУССТВУ
   Лувр, Эрмитаж, Прадо, Уффици, Дрезденская галерея… Каждому из этих музеев посвящены десятки изданий. А вот полноценного издания о Мюнхенской пинакотеке на нашем рынке до последнего времени не было. Теперь справедливость восстановлена. «Пинакотека» означает «хранилище картин»: это имя дал музею баварский король Людвиг I. Он был тонким знатоком и большим ценителем прекрасного, поэтому создал идеальное обрамление шедеврам, собранным предшественниками. В книге представлены самые примечательные живописные полотна коллекции — Кранах, Брейгель, Дюрер, Босх, Рембрандт, Тициан, Эль Греко и Боттичелли.
   
   САМЫЙ АМБИЦИОЗНЫЙ ПРОЕКТ ГОДА
   Отечественная классика: перезагрузка. Ради того, чтобы вернуть интерес к хрестоматийным именам, создатели проекта предложили написать о классиках современным российским литераторам. О писателях и поэтах — Грибоедове, Пушкине, Лермонтове, Чехове, Бунине, Горьком, Платонове — в свободной форме размышляют Людмила Петрушевская, Андрей Битов, Александр Кабаков и другие. Не во всех случаях перезагрузка прошла удачно. Самые точные попадания у Александра Терехова, написавшего о Солженицыне с уважением, но без пафоса и пиетета, и Андрея Рубанова, автора блестящего эссе о Шаламове.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK