Наверх
15 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Отца за сына"

Конфликт между Следственным комитетом и Генпрокуратурой едва ли завершится громкими судебными процессами, но может поставить крест на карьере Генерального прокурора.   На прошлой неделе президент Дмитрий Медведев встретился с главой Следственного комитета России (СКР) Александром Бастрыкиным и Генеральным прокурором Юрием Чайкой. Встреча эта не стояла в расписании главы государства, что выдавало в ней событие чрезвычайное. И это объяснимо: конфликт между ведомствами, вспыхнувший после того, как СКР начал раскручивать дело о прокурорской «крыше» подпольного игорного бизнеса, обострился до предела. В лобовом столкновении «следаков» и прокуроров никто не хочет уступать. СКР объявил, что на допрос по делу о незаконном игорном бизнесе в Подмосковье будет вызван сын Генпрокурора Юрия Чайки предприниматель Артем Чайка. По версии следствия, доверенные люди Чайки-младшего причастны к коррупционным связям подмосковных прокуроров и Ивана Назарова, организовавшего сеть подпольных казино. Прокуратура, в свою очередь, повторно закрыла дело, где фигурировал сын Генпрокурора. При этом эксперты «Профиля» полагают, что противостояние будет только обостряться. Скоро истекают полномочия Генпрокурора, и вокруг этого поста развернется нешуточная борьба. Собственно, она уже идет.
   
ОСТОРОЖНО, ДЕЛО ЗАКРЫВАЕТСЯ!  
Как рассказала «Профилю» официальный представитель Главного следственного управления СК РФ по Московской области Ирина Гуменная, показания, в которых фигурировало имя Артема Чайки, были оглашены 29 марта в Серпуховском городском суде при рассмотрении жалобы главы Серпуховского района Александра Шестуна на отмену постановления о возбуждении в отношении Ивана Назарова уголовного дела о вымогательстве. По версии следствия, летом 2009 года Иван Назаров, будучи в дружеских отношениях с сотрудниками прокуратуры Московской области, узнал от них о проведении проверки в отношении главы Серпуховского района. За прекращение проверки Назаров потребовал от Шестуна $2 млн и назначения «своих» людей на руководящие должности в МУП «Серпуховские недра».
   СКР возбудил дело против Назарова 22 марта, но уже на следующий день Мособлпрокуратура дело закрыла. При этом, выступая в суде, представитель прокуратуры признал, что Назаров действительно требовал у Шестуна деньги за прекращение проверки, и даже допустил, что действовал он в интересах первого зампрокурора Московской области Александра Игнатенко и начальника управления областной прокуратуры Дмитрия Урумова. Однако в прокуратуре посчитали, что Назаров добровольно отказался от совершения преступления, а потому не подлежит уголовной ответственности.
   Обжалуя это решение, Александр Шестун заявил, что от своих намерений Назаров отказался лишь из-за ареста сотрудника Генпрокуратуры Сергея Абросимова, который также вымогал у него 5 млн рублей. Суд признал постановление прокурора о закрытии дела незаконным. Возможно, что главным аргументом в пользу такого решения стали показания засекреченного свидетеля под псевдонимом Николаев. Как заявили «Профилю» в СКР, настоящее имя Николаева и его внешность следствие держит в тайне из соображений безопасности. Из его показаний следует, что между Назаровым и областными прокурорами действительно существовали устойчивые коррупционные связи, а роль координаторов в этом «бизнесе» выполняли люди предпринимателя Артема Чайки.
   Впрочем, уже через день, 31 марта, дело снова закрыли по постановлению зампрокурора Московской области Рюмшина. Такая же судьба была уготовлена всем уголовным делам по фактам коррупции в подмосковной прокуратуре. Так, например, было с делами в отношении Александра Игнатенко, Дмитрия Урумова, а также ногинского прокурора Владимира Глебова и прокурора Клина Эдуарда Каплуна. Хотя в ходе допросов помощники Назарова Алла Гусева и Иван Волков рассказали, что прокуроры якобы ежемесячно получали от $30 тыс. до $90 тыс. за покровительство. Все эти дела закрыл своим постановлением лично заместитель Генпрокурора Виктор Гринь.
   Как рассказали «Профилю» в СКР, за время расследования дела об игорном бизнесе в Подмосковье прокуратура закрыла восемь уголовных дел, в которых так или иначе фигурировали сотрудники подмосковной прокуратуры. По этой причине следователям не удалось провести обыски, аресты и закрепить важные для следствия показания. В беседе с корреспондентом «Профиля» представитель СКР пояснил, что у следствия есть единственный шанс продолжить расследование, обжаловав у Генпрокурора решение его заместителя. Соответствующий документ уже отправлен в Ген-прокуратуру, но в случае отрицательного решения расследование в отношении прокуроров будет полностью прекращено. Оспаривать решение Генпрокурора следствие не может.
   
ГЕНПРОКУРОРЫ НАЙДУТСЯ  
С самого начала стало понятно, что игорное дело оказалось весьма чувствительным для прокуратуры. Вскоре после ареста Ивана Назарова начальник Главного управления Генпрокуратуры по надзору за следствием Андрей Некрасов заявил, что подозрения СКР о связи Назарова с должностными лицами областной прокуратуры являются глумлением над Конституцией. Пожалуй, впервые за долгую историю Генеральной прокуратуры СССР-РФ ее ответственный сотрудник усмотрел в действиях следствия угрозу Конституции.
   В беседе с корреспондентом «Профиля» политолог Станислав Белковский заявил, что, судя по тому, как раскручивается эта прокурорская история, становится очевидно, что цель этого расследования — выйти на сыновей Генпрокурора и установить связь между Артемом Чайкой и Назаровым. «А точнее, доказать, что Назаров был дилером услуг Артема Чайки, а фактически дилером услуг Чайки-старшего, которые тот предоставлял через своего сына», — пояснил политолог.
   По мнению Станислава Белковского, столь масштабное расследование не случайно началось сейчас. В июне этого года у Юрия Чайки истекает пятилетний срок полномочий, и президент Медведев должен либо внести его кандидатуру на второй срок, либо назначить другого Генпрокурора. «У президента, как известно, имеются однокурсники, грамотные юристы, которые пользуются его доверием и не отказались бы от такого поста, — считает Белковский. — Например, начальник его контрольного управления Константин Чуйченко, министр юстиции Александр Коновалов или полпред в Уральском федеральном округе Николай Винниченко. Чем ближе к июню, тем острее будет эта аппаратная борьба, и тем жестче сопротивление Генпрокуратуры».
   Можно предположить, что президент постарается сохранить статус-кво, но его симпатии, как главного борца с коррупцией, будут в этом конфликте не на стороне Генпрокурора. Слишком много скандальных обвинений выдвину-то в адрес прокурорских работников. К тому же события последнего времени показывают, что президент больше расположен к ведомству Бастрыкина. Ведь именно при Медведеве СКР отделился от Генпрокуратуры. А когда прокурорский скандал только набирал обороты и в прессу поступали все новые порции компромата, президент взял паузу и вмешался только после того, как Андрей Некрасов собрал в Генпрокуратуре пресс-конференцию и сделал свои громкие заявления о глумлении над Конституцией.
   На стороне же Генпрокурора сильных игроков пока не видно. По мнению Станислава Белковского, в 2006 году выдвижение Юрия Чайки как компромиссной фигуры, пришедшей на смену Владимиру Устинову, поддерживала группа влиятельных людей во главе с Романом Абрамовичем. «Они, наверное, могли бы поддержать Чайку, но их вполне устроит и президентский однокурсник», — считает политолог. Возможно, скандал разрешится без громких судебных процессов, но кадровые решения в Генпрокуратуре явно назревают.
   

   ПРОИСШЕСТВИЕ
   ВЫМОГАТЕЛИ В МАШИНЕ
   В марте 1999 года в машине сына Генпрокурора Артема Чайки задержали двух вымогателей. По доверенности, выданной владельцем, автомобилем управлял житель Ингушетии Ибрагим Евлоев. При обыске в салоне нашли оружие, наркотики и спецталон «без права досмотра», оформленный на имя Юрия Чайки. История получила широкую огласку, и в июле 1999 года Юрий Чайка (в тот момент — и.о. Генпрокурора) написал заявление об отставке. Только после этого было вынесено обвинительное заключение, и дело вымогателей направили в суд. Вскоре после этого Юрий Чайка был назначен министром юстиции. Вымогателей приговорили к шести годам колонии, а наличие у них спецталона на имя и.о. Генпрокурора и доверенности от его сына так и осталось без правовой оценки.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK