Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Отдай и спи спокойно"

Пересмотр итогов приватизации, если таковой все же случится, будет означать не торжество новой экономической политики Путина, а, напротив, ее полный провал.Показательная жесткость, которую власть демонстрирует в последнее время по отношению к бизнес-сообществам в целом и отдельным его представителям в частности, получила однозначное и внятное объяснение. В переложении на язык одного из путинских афоризмов это объяснение звучит так: мухи, то есть бизнес, отдельно, котлеты, сиречь политика, отдельно. Смешение жанров отныне запрещается.
Однако ряд тезисов, озвученных российским президентом в ходе недавнего зарубежного турне, говорит о том, что «не лезьте в политику» — далеко не единственный сигнал, который власть посредством дела ЮКОСа хочет довести до бизнеса. Похоже, власть стремится заявить о том, что государство отныне, во-первых, будет единственным автором правил игры в экономике, а во-вторых, следить за их выполнением оно станет очень строго.
Справедливости ради надо сказать, что особой новизны сей посыл не содержит — государство как регулятор было одним из излюбленных лозунгов либерал-реформаторов. Но у них лозунгом все как-то и ограничивалось. То надо было завоевывать нейтралитет «красных директоров» — получите привилегии. То накачивать ельцинский рейтинг перед президентскими выборами при помощи ресурсов, отданных олигархам, — еще раз привилегии. Далее по списку…
В результате исключения (привилегии конкретным предприятиям, бизнесменам и даже отраслям) вытеснили правила и никакого государства-регулятора не получилось. Более того, получилось обратное: не власть устанавливала размер поборов для бизнеса, а бизнес великодушно соглашался помочь в совсем уж отчаянные для власти моменты (тем, кто не помнит: по одну сторону стола — глава «Газпрома» Рем Иванович Вяхирев, по другую — налоговый министр Александр Починок, упрашивающий своего визави ну хоть еще немножко поделиться с бюджетом: «Поймите-с, нужно что-то подкинуть пенсионерам. Неловко, конечно, но вы, уж пожалуйста, войдите в положение»).
Деньги на бочку

Силовое переламывание подобного унизительного положения (приветливо распахнутая перед Ходорковским дверь тюремной камеры — не новый виток этой силовой составляющей политики Путина, а лишь самое последнее ее проявление) — так вот, переламывание ситуации шло и по другому направлению. Уменьшения количества привилегий. Снижения налоговой нагрузки. Активных консультаций с бизнесом. Кодификации законодательства. Иными словами, шла подготовка к реализации на практике принципа «государство — автор экономических правил игры».
Дело ЮКОСа показывает, что такую подготовку власть в общем и целом считает законченной. Силовой ресурс и правовая база для обеспечения верховенства в регулировании экономических процессов у государства уже есть. На очереди, судя по всему, другая задача — финансовое обеспечение этой новой роли.
Думается, далеко не случайно в последнее время активно муссируется тема нефтяной ренты, то есть необходимость изъятия у нефтяников сверхдоходов. И вряд ли случайно как пример нарушения законов по делу ЮКОСа Путин привел уклонение от уплаты налогов.
Деньги — в широком смысле слова, в качестве основы сильной позиции государства — вот новая цель власти. Это значит, что сформированный к сегодняшнему дню силовой и законодательный потенциал будут сосредоточены на концентрации у государства финансовых ресурсов. И никаких особых дополнительных нормативных актов принимать для этого не потребуется. Задача Кремля теперь в другом — в определении очередности тех, кого вынудят начать делиться с государством своими доходами (примерный список этих «счастливцев» приведен в виде схемы на стр.).
Сила, с которой ударили по ЮКОСу, показывает: к наполнению своих «закромов» власть отнесется столь же серьезно, как до того она отнеслась к установлению монополии на принятие политических решений.
Строевой шаг

Логика в таком развороте путинской линии имеется. Ведь коррумпированность госаппарата, власти в целом есть, в частности, и следствие официальной бедности ее представителей. Силовым нажимом можно добиться какого угодно решения от пресловутого Басманного (или любого другого) суда. Но при этом надо быть готовым к тому, что какой-нибудь другой суд (куда не пришли люди в штатском и не продиктовали нужное решение — а на всех этих самых «в штатском» не напасешься) примет «несогласованное» решение.
Финансовая основа — в виде нормальных зарплат судьям, чиновникам, гаишникам, наконец, — гораздо более надежна для проведения единой государственной политики. Конечно, нет такой зарплаты, которая гарантировала бы, что ее получатель перестанет брать взятки. Но, с другой стороны, без финансового обеспечения о реформе госслужбы, о переходе на контрактную армию, о судебной реформе можно забыть.
Есть, впрочем, и другой — не через выбивание налогов — путь обогащения государства: тот самый пересмотр итогов приватизации, о котором в последнее время много говорят.
Однако, похоже, Путин достаточно искренен, когда говорит, что такового пересмотра не будет. И дело здесь не в том, что глаза у него добрые-добрые (глазки как раз весьма злые), — попросту передел собственности не нужен.
Хотя бы потому, что пересматривать итоги приватизации автоматически означает передавать собственность из одних рук в другие. И дело не в том, что «других рук» не найдется. Здесь как раз никто не вспомнит, что у президента короткая кадровая «скамейка запасных». Желающих будет хоть отбавляй. Ведь, передав собственность, президент породит новых, своих олигархов. С которыми неизбежно возникнут «особые» отношения. А это, в свою очередь, приведет к тому, что из правил опять придется делать исключения. А этого ни Путину, ни его ближайшему окружению как раз и не хочется.
И еще один, очень рациональный аргумент (а наш нынешний президент подчеркнуто рационален): зачем, спрашивается, наносить смертельный удар по главному достижению путинского президентства — по стабильности, — когда можно без особых усилий довести эту стабильность до состояния «ровно 120 шагов в минуту», как на параде, и добиться поставленной цели без всяких потрясений? Понятно при этом, кто станет командовать этим парадом.
Впрочем, «без всяких» — это преувеличение. Отдельно взятому бизнесмену или компании потрясения гарантированы, если эти «отдельно взятые» вознамерятся противоречить «генеральной линии». Кто после дела ЮКОСа этого не понял — поднимите руку. И напишите явку с повинной. Говорят, добровольное признание смягчает наказание.
В заключение одно маленькое, но существенное дополнение. Всем прекрасна описанная выше схема. В конце концов уж лучше железная длань закона, чем ласковая вкрадчивость разборок по понятиям. Но вот в жизни получается как-то проще завести уголовное дело на ЮКОС, чем, к примеру, добиться ликвидации «чекистских крыш». И кто гарантирует, что разбогатевшее на абсолютно законном собирании налогов государство при таком раскладе не есть лишь абсолютизированная и самая могущественная «чекистская крыша»?

ФЕДОР ЖЕРДЕВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK