Наверх
14 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ОТКАЗАНО ВЫЖИТЬ"

Российская власть настаивает на необходимости модернизации и поощрения инноваций, но не готова ради этого пожертвовать доходами бюджета.    Одной из самых обсуждаемых тем на минувшей неделе стала грядущая отставка руководителя Федеральной налоговой службы Михаила Мокрецова. Одновременно с самого верхнего этажа власти продолжали поступать сигналы, свидетельствующие о том, что руководство страны всерьез озабочено проблемой обновления экономики. Президент Дмитрий Медведев уже заявлял о том, что модернизация — «вопрос выживания в современном мире». И в числе мер поддержки инноваций назывались и налоговые послабления. Все вместе это породило определенные надежды на пересмотр налоговой политики государства, ослабление налогового пресса ради стимулирования инновационного процесса. Мы попытались разобраться, насколько оп-равданны такие ожидания.
   
ПОЛЕЗНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ
    Стоит сразу оговориться, что инновационный сектор не представляет собой какой-то изолированной области. Развитие его всецело зависит от состояния традиционных отраслей хозяйства, ведь именно промышленность формирует основной спрос на новые технологии и современное оборудование. Тем не менее существуют экономические инструменты — в их числе есть и налоговые, — позволяющие целевым образом поддерживать передовые производства.
   Как пояснили «Профилю» в комитете по бюджетной и налоговой политике Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), в мировой практике приняты следующие меры по налоговой поддержке инноваций. Во-пер-вых, уменьшение базы по на-логу на прибыль путем вычета некоторых видов расходов с повышающим коэффициентом либо налоговый кредит, то есть вычет произведенных расходов на на-учно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) из суммы налога к уплате. Во-вторых, налоговые каникулы по налогу на прибыль для отдельных категорий налогоплательщиков. В-третьих, ускоренная амортизация (вплоть до немедленного списания) по отдельным видам оборудования. В-четвертых, перенос убытков на прошлые или будущие периоды. И в-пятых, освобождение от имущест-венных налогов.
   Некоторые из этих инструментов сегодня уже применяются в России. Так, расходы на НИОКР по их утвержденному перечню можно списывать с коэффициентом 1,5. То есть списать можно в полтора раза больше, чем потрачено в реальности. В прямом смысле слова налоговых каникул нет, для резидентов особой экономической зоны региональные власти по закону имеют право понизить ставку налога на прибыль, и при этом она не может быть ниже 13,5% (сейчас общая ставка налога на прибыль, зачисляемого в бюджеты субъектов РФ, — 18%).
   Что касается амортизации оборудования, то действует «инвестиционная премия» в размере 10% и 30% в зависимости от категории основных средств и срока полезного использования. Для оборудования, которое применяется только для научно-технических работ, ввели коэффициент ускоренной амортизации (до трех). При этом для изготовленной в результате НИОКР продукции ускоренной амортизации не предусмотрено.
   Убытки можно переносить на будущее — в течение десяти лет после соответствующего налогового периода.
   Освобождения от имущественного налога у нас не полагается, но есть льготы для некоторых организаций — религиозных, инвалидов и др. Кроме того, в течение пяти лет после постановки на учет имущественный налог не платят резиденты особых экономических зон.
   Напомним также, что в разгар кризиса ставка налога на прибыль была снижена (для всех) с 24% до 20%. Достаточно ли этого? Очевидно, что нет, иначе технологическое обновление производства не шло бы с таким скрипом. Поэтому бизнес и предлагает, как говорится, «углубить и расширить».
   
ЧЕГО ХОЧЕТ БИЗНЕС


    Предприниматели давно и упорно бьются за то, чтобы им вернули инвестиционную льготу по налогу на прибыль. Инвестльгота дает возможность частично вывести прибыль из-под налога, если предприятие вкладывает средства в развитие производства. Но, похоже, в этом вопросе лоббизм промышленников не будет иметь успеха. Больше шансов на корректировку законодательства по амортизационной премии. В РСПП считают, что ее можно повысить до 50% вне зависимости от срока амортизации оборудования.
   Предлагается также исчислять налог на имущество по данным налогового учета, а не бухгалтерского, как сейчас, поскольку в бухучете не предусмотрена амортизационная премия. То, что специалисты называют амортизационной премией, это фактически накопление средств на будущую замену оборудования. Понятно, что чем больше таких средств, тем больше возможностей покупать новые, современные станки и агрегаты.
   Инвестиционный кредит по налогу на прибыль позволяет в течение определенного срока уменьшать платежи, а затем поэтапно расплачиваться, включая начисленные проценты. Сейчас ставку можно устанавливать на уровне не ниже половины, но не выше трех четвертей ставки рефинансирования Банка России (сейчас ставка ЦБ — 8,5%). В РСПП считают необходимым повысить предельную величину ставки, в рамках которой проценты уменьшают налогооблагаемую прибыль.
   Помимо всего этого промышленники хотят, чтобы налогооблагаемая база по прибыли уменьшалась на сумму инвестиций в инфраструктуру, если такие объекты затем остаются в собственности инфраструктурных организаций (в системе электроэнергетики, железнодорожного ведомства и др.). Что касается налога на имущество, то от бизнеса исходило предложение предоставить освобождение от его уплаты на три года с момента ввода оборудования в эксплуатацию.
   {PAGE}
ЧТО МОЖЕТ ВЛАСТЬ
    Готово ли правительство пойти навстречу пожеланиям деловых кругов? Готово, но не слишком далеко. На прошлой неделе правительство утвердило разработанные Минфином «Основные направления налоговой политики на 2011-2013 годы». Ничего революционного в них нет, уже озвученные ранее мероприятия с некоторыми уточнениями. Так, предусмотрены кое-какие меры по ускорению амортизации, в том числе за счет того, что основные фонды будут формироваться не на основе сроков их физической службы, а по принципу функционального назначения. Также есть намерение пойти на повышение размера налогового кредита по налогу на прибыль и налогу на имущество при проведении НИОКР с 30% до 100% стоимости приобретаемого оборудования. Согласились и с тем, что надо освободить предприятия от налога на имущество, но только если речь идет о внедрении энергоэффективного оборудования.
   Минфин пока не сдает своих позиций по одному из самых важных фискальных инструментов — по налогу на добавленную стоимость (напомним, сейчас ставка НДС составляет 18%). За его снижение, правда, хлопочет не бизнес, а депутаты. Идея уполовинить НДС исходит из «Единой России», Дмитрий Медведев и Владимир Путин высказывались примерно в том же духе, значит, перспективы у этой инициативы есть. Уже сейчас изменен принцип возврата НДС — теперь он стал заявительным. Как напоминает партнер отдела консультационных услуг по вопросам НДС PricewaterhouseCoopers в России Владимир Константинов, бремя уплаты НДС лежит на потребителе, а сложности компаний, участвующих в цепочке поставок продукции, связаны с требованиями по документальному подтверждению и практикой налогового контроля. «Свои надежды на улучшение ситуации с возвратом НДС налогоплательщики связывают в первую очередь не с сокращением установленных законодательством сроков возврата, а со смягчением практики налоговых проверок», — говорит Владимир Константинов. И в последнее время эта практика меняется к лучшему, что очень важно. Ведь бывает так, что объем инвестиций в новые производственные мощности, новые разработки превышает размер текущей выручки. Поэтому, полагает эксперт, «упрощение процедуры возврата НДС может стать существенным подспорьем именно для тех компаний, которые модернизируют свои производственные мощности».
   Но все это — дело будущего, а пока глава Минфина Алексей Кудрин пообещал лишь одно существенное «послабление»: суммарная ставка страховых социальных взносов (заменивших 26-процентный единый социальный налог) будет составлять не 34% от фонда оплаты труда, а 32%. Но и в таком случае это серьезный удар для предприятий, особенно небольших, где доля зарплат в общих затратах относительно велика. Но, учитывая катастрофическую ситуацию с наполняемостью Пенсионного фонда РФ, рассчитывать на большее бессмысленно. Вот и получается, что одной рукой государство дает, а другой — отбирает еще больше.
   
ПОНУЖДЕНИЕ К ИННОВАЦИЯМ

    Минфин убедил правительство в том, что в законах, в том числе налоговых, все уже заложено для того, чтобы экономика сменила вектор с сырьевого на инновационный. Однако спроса на инновации как не было, так и нет.
   Возможно, правительство пойдет другим путем. Как заявил замглавы администрации президента Владислав Сурков в интервью газете «Ведомости», спрос должны формировать государство и крупный бизнес. Но как заставить крупные корпорации заниматься тем, что им неинтересно? У нас крупный бизнес преимущественно сырьевой, ему не до нанотехнологий. Даже возможность использовать повышающий коэффициент при списании расходов на НИОКР его особенно не вдохновила.
   После разъяснений Владислава Суркова задача «партии и правительства» стала понятней. Помимо проведения воспитательной работы государство намерено выделять средства, участвуя в финансировании инновационных проектов корпораций. Например, в 2010 году из бюджета на эти цели будет выделено 10 млрд рублей. Но насколько эффективной окажется такая модернизация на бюджетные деньги, большой вопрос.
   Очевидно, что в этой ситуации радикальной смены налоговой политики не будет. Слухи об отставке главы Федеральной налоговой службы Михаила Мокрецова в этом контексте мало что меняют, задачи фискального ведомства сводятся, по большому счету, к администрированию налогов, а не к выработке новой стратегии. Владимир Путин дал на прошлой неделе задание Минфину и Минэкономразвития провести мо-ниторинг эффективности су-ществующих льгот, в том числе налоговых, подумать о новых преференциях или снижении налогов приказа не было.
   С одной стороны, такой подход безопасен для казны: нет планового выпадения доходов, не надо следить, чтобы льготы и преференции использовались по назначению. С другой стороны, непонятно, за счет чего же произойдет модернизационный рывок. Разве что в правительстве найдут иные, пока не известные нам способы «понуждения» бизнеса к инновациям.

{PAGE}
  

   НЕ ПРОЦЕССА РАДИ!
   Создание особых налоговых условий для инновационных и высокотехнологических компаний, безусловно, дело хорошее. Но делается оно, я считаю, неэффективно. Прежде всего потому, что инициатива связана не с системной работой по продуманному плану по развитию инновационного сектора, а с директивным указанием президента Дмитрия Медведева. При таком подходе главным становится не глубина проработки предложений, а скорость их подачи. Такое ощущение, что некоторые из них родились в результате трехчасового мозгового штурма на основании нескольких скачанных из Интернета тематических статей.
   Основной недостаток я вижу в том, что большинство предложений направлено на поддержку процесса разработки инновационных технологий, а не на поддержку их промышленного внедрения. Например, что может дать льгота по 1,5-кратному списанию расходов на НИОКР для снижения налога на прибыль, если получение этой льготы не подразумевает практического использования результатов исследования? При таком подходе что может помешать, скажем, какой-нибудь нефтяной компании написать соответствующую программу, оценить затраты в $100 млн и вывести эту сумму с коэффициентом из-под налогообложения? А саму программу можно просто положить на полку. Мало того что подобная льгота не будет стимулировать процесс внедрения инноваций, — она станет «налоговой дырой» для огромного количества компаний, хоть как-то связанных с использованием новых технологий.
   На мой взгляд, целесообразно взять за основу израильскую модель. В частности, она подразумевает полное возмещение государством расходов на НИОКР, если разработка находит промышленное применение. Это подвигнет российские инновационные компании не изобретать ради самого процесса, а осознавать сферу применения и четко ориентироваться на конкретного заказчика. Израильская модель подразумевает также вывод из налогооблагаемой базы расходов именно на проекты по обновлению производства и внедрение инновационных технологий. В результате поддержку получают не намерения, а реальные шаги по технологической модернизации.
   К положительным инициативам российских законодателей следует отнести то, что налоговые льготы планируется предоставить не только экспортерам ИТ-технологий, как это предполагалось ранее, но и всем компаниям, занятым в сфере разработки инновационных и информационных технологий. Сейчас внутренний рынок для нас даже важнее, чем мировой. Условия для создания собственных масштабных технологических решений у нас благоприятнее, и поэтому ставить экспортеров в более выгодное положение по сравнению с участниками внутреннего рынка нецелесообразно.
   Ольга Ускова, президент Национальной ассоциации инноваций и развития информационных технологий (НАИРИТ)

   

   ПРЕДЛОЖЕНИЕ
   НЕ ТО СКАЗАЛИ
   Свое слово в деле фискальной модернизации попыталось сказать и Минэкономразвития. Его предложения касались собственно инновационных предприятий. Для создаваемых инновационных центров министерство предлагало ввести особый налоговый режим, обнулив ставку по налогу на прибыль, на землю и на имущество, а страховые платежи зафиксировать на уровне 4,8 рубля в месяц на одного работника. Однако предложения МЭР отвергнуты правительством целиком.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK