Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Откажите любезность"

Культура отказа в наших людях развита исключительно. Сплошь и рядом проще отказаться, чем долго и нудно объяснять, почему ты соглашаешься.Телефонный звонок выдернул Лару из постели. Голос был знакомый, но не то со сна, не то по какой-то другой причине Лара долго не могла понять, кто звонит.
— Але, кто это? — Лара прикрыла трубку ладошкой, чтобы не разбудить спящего мужа — он вчера поздно пришел после тяжелой операции.
— Короткая же у тебя память, подружка,— сказала трубка.— Свету Некрасову помнишь?
— Светик, сколько лет прошло…
— Три,— жестко оборвал голос в трубке.— Мне бы хотелось с тобой встретиться.
— Давай в кофейне на Пушкинской,— с некоторой поспешностью сказала Лара.— Сегодня в четыре.
Положив трубку на рычаг, она поняла, что сердце ее колотится. Сон сдуло, как наперсточников при приближении ментов. Зачем позвонила Светка и что ей от нее надо?
…Привязанности и выбор — вот, пожалуй, самая занятная тема для размышлений. Почему та, а не эта? Ведь та и из другой стаи, и по всем статьям уступает счастливой сопернице, а занимает ее место.
Почему мужчина живет жизнь с одной, а подвиги совершает ради другой? И при этом по отношению к первой проявляется как совершенная скотина. Почему он мчится на другой конец страны на самолете, чтобы подарить цветы чужой жене? Ведь его более близкая подружка на шестом месяце и он даже еще и не решил, жениться на ней или нет. Главное — она ничем не хуже этой бабенки, ради которой он поперся из Ижевска в Питер.
Фокус в том, что те, кому предназначаются пышные цветы души, высыпавшие на раскидистых ветвях страсти, часто и сами о том не подозревают. Чужое чувство накрывает их как эпидемия гриппа — поэтому естественно возникает желание где-то пересидеть вспышки постороннего сердечного безумия. Тот самый случай, когда между ведущей партией и ролью статиста лучше выбрать вообще скучную работу билетера. На фига вам становиться героем романа, если в конце все или умрут, или попадут в сумасшедший дом. Или — как минимум — залезут в нескончаемые долги.
К Мишке Некрасову я всегда относился иронически. Его квохтанье вокруг жены Светули, все в дом, все в дом, восхищение талантами дочки Насти, «следующая моя мечта — новый душ на даче», сопровождающиеся хватанием за задницу знакомых теток и ежеминутная готовность выпить, рисовали знакомый российский типажок. Не плохой, в сущности, но неинтересный. Поэтому, когда мне сказали, что у Мишки возник роман с Ларой, я не сильно удивился. А то! Чтобы Некрасов пропустил хорошенькую разведенную женщину! Лара только что разошлась с мужем и обживала маленькую двухкомнатную квартирку, которая досталась ей с двухлетним сыном после семейного «девятого вала». Тут к ней и подкатился Мишка с предложениями что-нибудь прибить, привезти из магазина, покрасить. Ведь в новой квартире всегда есть что покрасить и прибить. Причем Светуля, Мишкина жена, сама и подала эту идею: компания была одна, еще со студенческих времен, мелкие дружеские подвиги поощрялись, а красивую брошенную Лару жалели. Светлое женское качество искренне и громко сочувствовать более удачливой сопернице, подловив ее в плохую минуту.
Но Светуля была наказана за свои лучшие порывы. Происходившие, правда, из худших побуждений. Мишка не только прибил и покрасил, но и подбил и скрасил… Лара грехопала, о чем Мишкка торжественно и сообщил мужской части компании в очередную субботу в бане. Смешно было думать, что Лара могла на что-то рассчитывать. Да она, видимо, хорошо понимала, чего ждать от Мишки, который каждому встречному доверительно сообщал: «Я, конечно, не монах. Но для меня семья — это все».
Поэтому, использовав роман с Мишкой для наведения порядка в смятой диспозиции, она быстро вернула блеск глазам, стремительность походке и скучающую гримасу хорошенькому ротику. Очень скоро около Лары возник Петр Андреевич, нейрохирург, к несчастью — а может, к счастью (мне лично кажется, что это практически одно и то же), недавно овдовевший. Свадебным подарком хирурга стала новенькая «дэу», а поселилась новобрачная чета в только что отремонтированной Некрасовым квартирке. Мишка был в ярости. Слово «хирург» он произносил исключительно как «херург». Устроил Ларе отвратительную сцену — но та предусмотрительно назначила встречу в парке, правда, недалеко от входа, где маячил милиционер. Ей даже удалось взять с Мишки слово, что он не будет звонить, приходить и никогда не позволит себе ни малейшего намека на случайные отношения, связывавшие их, в сущности, очень недолго.
Люди вообще недооценивают случайные встречи, загоняя их на периферию личной жизни. А что еще подарит вам столько открытий? А что еще захочется вспоминать спустя годы? Долгие годы семейной жизни, слипшиеся в один день?
Выйдя второй раз замуж, Лара из студенческой компании выбыла. Потом она и вовсе переехала, сменила телефон. Ей хотелось расстаться с первой неудавшейся версией жизни. И она это сделала.
И вот пожалуйста — Светуля. И Лара, представив деланно недоуменное лицо мужа, когда всплывет ее бывший роман непонятно с кем, а точнее, судя по Светуле, понятно с кем, похолодела. Петр Андреевич был брезглив, как коза, и щепетилен, как потомственный интеллигент, впавший в маразм. А то, что звонок Светули обещал скандал — к бабке не ходи. Зачем еще звонят жены любовницам своих мужей?
На встречу со Светулей Лара отправилась в старой шубе, старых сапогах. Припарковав свой «ниссан» (все течет, все изменяется) на Пушке, подальше от кафе, Лара явилась на встречу на десять минут раньше назначенного. Светуля уже сидела за столиком — в черном свитере, бледная, ненакрашенная — и курила.
— Хорошо выглядишь,— строго сказала Светуля, критически осмотрев Лару.
— Ты тоже,— соврала та.
Света уронила голову на скрещенные руки и тусклым голосом произнесла:
— Не знаю, в курсе ты или нет. Миша умер.
Лара испытала предательское облегчение.
— Какой ужас,— с чувством сказала она.
— Он оставил завещание. У нас с ним было раздельное имущество. Так вот, свое он завещал тебе. Уж не знаю, что у вас с ним было…— Тут Светуля метнула на Лару тяжелый взгляд и коротким жестом пресекла все возражения, которые были готовы слететь с Лариных губ.— Скорее всего, роман. Иначе с чего б это он чужой бабе что-нибудь оставил? Но что сейчас об этом говорить! Что было — то было. Человека уже нет. Однако я должна выполнить все, что он завещал.
Лара сделала скорбное лицо. «Это ж надо,— вертелась ее мысль вокруг одного,— Мишка, с его-то жлобством, и ей оставил наследство. Это ж надо какое чувство она сумела внушить этому человеку! И главное — не особо напрягаясь. А ей и в голову не приходило, что он к ней так возвышенно относится. Поди знай, какой мужик с дерьмом смешает, а какой отдаст последнее!.
— Что касается наследства,— продолжала Светуля,— квартира наша двухкомнатная в хрущевке была записана на меня. Дача тоже. Собственно, остается только машина. Ты же знаешь его машину?
Лара кивнула — уже во время ее близкого знакомства с Мишкой «жигуленок» глох на каждом перекрестке, что было вовсе не странно при его солидном возрасте — шесть лет. А было это три года назад. Лара вспомнила о новеньком «ниссане», который стоял за углом, о перспективах объяснений с мужем, о дикой мороке, связанной с оформлением и продажей этой рухляди.
— Света,— осторожно спросила она,— а ты не будешь возражать, если я не возьму вашу машину? Я, конечно, очень благодарна Мише за то, что он обо мне вспомнил. Спасибо и тебе за щепетильность.— Она встала и взяла сумку.— Очень была рада тебя повидать.
— Подожди,— попросила Светуля.— Так ты отказываешься, что ли, от завещания?
— Ну да.
— И я должна у нотариуса сказать, что ты отказываешься? Мне никто не поверит. Вот у меня есть бумажка — форма, я захватила на всякий случай. Напиши, пожалуйста, все, что ты сказала. Ну, что отказываешься от своей доли наследства и все такое.
Лара заполнила готовую форму. На прощание она сжала локоть Светули: «Вот увидишь, у тебя все будет хорошо. Это просто надо пережить, переболеть».
Лара выскочила из кафе веселая и взбудораженная. Это ж надо! Только в книгах она читала, чтобы мужчины оставляли наследство любимым женщинам. Но чтобы такие жесты — и сегодня! И кому — ей! Фиг с этим ржавым «жигулем», важна суть! Все-таки в этом Мишке что-то было.
А вечером ей позвонил Андрюша Попов. Еще один голос из прошлого, из их студенческой компании. Поинтересовался, знает ли Лара, что Мишка Некрасов умер. Да, скорбно сказала Лара.
— Говорят, он все тебе оставил,— бесцеремонно ляпнул Андрюша.
— Ну не все,— начала финтить Лара, примериваясь к роли роковой женщины.— Квартира осталась жене…
— Какой жене? Они развелись три года назад. Как только ты замуж вышла. Мишка сделал себе фирму. Все хотел тебе что-то доказать. Не знала, что ли? Деньги к нему пошли, как будто только ждали, когда он с этого газетного ларька уйдет. Вот ларек он Светке оставил. Только что построил в Переделкине трехэтажный дом. Джип и «мерседес» у него… Ты что, плачешь, что ли?
Лара рыдала навзрыд, заливая горячими слезами телефонную трубку.
— Что с тобой, родная? — сказал муж, входя в комнату.
— Умер один очень хороший человек,— сказала Лара и уткнулась в чисто промытые ладони «херурга».
К чему это я? А к тому, что ерунда, дескать, что любовь аршином общим не измерить. А завещание на что?

ИВАН ШТРАУХ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK