Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Открытая Тверь"

Если и есть в Тверской области генералы бизнеса, то их хозяйство в основном пищевое. Зерно в Твери еще растет. А зерно — это мука, хлеб и пиво.Директор крупного помола

46-летний Сергей Потапов, генеральный директор тверского мелькомбината,— фигура среди тверских бизнесменов, пожалуй, самая заметная. Огромный комбинат работает исправно, его хозяин постоянно мелькает на страницах газет и на бизнес-тусовках. К тому же он председатель Тверского областного союза промышленников.
Потапов появился на мелькомбинате в 1990 году, когда коллектив, недовольный тогдашним начальником, выразил своему руководителю недоверие. Назначили выборы директора. Кандидатуру Потапова выдвинуло управление хлебопродуктов, конкурентом его стал замминистра Туркмении по хлебопродукции. «Готовы ли вы обойтись без квартиры, поселиться в общежитии?» — спросили кандидатов. Вопрос оказался весьма острым: в то время Потапов был главным инженером областного управления хлебопродуктов, его жена с двумя детьми жила в Ярославле, он сам — в Твери, как раз в общежитии. Потапов заявил, что квартира для него — непременное условие. А туркменский замминистра сказал, что ему не надо ничего. Его и выбрали.
Однако через год нового директора с должности убрали: положение на заводе ухудшилось. А новым руководителем стал Потапов, кстати, аккурат в день путча — 19 августа 1991 года.
Потапов признается, что выгнал много народу — за пьянки, прогулы и т.п. Чтобы привести в порядок завод, объявлял субботники по благоустройству, правда, оплачиваемые. В качестве поощрения лучшим производственникам продавали по невысокой цене импортные телевизоры и музыкальные центры, полученные по бартеру,— тогда все это было дефицитом.
В 1993 году предприятие было акционировано. Сергею Потапову удалось убедить коллектив и комитет по приватизации, что госпакет нужно продать. Часть акций была реализована на чековом аукционе, часть — за деньги, а 5% оставили как поощрительный фонд.
Как говорит Потапов, крупных акционеров на комбинате нет (кроме него самого — официально у Потапова около 20% ОАО «Мелькомбинат», по слухам же, акций у директора значительно больше). Как бы то ни было, Потапова иначе как хозяином комбината не называют.
Сейчас на предприятии 500 сотрудников, получают в среднем по 3000 рублей в месяц, срыва договоров и поставок нет. Злые языки, правда, утверждают, что тверскому производителю сдать зерно на потаповский мелькомбинат невозможно — потому как его просто не принимают. И посылают к тем же посредникам-азербайджанцам, которые скупают зерно по минимальной цене, а потом продают по завышенной. Сюда же от посредников поступает зерно из Краснодара и Прибалтики. Так или иначе, перед государством мелькомбинат, по крайней мере в смысле налогов, чист — платит исправно.
Как руководитель Сергей Потапов авторитарен, при этом его крайне трудно вывести из равновесия. Из других личностных характеристик многие отмечают скрытность и амбициозность, говорят также, что человек, имеющий доступ к Потапову, в принципе может им манипулировать.
В декабре прошлого года Сергей Потапов принял участие в губернаторских выборах. Поскольку в Твери он возглавляет областной Союз промышленников и предпринимателей, то все члены организации сочли своей обязанностью материально и морально его поддержать. Но в первом же туре Потапов отсеялся. Позже это объяснялось нелюбовью электората к предпринимателям вообще. Но в Твери говорят, что кандидат виноват сам. На выборах избиратели с удивлением обнаружили другого Потапова: вместо умника, повествующего в местных газетах об особенностях российского рынка, объявился обличитель действующего губернатора Владимира Платова. А этим в Твери никого не удивишь — по Платову за первый срок его правления не проехался только ленивый. Поэтому предвыборную тактику Сергея Потапова избиратели сочли моветоном. Так же как и его рекламные ролики, в которых от лица шофера-азербайджанца рассказывалось о том, какой Сергей Степанович хороший руководитель.
Человек он весьма скрытный, поэтому никаких веселых историй из его жизни никто не упомнит. Когда просишь: «Расскажите о нем что-нибудь забавное», собеседник с удивлением переспрашивает: «Это о Потапове-то?»
В Твери у бывшего общажника Потапова теперь пятикомнатная квартира. Живут они вдвоем с женой: дочь Елена учится в Англии, сын Александр — в Австралии. Отдыхать Потапов любит в одиночестве — по лесу походить (его дача недалеко от Твери), просто за рулем поездить. Служебная машина у него «вольво», личная — «БМВ».
Потапов не гурман. Утверждает, что может питаться полуфабрикатами и бутербродами, так как не в состоянии тратить время на приготовление еды. Одевается со вкусом, говорит, что для него не важно — наше или импортное. Главное — чтобы костюмчик сидел.
Афоня

Негативный оттенок прозвища «мальчик-мажор», в сущности, несправедлив. Кто виноват, что повезло человеку родиться в нужное время в нужном месте, а главное, у нужных родителей?
Вот и гендиректор ОАО «Афанасий-пиво» 28-летний Максим Ларин в свое время появился на свет более чем удачно — у Владислава Ларина, которого в Твери и после его смерти в 1998 году вспоминают как незаурядного бизнесмена, создателя марки пива «Афанасий». А еще как человека, который поднял тверской пивзавод на ноги и передал сыну.
Надо отметить, что Ларин-старший был руководителем жестким и рачительным и по отношению к сыну Максиму особых сантиментов не проявлял. Ларин-младший окончил в Твери школу и поступил в Московский институт пищевой промышленности. Сына-студента отец деньгами не баловал: надо — пусть заработает сам.
После третьего курса Максим поехал в Астрахань собирать овощи. За все лето «насобирал» на маленький плеер — 300 рублей, хотя начальство стройотрядов покупало по осени машины. Тогда Максим решил зарабатывать по-настоящему.
Идея пришла сама собой, когда они с приятелем очутились во Владимирской области. Там картошка стоила 60 копеек за килограмм, а в Твери — 1 рубль 30 копеек. Сделали несколько ходок из Владимира в Тверь на грузовике (сам Максим был за шофера). Заработали 8000 рублей.
Следующим этапом было деловое предложение, сделанное отцу,— начать продавать тверское пиво в Москве. Отец не возражал, и Ларин-младший с друзьями на те самые «картофельные» деньги создали в столице две дилерские компании: Тверской торговый дом и «Тверь-пиво». В Москву поступало по пять грузовиков с пивом в день, и все уходило на ура.
Когда в 1993 году Максим Ларин окончил институт, то устроился на отцовский завод в отдел продаж. Параллельно возникла еще одна идея — легкая одноразовая тара для бутылок вместо тяжелых ящиков. А именно картонный поддон, на котором стоят бутылки, укрытые целлофаном. Дешево и удобно. Делалось это на площадке вне завода на старом оборудовании. Деньги для закупки картона появились от оптовой торговли сахаром. Упаковка, внедренная Лариным, быстро завоевала рынок. Ларин-старший одобрил бизнес-эксперимент сына, и вся «упаковочная» деятельность была переведена на территорию тверского пивзавода. А Ларин-младший заработал на этом деньги для своего следующего проекта — завода по литографии металла и производству бутылочных пробок «Пелакрон» (сейчас, по словам Максима Ларина, это предприятие продано).
Что касается непосредственно производства пива, то отец и сын Ларины сделали ставку на улучшение качества и создание новой торговой марки. Купили дорогущий импортный стерилизатор, что позволило увеличить стойкость пива до трех месяцев. Даже заказали особую тару — граненые бутылки. А к одному из воздушных праздников в Жуковском в 1994 году впервые было выпущено пиво с лихим молодцем на этикетке — Афанасием. Так появилось пиво «Афанасий».
По рассказам Максима Ларина, все эти успехи сопровождались не только аплодисментами, но и стрельбой. На пивзавод время от времени наезжали бандиты. Охранную фирму создал друг и помощник Максима Ларина — Олег Смирнов, к тому же владелец 10% акций пивзавода. Вместе с Лариным им удалось совладать с «братками».
Но в один прекрасный момент произошло между друзьями нечто странное. Ларин называет это «разошлись во взглядах на управление» и рассказывает историю, как Смирнов организовал вооруженный налет на загородный дом Ларина и кражу сейфа с документами. Ларин говорит, что ему пришлось срочно вывезти из города семью, некоторое время скрываться самому. Однако, по другой версии, никакого налета не было, и прибывшие на место милиционеры не нашли ни одной стреляной гильзы. Так или иначе, но в итоге Ларин убрал Смирнова с предприятия.
В 1997 году отец назначил сына коммерческим директором завода. Первым делом Максим Ларин разогнал отделы снабжения и сбыта, набрал новых людей, с которыми занялся, как он говорит, упорядочением финансовых потоков. В то время отец начал болеть, и Максим взял управление предприятием на себя.
Как на грех, предприятием заинтересовалась местная налоговая полиция. В результате проверок в 1998 году она предъявила Максиму Ларину обвинение в уклонении от уплаты налогов и сокрытии доходов. По сведениям налоговиков, в течение 1995 и 1996 годов руководство «Тверь-пива» сырье, тару и упаковку для своей продукции проводило по бухгалтерским документам через сеть подставных посреднических фирм. Таким образом, себестоимость пива резко возрастала. По документам получалось, что некоторые марки пива завод выпускал чуть ли не себе в убыток. Претензии налоговой полиции исчислялись по деньгам 1997 года почти в 1,6 млрд. «старых» рублей. Ларин задолженность погасил, испытав при этом «деятельное раскаяние» (это такая юридическая формулировка), и дело прекратили. Однако, забегая вперед, скажем, что потом Ларин подал иск в арбитражный суд и до сих пор воюет с налоговой полицией за возврат тех денег.
Против Ларина тогда выступил в прессе губернатор Тверской области Владимир Платов, и два года Ларин не мог получить ни в одном местном банке кредит. В пику местной власти Максим Ларин подтянул своих московских знакомых. Он появился на ТВ с тогдашними министрами Александром Лившицем и Александром Починком. Проблема разрешилась мирно — Ларин был «реабилитирован».
В 1998 году было зарегистрировано ОАО «Афанасий-пиво», правопреемник ЗАО «Тверь-пиво», контрольный пакет которого принадлежит семье Лариных (это сам пивзавод, дилерская сеть и два оптовых склада в Москве и Сочи). При этом многие в Твери утверждают, что торговая марка «Афанасий» — гордость тверской промышленности — зарегистрирована в далекой Швейцарии неизвестно на кого.
Сейчас на предприятии работает около 700 человек. «Афанасий-пиво» — один из самых крупных налогоплательщиков в областной бюджет: его доля составляет около 5%.
Максим Ларин, с виду спокойный и безобидный, руководитель достаточно жесткий и с сотрудниками не церемонится. Те, кто с ним работал, говорят примерно следующее: «После прохождения какого-то этапа он расстается с командой, как ракета отстреливает ненужную ступень. При этом может даже не объяснять причин». Говорят, что Ларин излишне подозрителен, во всем ищет против себя интригу. Рядом с ним постоянно находится телохранитель.
Кстати, его самого называют мастером интриги и приписывают ему (возможно, и незаслуженно) так называемый пивной бунт. Дело было так. В сентябре 1998 года на территорию завода приехала налоговая инспекция, чтобы изъять недоимку по налогам (дефолт 1998 года сильно ударил по Ларину: деньги «Афанасия» зависли в банках, и образовалась задолженность по налогам). В этот момент по радиотрансляционной сети завода прошло сообщение, что налоговики изымают из кассы деньги, в том числе и зарплату (хотя зарплату никто трогать не собирался). Разъяренные рабочие потребовали не выпускать налоговиков с территории предприятия, грозя им расправой. Тогда налоговикам с трудом (и без денег) удалось вырваться из толпы.
Внешне Ларин-младший — невысокий, симпатичный, но грустный молодой человек. Встретишь в компании, и не подумаешь, что это «Афанасий». Правда, сотрудники неуверенно говорят, что он бывает и веселым. Любит охоту с собакой, рыбалку, хоккей и лыжи. Жена Ольга — технолог на заводе, сыну Владиславу пять лет. С женой связана забавная история. Еще в Астрахани в стройотряде Максим познакомился на танцах с симпатичной девушкой. Пригласил назавтра прогуляться в город. Она пришла, но как-то странно забывала, о чем говорили вчера. Продолжали встречаться, но Максима настораживало, что его избранница никак не может вспомнить подробности того, что происходило накануне. Оказалось, что с ним на свидания ходили по очереди две сестры-двойняшки. На одной из них он и женился.
Одежду себе подбирает сам — покупает, что понравится, а потом оказывается, что это действительно хороший товар. У семьи Лариных хорошая квартира в Твери, но большую часть свободного времени он проводит в загородном доме — фермерском хозяйстве в Старице.
Хлебная королева

Нину Болгову, гендиректора ЗАО «Хлеб», как-то назвали женщиной без зеркала заднего вида. Дескать, она не смотрит назад: как там все остальные? — а идет вперед как танк. Недавно портрет Нины Болговой был напечатан на обложке отраслевого журнала «Хлебопродукты»: бизнес-леди в голубом деловом костюме и при боевом макияже.
Правда, когда не надо позировать для фотографов, она совсем другая. Встретишь на улице (особенно без служебной машины «вольво») — ни за что не заподозришь в ней успешную и агрессивную бизнесменшу.
Родилась Болгова в 1949 году в Калинине (сейчас Тверь). Училась в интернате. Причем несколько раз ее оттуда чуть не выгоняли за неуживчивый характер. В педагогических характеристиках было только два положительных качества: честность и справедливость. Остальные, с точки зрения педагогов, отрицательные: независимость, драчливость, отказ признавать авторитеты.
Из-за тяжелого материального положения семьи после восьмого класса она поступила в ФЗУ на специальность «продавец продовольственных товаров». А в 1970 году, в 21 год, уже была товароведом областного Хлебторга.
В 1984 году ее, в то время начальницу отдела областной торгбазы, вызвали в обком КПСС и приказали идти директором хлебозавода N1. Тогда тверской хлебозавод представлял собой практически руины, предназначенные под снос. Постоянные аварии, на 95% изношенное оборудование. Плюс то, что выпускался только черный хлеб, а вся прибыль уходила в облторг.
Болгова сколотила на заводе новую команду. Чуть ли не ежедневно совершала рейды, конфискуя декалитры водки на рабочих местах. В 1991 году она «увела» хлебозавод вместе с деньгами из облуправления хлебопекарной промышленности, заключив договор об аренде.
Сейчас изношенность оборудования на заводе — 5%, текучесть кадров практически отсутствует, 85% прибыли идет на развитие производства, ассортимент — более 40 наименований. А рабочие могут прийти после смены в заводскую сауну и даже там выпить.
Не обошлось и без внимания криминала, который решил подмять под себя завод. На этот счет есть байка. Однажды в кабинет Болговой вошли двое. «Мы будем крышей. Ты будешь платить»,— якобы сказали посетители. На что Болгова достала из ящика стола пистолет, который нашла на территории завода буквально накануне, и, угрожая, выставила бандитов вон.
А чтобы окончательно отвадить от завода бандитов, она сделала гениальный ход. Хлебозавод поставлял свою продукцию во все тюрьмы области. Тюрьмы за хлеб не расплачивались: не было денег. Болгова, найдя предлог, объехала каждую тюрьму лично, и в результате каждый бандит в Твери знал, кто, по сути, бесплатно кормит его собратьев в тюрьме. Наезды прекратились.
Но однажды Болгова все-таки поплатилась за свой крутой нрав. В 1992 году после Пасхи она отстранила от работы пьяного бригадира грузчиков. Велела переодеться и идти спать. Причем весьма грубо — как она сама вспоминает, в те годы иногда могла себе позволить резкие выражения. Грузчик переоделся и пришел к ней в кабинет — якобы покаяться. А сам достал нож и распорол ей живот. Болгову зашивали в больнице.
Теперь она уже не так резка, как раньше, а если случается нагрубить — извиняется. Тем не менее скрыть, что думает, Болговой не удается. Когда во время губернаторской предвыборной кампании в декабре 1999-го губернатор Владимир Платов приехал вручать ей орден и сказал: «Какие у вас на предприятии люди интересные»,— Болгова прямо со сцены ответила: «Да, Владимир Игнатьевич, вам стоит мне позавидовать. У меня есть команда, а у вас — нет».
Между тем в политические игры она не играет — в предвыборную кампанию денег подкинула всем кандидатам, но наотрез отказалась участвовать в агитации за кого-то из них.
У Нины Болговой трехкомнатная квартира рядом с заводом. Живет одна, любит грибы, ягоды, рыбалку и машину (у нее «пятнадцатилетняя» «семерка»). Недалеко от Твери — дом с баней в деревне. Сама выращивает картофель и цветы. Всегда с ней пудель Тихон Петрович и перс-кот Бонифаций.

Рейтинг бизнес-лидеров Тверской области

МестоБизнес-лидерПриблизительный объем активов всех контролируемых предприятийСостав и сфера деятельности контролируемых предприятий
1Сергей Потапов$20 млн.ОАО «Мелькомбинат» и дочернее предприятие — бройлерная фабрика
2Максим Ларин$18 млн.ОАО «Афанасий-пиво»
3Нина Болгова$10 млн.ЗАО «Хлеб»: хлебозавод, магазины и торговые точки, транспортный цех

ЕКАТЕРИНА ПЕТРОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK