Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Отпускная цена"

Нормальному человеку свойственно часто начинать новую жизнь. Если новая жизнь предполагается кардинально новой, то ее положено начинать с Нового года. Если она новая по мелочи — в качестве рубежа годится первый попавшийся понедельник. Есть и другие важные вехи, с которыми люди связывают начало больших перемен — например, отпуск, манящий безмятежным весельем в далеких краях и многообещающими знакомствами с интересными людьми.Все мужики сволочи, все бабы дуры, запад есть запад, восток есть восток. Про запад и восток — это правда, с мужиками тоже все правильно и бесспорно, но бабы насчет себя могут начать возражать: мол, какие же мы дуры, мы просто очень несчастные, потому что все мужики сволочи, а вот сейчас мы сделаем себе пластическую операцию и с новым носом, да с большим бюстом начнем новую счастливую жизнь. Или — вот мы сейчас поедем на море, там позагораем и похорошеем, да еще наденем новые сарафаны в огурцах, и опять-таки зачем все это? Чтобы, наконец, начать новую жизнь, в которой все мужики — не сволочи, а совсем наоборот. И вы потом будете говорить, что бабы не дуры?
Ну так вот: отпуск у моей фантастической подружки Светки неотвратимо приближался и надо было что-то с этим делать. Причем у нее все так страшно неудачно сложилось, что, может, лучше бы этого отпуска вовсе не было бы — мало того, что ее бросили, так ведь бросили уже целых полгода назад. И вы можете себе представить, что за эти полгода она все еще никого другого всерьез не встретила! То есть вы понимаете состояние, в котором девушка собралась отдыхать.
Поскольку отпуск явно намечался одинокий, Светка решила ни в какую заграницу не ездить, поскольку как-то глупо саму себя куда-то вывозить, это все равно что самой организовывать себе кофе в постель. Вот и поехала она на главный курорт страны, а именно в Сочи — громко объявив всем о своем официальном намерении просто отоспаться, назагораться и наплаваться.
Однако в ее подсознании явно жила мечта о том, что в этом году ей на сочинских пляжах непременно суждено встретить мужчину ее мечты, поэтому подсознание, занимаясь укладыванием чемоданов, положило туда всякие элегантные наряды и прочую женскую дребедень, одинокой отдыхающей решительно не нужную.
И вот сидит она на пляже, такая одинокая и красивая, вся в черном «бикини» и с книжкой писательницы Дарьи Донцовой, и при этом такая внутри себя несчастная, а тут еще рядом расположилась семейство с тремя чудовищными детьми, которые все время попадают в Светку своим мячом, а когда не попадают, то умело сыплют ей в глаза песком. Светка бы давно уже ушла в другое место — но мать этих жутких деток такая милая, все время соглашалась присматривать за Светкиными вещами, пока та купается, а кого другого попросить — страшно, могут спереть, а эта не сопрет, потому что как ей потом с тремя малявками будет с наворованным убегать-то?
И вот так прошло целых три дня; отпуск явно не задавался, и Светка уже начала понимать: не исключено, что она уедет, так и не отдохнув. Мужчины вокруг все как один были либо жутко несимпатичные, либо с дамами, а одиноких женщин, причем все больше очень даже молодых и красивых, в этом году в Сочи было что-то слишком много. То есть шансов — никаких, поэтому Светка сильно удивилась, когда услышала за своим плечом невероятно мужественный голос, произносящий убийственные по своей оригинальности слова:
— Не может быть! Такая красивая девушка — и одна?
Светка гордо обернулась и увидела мужчину того сорта, в чьем присутствии почему-то невольно хочется выпрямить спину и немедленно начать демонстрировать хорошие манеры. Спину Светка выпрямила, а манеры так сразу в голову не пришли, поэтому она только застенчиво прикрылась Донцовой и сильно выпучила глаза.
— Понимаю, — продолжал интересный мужчина. — Вам, наверное, так все надоели, что вы решили хоть немного побыть в одиночестве? Я вам мешаю?
Светка исхитрилась промычать что-то такое, одновременно обозначающее и «да» — в том смысле, что мол, страсть как утомилась от общества, и «нет» — это уже про то, что лично он ей ничуть не мешает.
Вот так завязалась беседа, полная блеска и остроумия, в процессе которой Светка узнала, что ее нового знакомого зовут Андреем, что от тоже приехал из Москве и тоже один, и что ему писательница Донцова как-то не нравится. Сначала Андрей сидел рядом со Светкой на корточках, потом уселся на песок, но скоро отношения зашли так далеко, что он переместился на ее пляжное полотенце…
Вечером берег Черного моря они покидали вместе.
Он пригласил ее поужинать — она согласилась. Они танцевали при луне и пили умеренное количество вина, но Светка устояла. Они встретились утром на пляже, и опять ужинали и гуляли, и в конце концов случилось неизбежное. А, собственно, почему бы и нет?
Между прочим, они еще иногда и разговаривали — Андрей оказался таим умным, он столько всего знал, и чего он только не повидал! Еще бы, завистливо думала Светка, с такой-то работой — Андрей, оказывается, был классным оператором, и его прямо на куски рвали то киношники, то телевизионщики, так что он со своей верной телекамерой побывал во всех концах света, а со своей верной кинокамерой он снял все главные фильмы нашего времени. Особенно нравилось Андрею работать с Никитой — Светка не сразу догадалась, что речь идет о Михалкове, а когда догадалась, то была еще раз потрясена.
Однако Андрей умел не только говорить сам — он еще и умел слушать. Он с самым искренним интересом расспрашивал Светку о ее работе и жизни вообще, сочувствовал ее проблемам, понимал, что с одной стороны, хорошо жить совсем одной, но иногда вдруг на душе станет так пусто, и уговаривал не бояться и поменять работу в страховой компании: работа приносила Светке нормальные деньги, но чего-то ей не хватало, какого-то такого вот удовлетворения, вы понимаете?
Словом, не прошло и недели с начала их романа, а они уже стали так близки друг другу — прямо как родные. А впереди у них было еще десять дней — вполне достаточно для того, чтобы узнать друг друга еще лучше. Светка поняла, что она невольно вплетает Андрея в свои планы на будущее, да и сам Андрей специально, чтобы лететь вместе со Светкой, на несколько дней отложивший свое возвращение домой, все чаще говорил о том, что вот что-то такое он ей в Москве покажет и с кем-то там ее обязательно познакомит. То есть у романа намечалось самое серьезное продолжение и последствия его были совершенно непредсказуемы.
Но могла ли большая жизнь оставить в покое такого вот востребованного оператора Андрея? К сожалению, на Гавайях случилось страшное извержение вулкана — и кто, скажите на милость, кроме Андрея мог толком отснять это стихийное бедствие, сопровождаемое многочисленными человеческими жертвами, должным образом? Да никто!
Андрей подарил Светке огромный букет цветов, трагически ее расцеловал и сказал, что будет ждать ее в Москве — да, с Гавайями он в три дня разберется, но смысла возвращаться в Сочи уже особого не будет, такая вот судьба, ну это ничего. Да — впопыхах он чуть не забыл взять у Светки телефон и адрес. Но все-таки не забыл, и сам очень развеселился:
— Надо же! Мне кажется, что я так давно тебя знаю, что даже про телефон не подумал, с ума сойти! Но я бы все равно тебя нашел — Светка, ведь ты та самая женщина, которую я ждал всю свою жизнь!
Между прочим, свой мобильный он ей тоже оставил — чтобы предупредила, когда ему ее приезжать встречать в аэропорт.
С отъездом Андрея Светке стало в Сочи совершенно невыносимо. Опять одна, с недочитанной Донцовой — до Андрея это было еще туда-сюда, но теперь, когда сердце полно любви и мечтаний! Хватит с меня, решила Светка, и полетела домой. А Андрея она решила не предупреждать — пусть ему будет сюрприз! Да и не факт — вернулся ли он со своих Гавайев или еще нет?
И вот, вся в розовых мечтах, Светка впорхнула в свою квартиру и застала там страшную картину: полный разгром, все ящики вывернуты, все книжки сброшены на пол, все вазочки и скульптурки разбиты вдребезги, все заначки обнаружены — а посреди этого ужаса, спиной к Светке, находился ее Андрей, спокойно складывающий в большие чемоданы все, хоть капельки ценное. Светка онемела, а Андрей лениво, но каким-то не своим, а малоинтеллигентным голосом, произнес:
— Чего так долго? Все, ничего тут больше нет, все, давай отседова убираться, — и стал медленно поворачиваться в Светкину сторону. Светка отступила к входной двери, но как раз в этот момент дверь распахнулась и в квартиру ввалилась какая-то личность мужского пола и вполне уголовного вида.
Произошла немая сцена. Первым пришел в себя Андрей.
— Дорогая, — вполне светски обратился он к остолбеневшей Светке, ты уж извини, но… В общем, лучше дай пройти по-хорошему!
И спокойно, подхватив им же собранное имущество, удалился вместе со своим уголовным приятелем.
А Светка села на пол своей разоренной квартиры и стала плакать. А потом она позвонила мне и попросила, чтобы я к ней приехала, потому что ей всегда было интереснее плакать в моем присутствии. И вот, пока она мне все это рассказывала, а я ее утешала, мы и пришли к выводу про то, что все мужики — сволочи, а все бабы — дуры.
Так что прав Минздрав, призывающий остерегаться случайных связей. И насчет курения тоже прав мудрый Минздрав — но, скажите на милость, когда такое вокруг творится, как же тут не закурить?

ЛЕНА ЗАЕЦ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK