Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Ответственный за ВВП"

Удваивать ВВП приходится на фоне предвыборной суеты, инициатив прокуратуры, капризов олигархов, дружеских дискуссий в правительстве, пассивности и глухого недовольства населения. Однако министр экономического развития и торговли РФ Герман ГРЕФ этих трудностей, похоже, уже не боится.«Профиль»: Герман Оскарович, как вы оцениваете сложившуюся ситуацию вокруг ЮКОСа? Не ухудшит ли это имидж РФ в глазах западных инвесторов и, в конечном итоге, не приведет ли к ущербу для российской экономики?
Герман Греф: Мне кажется, что значительно важнее, какие выводы из ситуации сделают внутренние инвесторы. Ведь у всех появился ровно один вопрос: прокуратура интересуется конкретной сделкой конкретной компании или итогами приватизации в целом? От ответа на него и будет зависеть размер возможного ущерба. Если инвесторы, как внутренние, так и внешние, решат, что речь идет о пересмотре итогов приватизации, ущерб будет огромным.
В этой связи могу категорически заявить, что никакого пересмотра итогов приватизации в России не будет. Такой кампании ни президент, ни правительство не допустят. Тем, кто участвовал в приватизации честно, действовал по установленным правилам, бояться нечего.
Я надеюсь, что ситуация с ЮКОСом носит временный характер. Но чтобы рынок успокоился и вернулся в исходное состояние, ситуация должна быть разрешена как можно скорее. Иначе, повторяю, легко могут пострадать компании, которые не имели к приватизации никакого отношения. Я думаю, что сотрудники прокуратуры понимают эту экономическую составляющую их правоохранительной деятельности и смогут достаточно быстро завершить процессы, связанные с проверками.
«П.»: Ваше министерство 16 июля официально повысило прогноз роста ВВП РФ на 2003 год с 4,6% до 5,9%. Это один из шагов к сверхзадаче по удвоению ВВП?
Г.Г.: На увеличение ВВП работают многие наши начинания. В частности, принятие налогового пакета: снижение НДС и отмена налога с продаж, которые окажут положительное влияние на рост ВВП.
Если говорить о налоге с продаж, то его отмена стимулирует развитие сферы услуг, которая у нас очень серьезно отстает от товарного производства. Если в структуре ВВП Соединенных Штатов сектор услуг составляет 70%, у нас — меньше 40%.
Во время осенней парламентской сессии очень важно будет принять два пакета законопроектов — по страхованию банковских вкладов и о валютном регулировании — и пакет, касающийся вступления России в ВТО.
Само вступление в ВТО, как показывает практика ряда стран, например того же Китая, приводит к очень серьезному позитивному сдвигу с точки зрения стимулирования инвестиций. И мы планируем осенью закончить формирование всех законопроектов, которые связаны со вступлением РФ в ВТО.
«П.»: Недавно вы встречались с представителями ЕС и обсуждали в том числе самый спорный вопрос по ВТО — выравнивание внутренних и внешних цен на энергоносители. Ходили слухи о возможных компромиссах. Чего удалось достичь на самом деле?
Г.Г.: Мы планируем к сентябрьскому саммиту Россия—ЕС подготовить предложения, которые, я надеюсь, и технически, и политически дадут развязку этой сложнейшей проблеме.
«П.»: Касаясь налоговых и валютных законопроектов — насколько вообще вам удается договориться с Минфином? Ведь не секрет, что иногда противостояние бывает достаточно жестким.
Г.Г.: Конечно, противоречия есть, будут они и в дальнейшем. Но это совершенно нормально. Поскольку есть два ведомства: одно отвечает за развитие экономики, другое — за сбор денег в бюджет. Между этими двумя позициями автоматически заложено противоречие, так как развитие экономики требует снижения налогов, а стабильный бюджет — повышения.
Я бы сказал, что сегодня наши дискуссии с Минфином весьма плодотворны. Ведь уже который год подряд мы договариваемся с ведомством Алексея Кудрина о достаточно серьезных шагах по снижению налогов.
«П.»: Однако по крайней мере один законопроект, по которому вы с Минфином не договорились, назвать можно. Речь идет о проекте закона «Об особых экономических зонах».
Г.Г.: Этот законопроект уже стал притчей во языцех. К сожалению, окончательного согласования позиций с Минфином мы действительно не достигли. Поэтому мне сложно говорить о его дальнейшей судьбе, хотя я думаю, что, в конце концов, договоримся.
У Минфина есть ряд серьезных аргументов против ОЭЗ. Но если на чашу весов положить все плюсы и минусы, на наш взгляд, плюсов будет больше. Ведь речь идет, в первую очередь, о конкурентоспособности РФ на международных рынках капитала. Пройдет еще целый ряд лет до того, как мы создадим в стране абсолютно стабильный и надежный экономический климат, получим инвестиционный рейтинг, успокоимся в отношениях собственности, создадим систему защиты прав собственности и т.д.
Но ничто не мешает сделать особые экономические зоны экспериментальными площадками по внедрению той экономической модели, которую мы хотим потом использовать на территории всей России. В первую очередь, это касается упрощения всех формальностей, связанных с процессом инвестирования, гарантирования неизменности правил, по которым были совершены инвестиции. И, безусловно, некоторые поощрительные премии в виде скидок в национальном налоговом законодательстве. Должен сказать, что это очень небольшие льготы.
Ведь если сегодня инвестор выбирает Китай, то совокупная ставка налогообложения в китайских особых зонах не превышает 12% по выручке, а если выбирает Хабаровский, Приморский края или Иркутскую область, то он получит свыше 40%, а по ряду отраслей и свыше 50% налоговой нагрузки. Да еще впридачу отсутствие нормальной инфраструктуры, гарантий. В этих условиях я не понимаю аргументов противостоящей стороны. Тем более что мы предлагаем создавать, в первую очередь, технико-внедренческие зоны, а это в том числе борьба «за мозги».
«П.:» А удастся ли вам в нынешнем году, накануне выборов, договориться с Думой? Прежде всего — о бюджете?
Г.Г.: В прошлом году мы проэкспериментировали с «нулевым» чтением закона о бюджете. Эффект был очень хорошим и договориться удалось. Но в этом году все будет намного сложнее. Накануне выборов у депутатов будет большое количество «специальных» пожеланий: как фракционных, партийных, так и индивидуальных — у тех депутатов, которые идут по одномандатным округам. Просто не хватит финансовых ресурсов, чтобы удовлетворить все запросы.
Кроме того, в этом году прохождение бюджета очень серьезно осложнится в связи с тем, что мы вынуждены сокращать расходы, в том числе из-за снижения налоговой нагрузки. В первую очередь сокращение коснется таких традиционно интересующих депутатов статей, как инвестиции, сельское хозяйство и военные расходы. Все эти три статьи в проектировке бюджета-2004 очень сильно ужаты. И в первую очередь — инвестиции.
«П.»: Кто именно пострадает?
Г.Г.: В принципе, инвестиционная составляющая федеральных целевых программ и федеральной адресной инвестпрограммы. Так или иначе, пострадают все отрасли и все программы. По некоторым предполагается урезание инвестиций в два раза.
«П.»: Например — по культуре, образованию?
Г.Г.: Я бы пока не стал об этом говорить. Потому что еще не все понятно с параметрами бюджета. В том числе из-за того, что макроэкономический прогноз, на основе которого начали делать расчеты параметров бюджета, появился только 16 июля. Посмотрим, какой ресурс у нас появится. В ближайшие две недели мы проведем дискуссии с отраслевыми министрами и с депутатами с тем, чтобы как-то утрясти эти позиции.
«П.»: На заседании правительства 24 июля планируется рассмотреть программу поддержки экспорта. Какой объем средств из бюджета планируется заложить на эти цели?
Г.Г.: Мы уже договорились с Минфином, что на гарантирование экспорта планируется заложить на 2004 год около $500 млн. Я пока не вижу серьезных возражений против такой суммы. Правительство будет выступать гарантом по экспортным сделкам, которые наши предприятия будут осуществлять в ряде приоритетных для России стран. Кроме того, наши гарантии будут выставляться только при наличии контргарантий этих государств. Мы будем готовы гарантировать и некоммерческие, и большую часть коммерческих рисков. В первую очередь это коснется контрактов, связанных с поставкой высокотехнологического оборудования, товаров с высокой степенью переработки. Так что это тоже один из шагов по диверсификации экономики, по развитию несырьевых секторов.
По остальным формам поддержки экспорта еще предстоит дискуссия. В частности, будут обсуждаться вопросы о субсидировании процентных ставок, предэкспортное кредитование, кредитование в процессе исполнения экспортных заказов. Здесь обговаривались разные суммы, но говорить о точных цифрах будет можно только после заседания правительства.
Очень важным вопросом является возврат экспортного НДС. В том числе, речь идет о выравнивании внешнего и внутреннего режима возврата и возмещения НДС. Сейчас рассматривается три возможных сценария решения этой проблемы. Я надеюсь, что до конца этого года мы выберем какой-то один путь и уже в 2004 году попробуем его реализовать.
«П.»: Какие шаги планируется предпринять по продвижению административной реформы? Ведь пока реально можно говорить о только сокращении ряда функций Минэкономразвития. Вы надеетесь на какой-то прогресс?
Г.Г.: Я надеюсь, что будет два этапа. По первому — сокращению избыточных функций министерств, правительство уже приняло решение. И мы ,действительно, начали с себя. Чтобы никто не подумал, что эта кампания против кого-то. Минэкономразвития, в первую очередь, проанализировало свои функции и избыточные функции предложило устранить. То же самое в отношении других ведомств.
Но это, по большому счету, пока подготовка к работе. Основная работа начнется после выхода постановления правительства или указа президента о создании комиссии по административной реформе. Причем это вопрос нескольких недель. К работе комиссии мы готовимся уже сейчас и предполагается, что там будут далеко не косметические преобразования. В настоящее время министерства работают над классификацией своих внутриведомственных функций, над раскладкой их на три части: законодательную, правоприменительную и на иные функции, несвойственные государству (по управлению имуществом и т.д.). Через неделю заканчивается срок, когда ведомства должны представить такого рода предложения.
«П.»: Объединять предложения будет Минэкономразвития?
Г.Г.: Пока да, а как только будет издан законодательный акт о создании комиссии, естественно, это будет делаться уже внутри нее. А потом на основе анализа всех функций, которые закреплены в законах, нормативных актах, мы будем предлагать новую картину государственного регулирования экономики. Будет предлагаться сокращение функций, закрепленных в законах и трансформация этих функций в соответствующие органы по этим трем составляющим.
«П.»: В сентябре в Питере запланирован энергетический саммит РФ—США. На нем будет рассматриваться вопрос увеличения поставок российской нефти в США?
Г.Г.: Разумеется. Причем это напрямую связано с созданием северного глубоководного терминала. Если мы построим в районе Мурманска терминал и трубопровод, то безусловно станут рентабельными поставки на американский рынок нефтепродуктов, в первую очередь нефти. И Соединенные Штаты уже продекларировали, что готовы и дальше покупать российскую нефть в резерв США. Как известно, первая сделка уже прошла. Тем не менее «загвоздка» остается с нашей стороны, так как «транспортное плечо» пока не позволяет российским компаниям с высокой степенью рентабельности поставлять нефть в Соединенные Штаты. В случае, если проект строительства в Мурманске будет реализован, безусловно, мы усилим свое присутствие на американском рынке. И этого же хочет американская сторона.
«П.»: Как вы оцениваете процесс реформирования естественных монополий? И что происходит с реформой газового рынка?
Г.Г.: Сразу одним штрихом скажу, что по МПС и РАО «ЕЭС России» у нас все идет по графику, серьезных волнений на сей счет я не вижу.
Что касается газового рынка, мы еще окончательно с «Газпромом» не договорились. Например, «Газпром» считает, что после реструктуризации компании и выделения транспортной составляющей тариф вырастет в 2—3 раза и ударит по независимым производителям и внутренним потребителям. Сейчас мы проверяем их расчеты, так как должны убедиться, что это действительно так.
«Газпром» не хочет потерять монополию на внешнем рынке, опасаясь падения цен и тяжелых последствий для страны. Наше министерство это хорошо понимает. Ведь у нас есть несколько внешнеэкономических объединений, которые, конкурируя между собой на подрядах в других странах, сбивают цены иногда в минус. Такого на газовом рынке допустить нельзя. Но, с другой стороны, есть проблема, связанная со стимулированием частных инвестиций в газовую добычу. Здесь нужно найти очень тонкий, выверенный, на десятилетия выгодный для страны компромисс. Чем мы и занимаемся сейчас.
К сожалению, очень часто проблемы, связанные с «Газпромом», пытаются несколько утрировать и свести к банальному противостоянию. Фактически его нет. Мы с Миллером регулярно встречаемся и сейчас запланировали одну из таких встреч. Так что, я думаю, проблемы удастся сдвинуть с мертвой точки. Но на это нужно время.

ЕВГЕНИЙ ДМИТРИЕВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK