Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Паксас и Паксене"

Премьер-министр Литвы Роландас Паксас не представляет своей жизни без острых ощущений — самолетов, на которых он делает фигуры высшего пилотажа, гонок на мотоциклах. А его жена Лайма Паксене, наоборот, стремится к покою. Ее хобби — цветоводство. А летать она любит больше всего во сне. Тем не менее Лайма и Роландас уже много лет живут вместе и совершенно счастливы. Журнал «Профиль» предлагает своим читателям первое в российской прессе интервью с женой премьер-министра Литвы.Оксана Светлакова: Лайма, премьер-министру по статусу положена личная охрана. Что делают телохранители вашего мужа, когда он садится за штурвал самолета,— летают вместе с ним?
Лайма Паксене: Нет, ребята из охраны остаются на земле, а потом жалуются, что от многочасовых наблюдений за выкрутасами Роландаса у них затекают шеи. Но что поделаешь? Самолеты — давняя страсть моего мужа, без них его вообще нельзя представить. Он летает с ранней юности, несколько лет был членом сборной СССР по воздушной акробатике. И сейчас, как только появляется время, спешит в аэроклуб, садится в самолет, отрывается от земли — и забывает обо всем.
О.С.: А как вы познакомились?
Л.П.: Это давняя история. У меня был день рождения, а лет исполнялось восемнадцать или девятнадцать. Пришли друзья, и кто-то привел Роландаса. Если откровенно, тогда он не произвел на меня впечатления — инициатором нашей дружбы, а потом и романа была не я, а он.
Роландас учился в Ленинградской академии гражданской авиации и, как я уже говорила, входил в сборную СССР по воздушной акробатике. Это значит, что все свободное от учебы время от проводил на сборах. Выделить в этом жестком графике неделю-другую на то, чтобы приехать в Вильнюс, встретиться со мной, сходить в кино или ресторан, он не мог. У нас был роман в письмах.
До свадьбы мы виделись всего-то четыре раза. Но зато сколько друг другу написали — хватило бы, наверное, на толстую книжку. Знаете, это ведь очень особенное переживание, когда живешь от письма до письма. А Роландас очень старался меня очаровать, даже стихи сочинял.
Постепенно я к нему прониклась. Он был серьезный, трезво смотрел на жизнь, хотел чего-то добиться. Он разительно отличался от моих легкомысленных ровесников. Может быть, потому что был на пять лет старше. Правда, сейчас Роландас не любит, когда я говорю, что моложе его.
О.С.: Сильно ли изменилась ваша жизнь после свадьбы?
Л.П.: Лично моя — сильно. Через год родилась дочь Инга, я параллельно училась и нянчилась с дочкой, потом пошла работать. А Роландас по-прежнему ездил на сборы и соревнования. Пару месяцев его не было дома, потом он приезжал на неделю-другую — Инга его уже не узнавала. В конце концов я устала в одиночку нести весь груз семейных забот и предложила Роландасу определиться: надо было что-то менять.
О.С.: Наверное, непросто было уговорить мужа расстаться с любимым делом?
Л.П.: Я не просила его отказаться от полетов — но ведь можно было найти работу поближе к дому. К счастью, к тому времени мужу самому осточертела цыганская жизнь. Здесь, в Вильнюсе, был аэроклуб. Роландас начал летать здесь, потом стал начальником клуба. И летал, и деньги зарабатывал, и дома был — меня это вполне устраивало.
О.С.: А вы полностью посвятили себя семье?
Л.П.: О, нет! Тогда еще были советские времена, и считалось, что каждая женщина обязана трудиться. Как это говорили? «За светлое будущее». Я работала в институте Колхозпроект. Потом и колхозов не стало, и института, и работы. А у нас родился сын Миндовгас (ему сейчас 6 лет), и мне стало хватать домашних забот.
С тех пор я домохозяйка и нисколько об этом не жалею. Когда росла дочь, у меня не было возможности уделять ей много внимания, и с ней у меня, к сожалению, нет такой эмоциональной связи, как с сыном. Сейчас Инга совсем самостоятельная — ей шестнадцать лет, и порой с ней трудно ладить.
О.С.: А где она учится?
Л.П.: В нормальной школе. Мы выбирали из тех, что поближе к дому. Единственное, чем эта школа выделяется,— углубленным изучением иностранных языков. Инге, конечно, непросто — она учит четыре языка: английский, немецкий, русский и литовский…
Каждые каникулы мы стараемся отправлять ее в Европу для языковой практики. Этим летом она три недели провела в Лондоне.
О.С.: Лайма, а как получилось, что ваш муж из директора аэроклуба переквалифицировался в премьер-министры?
Л.П.: Когда разрешили заниматься бизнесом, он возглавил строительную фирму «Рястахо». Потом решил пойти в политику. Сначала его избрали мэром Вильнюса, а уже через два года он стал премьер-министром.
Конечно, раньше нам жилось гораздо спокойнее: у мужа было не так много работы, да и получал он больше. Но я реалист: раз уж он сунулся в политику, то вряд ли оттуда выберется.
Мне жаль, что я не могу ничем ему помочь, разве что стараюсь не конфликтовать: понимаю, что поддержка семьи — это главное.
О.С.: А как премьер-министр проводит свободное время?
Л.П.: Мы так мало видим друг друга в рабочие дни, что выходные стараемся проводить в семейном кругу. Летом часто ездим в аэроклуб: муж летает, мы купаемся в реке. Там собирается хорошая компания, старые друзья, родственники. Приезжает моя сестра с двумя своими детьми. А зимой гуляем в лесу — благо он недалеко от нашего дома.
Всегда с нетерпением ждем отпуска. Летом обязательно хотя бы неделю отдыхаем на Балтийском море в Паланге или в Ниде. Нет в мире лучшего места, чем наша Балтика,— может, потому что это родное. А зимой путешествуем, ездим по миру.
О.С.: Я знаю, что премьер-министр старается по возможности обедать дома. У него особая диета?
Л.П.: Да, мы решили перейти на более здоровое питание. Я прочитала много разной литературы на эту тему, и в результате мы разработали свою систему, частично совпадающую с тем, что предлагают книги. Мы стараемся не есть жирного, в нашем рационе много овощей и фруктов, пророщенная пшеница, орехи. Очень любим рыбные блюда.
Готовлю я сама. Впрочем, я все дома делаю сама — у нас нет ни домработницы, ни гувернантки. Я не люблю, когда кто-то другой выполняет домашнюю работу. Я вкладываю в свой дом тепло души — бессмысленно требовать того же от постороннего человека. Раз в неделю приходит моя мама и помогает помыть полы, а все остальное на мне.
О.С.: У вас и дома, и во дворе очень много растений…
Л.П.: О! Растения — это мое хобби. Они меня эмоционально поддерживают. Я считаю, что растения создают в доме особый энергетический фон. Если у меня плохое настроение, я начинаю их поливать, и все проходит.
Муж к моему увлечению относится двойственно. С одной стороны, ему нравится, что так много зелени, с другой — если я не успеваю приготовить обед, он ворчит, дескать, цветы все убраны, а обеда нет. Само по себе ничего не вырастет — на уход за цветами я трачу ежедневно около трех часов.
О.С.: А сколько растений в вашем доме?
Л.П.: Около пятидесяти. Суперредких среди них нет, но многие мне особенно дороги, так как связаны с тем или иным важным событием в нашей жизни. Например, семейное дерево — оно достаточно редкое и, говорят, приносит в дом счастье.
О.С.: А оформлением дома вы сами занимались?
Л.П.: Нет, нам с Роландасом помог один человек. Мы ему объяснили, что хотим кожаную мебель, не хотим ковров, чтоб было поменьше пыли, и прочее. Он занялся дизайном дома и сада, все просчитал и посоветовал, что где поставить, какие выбрать отделочные материалы. Сейчас я очень рада, что послушала его, хотя поначалу не со всем была согласна. В интерьер вписались не только мои растения, но и другие дорогие для нас вещи. Как, например, вот эта керамическая ваза. На ней изображена гибель Антуана Сент-Экзюпери: самолет врезается в скалы.
Когда-то ваза принадлежала моим университетским подругам, они использовали ее как урну. Мужа всегда это задевало: во-первых, ваза сама по себе очень красивая, во-вторых, за Сент-Экзюпери обидно. Однажды Роландас не выдержал и купил «урну» за 50 рублей. По тем временам это были приличные деньги. Мы вазу отмыли, почистили — сейчас она наша семейная реликвия.
О.С.: Где одевается ваш муж?
Л.П.: Роландас покупает одежду в том магазине, рядом с которым есть удобная парковка. Сейчас он, конечно, стал выбирать внимательнее — чтобы его внешний вид соответствовал его должности. А раньше считал главным, чтобы одежда была удобной и практичной, а уж отечественная она или импортная — дело десятое.
Кстати, на днях он привез домой рокерский кожаный костюм. Я чуть не упала на пороге, когда его увидела. Он обожает вечерами гонять на мотоцикле — теперь будет выглядеть как настоящий рокер.
О.С.: Занятия спортом в вашей семье обязательны для всех?
Л.П.: Самый заядлый спортсмен среди нас, конечно, Роландас. По выходным он пропадает на теннисном корте и возвращается оттуда красный как рак, совсем без сил. Так же самозабвенно он летает на самолете. Это только со стороны кажется, что пилотирование — дело легкое, крути штурвал и все. Из кабины пилота Роландас вылезает мокрый, как после парилки.
Остальным членам нашей семьи до него далеко. Мы с сыном недавно записались в теннисную секцию. Я еще студенткой играла в баскетбол — и вот сейчас, во дворе, мы установили баскетбольную корзину и иногда играем все вместе. Наконец, чтобы поддерживать форму, я каждый день накручиваю пару километров на велотренажере.
О.С.: Лайма, вы человек общительный. Часто ли у вас собираются гости, устраиваете ли вы у себя дома приемы?
Л.П.: К нам приходят только старые друзья, с которыми мы знакомы уже много лет и с которыми можно говорить по душам. Они не подведут, все всегда поймут правильно. Мы за них стоим стеной — и они за нас тоже.
О.С.: В чем, по-вашему, залог семейного счастья?
Л.П.: Главное — чтобы дети были здоровыми. А еще надо любить друг друга, уметь слушать, прощать, понимать. Все остальные проблемы — жилищные, материальные — рано или поздно решаются. Мы ведь тоже не сразу научились друг друга понимать, разное бывало, иногда не разговаривали по несколько дней. Перефразировав известную пословицу, я бы сказала: не бывает семьи без дыма. И не важно, что стало причиной дыма: тлеющая лучина или лесной пожар. Одни раздувают огонь, а другие его вовремя тушат.
Сейчас мы стараемся ладить и уступать: он мне в одних вопросах, я ему в других. Трудно было первые пять лет, теперь все устоялось. Я, честно сказать, даже не помню, когда мы в последний раз ссорились.

ОКСАНА СВЕТЛАКОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK