Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Памятник огурцу"

«Что будет с Белоруссией? — спрашивали меня после новогодней поездки к западным соседям. — Там Лукашенко такое говорит!» Я пожимал плечами: «Ну, говорит».«Что будет с Белоруссией? — спрашивали меня после новогодней поездки к западным соседям. — Там Лукашенко такое говорит!» Я пожимал плечами: «Ну, говорит». 12 лет назад в центральной газете мы с Сергеем Мостовщиковым, еще молодые журналисты, написали статью про символы страны Белоруссия. Про герб (тогда это был не нынешний венок с клевером, льном и злаковыми, а, наоборот, всадник, упрямо скачущий на запад. Или гонящийся за кем-то, сбежавшим на Запад?) Герб-то тогда назывался «Погоней». Написали про гимн. Это сейчас он начинается со слов «Мы, беларусы, — мірныя людзі». А до того во первых строках гимна нынешние «мiрныя» честно признавались, что они не сами по себе, не с улицы пришли. «Мы, беларусы, з братняю Руссю» — почти сорок лет пели белорусы на тот же, что и ныне, мотив. И, конечно же, мы не могли не выделить Александра Григорьевича Лукашенко. Про него — удивительный символ белорусской суверенной демократии (мы тогда, понятное дело, и знать не знали такого смачного термина) — написано было особенно ярко. Все-таки это был репортаж из Шклова, родного города только что избранного молодого и задорного президента. Нет, кажется, намного ярче, чем о Лукашенко, было написано о некоей Зинаиде М. — городской красавице, статью и поступью, лаской и неподступностью символизировавшей полный романтизма, трагизма и оптимизма исторический путь Белоруссии.
А еще мы написали про огурцы. Шклов — огуречная гордость белорусского народа. Огурцами родина белорусского президента испокон веков кормилась. Так и назвали заметку — «Страна огурцов». По-доброму. И получили ноту МИД Белоруссии. Возмущенные отклики в газетах соседнего государства. Даже мудрый Василь Быков не простил шуток по поводу белорусской независимости (мы еще про деньги их написали — «зайчики», ну, правда, вдумайтесь: у всех деньги, а там — «зайчики», разве не смешно?). А не менее мудрый Александр Лукашенко даже нахмурил брови. Мы тогда попробовали вкрапливать в текст белорусские слова. Лукашенко тогда стремился к объединению с Россией, по-белорусски не говорил, кажется, принципиально. В общем, не понял юмора.
Прошли годы. Герб белорусы сменили. Флаг — тоже. В гимне, вы уже знаете, переписали слова. Ни слова о России. Кстати, в традиционном и для белорусов новогоднем обращении президента Лукашенко обошелся без упоминания России. В прошлый раз вспомнил, но так, что лучше бы он этого не делал. Но тогда был самый пик газового конфликта. В этот раз дружественный президент мимоходом бросил, что есть, мол, какие-то большие страны, которые давят на маленькую, но гордую Беларусь. Про Америку, что ли, говорил? Хотя нет. Сказал: «соседние страны». Ладно. Зато, поздравляя сябров с Новым годом (по-русски, конечно же), хвалил Лукашенко друзей из Венесуэлы, Китая, Ирана. Пройдут годы, может, и появится в гордом гимне строчка про белорусов «с братним Ираном» или «братней Венесуэлой». Хотя Венесуэла плохо рифмуется.
Что еще изменилось за годы в Белоруссии? Деньги. Их еще называют «зайчиками», но никаких животных на деньгах уже не рисуют. Рисуют домики, а не портрет Лукашенко, если вы об этом подумали. Зинаида М. счастливо вышла замуж, родила двоих детей, что не мешает ей оставаться красавицей. Потому что, каким испытаниям Беларусь ни подвергай, а все равно выстоит. Изменился Лукашенко. То есть, конечно же, президентскому креслу не изменил. Да и не изменит, если этого хочет белорусский народ. А он хочет. И на выборах, и на референдумах, и по телевизору всегда это подтверждает. Александр Григорьевич народ свой любит. Не мучает его по-прежнему выступлениями на белорусском языке, потому что знает, что нормальный белорус и в быту, и на работе говорит на русском. Ну и что тут лицемерить? Не мучает Лукашенко свой народ и мудреными словами типа «этатизм». Говорит просто. Хотя этатизм, то есть активное участие государства в жизни общества, и есть смысл лукашенковской политики. Все мы, конечно, немножечко этатисты. А Александр Григорьевич всех ярче. Как Ататюрк. Или Пилсудский. Некоторые аналитики говорят, что поступки, решения, действия Лукашенко очень напоминают действия отца польской нации первой половины прошлого века. Батькой Лукашенко давно уже называют. Но так, любя, неофициально. До официального, как у Пилсудского, поста «начальника государства» дело еще не дошло. Да и не дойдет. Лукашенко — социалист. Настоящий, советский. В этом он неизменен. Изменился Александр Григорьевич в другом. У него проявилось замечательное чувство юмора. Он часто шутит. Может надеть голубой пиджак с металлическими пуговицами на молодежную вечеринку. Или ходить с другом Уго Чавесом в одинаковых красных рубашках. Любит покататься летом на лыжах. Естественно, роликовых. Выступает за любительскую сборную Белоруссии по хоккею. Естественно, с номером 1 на фуфайке. А то признается, что любит и один в хоккей поиграть. Сам с собой. Смешно.
Вот и стали строить в Белоруссии смешные памятники. Картофелю — в Минске. Букве «ў» — в Полоцке. Бобру — в Бобруйске. В Бобруйске еще собираются поставить памятник Шуре Балаганову. А в Витебске замахнулись на монумент Хоттабычу. Беларусь подумала-подумала и согласилась с нашим определением, что огурцы — важная составляющая часть ее экономики. В Шклове по этому поводу поставили памятник огурцу. Что происходит в Белоруссии? Что будет с ней? Что говорит Лукашенко? Да все в порядке в стране огурцов. Спокойно, чисто, радостно. Ну и что, что в огурцах нет белков и жиров? Зато они на 95% состоят из воды. И хорошо усваиваются организмом.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK