Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Пан или пропан"

Все время приходится что-то из чего-то выбирать. Быть или не быть? Пан или пропал? Кошелек или жизнь? Орел или решка? «Рокфор» или «Бресс бле»? Причем в последнем случае выбирать сложнее всего: как же легка и беззаботна была жизнь, когда в магазине сыра либо не было вообще, либо он был, но строго одной разновидности, просто такой условный сыр под названием «Сыр», и не надо было ничего выбирать… Хотя нет, все равно выбирать приходилось: каждый был волен решить, стоять ему час в очереди за этим безальтернативным сыром или не стоять. Вот ведь мученье-то!Смутно помню, что мама тогда ходила вся бледная и ни на секунду не расставалась с какими-то вонючими каплями, папа с утра до ночи метал громы и молнии, а моя старшая сестра Маринка, мрачная и упрямая, на всех обиделась и ни с кем не разговаривала. Меня, как лицо младшего школьного возраста, в проблему до конца старались не посвящать, но даже радость от того, что меня скоро примут в пионеры, не помешала мне заметить: что-то в нашем доме не так. Сейчас-то, конечно, они все трое совершенно искренне считают, что тогда страшно радовались и все такое, но я-то помню…
Ну так вот: Маринке было семнадцать лет, и ей по понятным причинам пришлось немедленно выйти замуж. Дочку назвали Инночкой, а мне страшно нравилось, что я вдруг стала тетей. Быть тетей мне понравилось значительно меньше, когда Маринка повадилась спихивать на меня Инночку…
Но это дело прошлое. Сначала я нянчилась с Инночкой, потом Инночка нянчилась с моими детьми, так что произошел нормальный круговорот всего в природе. Тем более что, похоже, скоро моим детям предстоит возиться с детьми Инночки: когда ей почти исполнилось двадцать, она собралась замуж.
Тогда мне было смешно: теперь уже Маринка бегала по дому, зеленая и с каплями, по-моему, с теми же самыми, что и мама в свое время, а ее муж, в смысле Инночкин папа, кидал на всех злобные взгляды и взрывался по любому поводу. И это при том, что Инночка, девушка современная и грамотная, вовсе не была беременной — просто она решила выйти замуж, и все тут. Говорила, хочет попробовать, как это, а не понравится — разведется, подумаешь, проблема!
Проблема у нас оказалась в другом: Инночка была страшно влюблена, но не совсем уверена, в кого именно. То есть не так — она была примерно одинаково страшно влюблена сразу в двоих молодых людей и никак не могла решить, кому именно отдать предпочтение. По-моему, именно это больше всего и пугало ее родителей, соединившихся в юности и выбора в свое время не имевших.
Оба кандидата были несколько старше Инночки, но не настолько, чтобы это могло кого-нибудь шокировать. Оба вполне успешны — один на поприще газа, в смысле газового бизнеса, а другой — совсем наоборот, что-то такое предпринимал в шоу-бизнесе. Оба очень славные, оба испытывали по отношению к Инночке самые серьезные намерения. И в довершение кошмара, обоих звали Андреями, так что выбрать из них было никак невозможно. Вот если бы, например, один из них был, скажем, Эдиком или Аликом, чего Инночка не выносила, — как все легко решилось бы…
Или если бы один Андрей был весь такой положительный, а второй Андрей — негодяй, бандит, наркоман и алкоголик, тогда бы все было бы просто: Инночка, разумеется, выбрала бы негодяя и прекратила бы мучиться. В смысле, прекратила бы мучиться из-за выбора, начала бы мучиться совсем по другому поводу и быстренько разочаровалась бы в супружеской жизни. Да, легко выбирать из минуса и плюса; но выбрать из двух плюсов того, кто плюсее, — это даже сложнее, чем корову покупать.
Естественно, просить совета у родителей Инночка не собиралась — те и так выли с утра до ночи, в том смысле, что зачем же так рано выходить замуж, надо же сначала образование получить (сами-то в семнадцать лет поженились, и ничего! Но когда Инночка решила напомнить им обстоятельства своего появления на свет, ее родители сказали ей, что это совсем другое дело, потому что тогда было совсем другое время и вообще — «не повторяй наших ошибок». «Значит, ваш брак оказался ошибкой?» — спросила Инночка. Родители заткнулись).
Да и вообще — какой дурак в свои почти двадцать будет так уж слушать советы безнадежно устаревших родителей? Что те могут понимать в вопросах любви и брака?
— Лен, поговори хоть ты с ней, — рыдала Маринка. — Может, она тебя послушает?
— О чем поговорить-то? Ты хочешь, чтобы она выбрала какого-то конкретного Андрея, или ты хочешь, чтобы она вообще ни за одного из них не выходила?
— Я уж и не знаю, — надрывалась сестра, — но я знаю, что я так больше не могу. Ну поговори с ней, чего тебе стоит!
Пришлось мне позвать Инночку к себе в гости с целью поговорить.
— Ты долго будешь мать мучить? — строго спросила я.
Надо сказать, Инночка никогда не видела во мне по-настоящему взрослого человека, принадлежащего к поколению ее родителей. Впрочем, я и впрямь пребывала где-то посередине — я имею в виду, в смысле возраста, так что для нее я была несколько более достойным внимания человеком, чем мама с папой. В смысле, она допускала, что я еще способна кое-что соображать и иногда в состоянии нести не совсем уж окончательную чушь. Наверное, поэтому она и решилась:
— Лен, раз тебе уж так жалко мою мать, тогда помоги мне выбрать, а то я скоро совсем свихнусь. Клянусь: как скажешь, так и будет.
И вот что мы с ней придумали: Маринку с мужем отправляем на дачу, а Инночка зовет к себе гостей. Не только женихов, но для конспирации и всяких других друзей-подружек. Женихи друг про друга не знают; Инночка каждого предупреждает, что дома будет злая тетка, то есть я, поэтому пусть Андреи ведут себя прилично и не нежничают. А злая тетка исподтишка наблюдает за кандидатами, потом выносит насчет них свой вердикт, и Инночка выходит замуж на того, кого ей рекомендует тетка, ее мать успокаивается, и все живут долго и счастливо.
…Жалко, что у нас запрещено двоемужество: мне понравились оба Андрея. Оба милые, веселые, остроумные, вежливые и, похоже, действительно очень славные. Андрей-газовщик немного построже, по крайней мере внешне, ну, его профессия обязывает, весь стриженый, бритый и в костюме. Андрей-шоу-бизнес… Эх, если бы мне было бы лет пятнадцать, я в него тут же влюбилась бы навеки: темные кудри до плеч, синие глаза, прямо Мэл Гибсон в «Безумном Максе». То есть в смысле посмотреть шоу-бизнес, конечно, лучше газа — он такой красивый, что даже слишком.
Я с трудом вспомнила, что мне все-таки не пятнадцать и что такой красивый мужчина Инночке обязательно истреплет все нервы — а газ, между прочим, тоже вовсе не урод, просто он потерялся рядом с шоу-бизнесом, а кто бы рядом с таким не потерялся, а если их рядом не ставить, то банкир окажется вполне ничего себе, а в браке внешность мужа особого значения не имеет… Словом, вы понимаете ход моих мыслей.
В конце концов я позвонила Инночке и порекомендовала ей выбрать газовщика.
В следующий раз я увидела жениха только на свадьбе. Представляете себе, как я удивилась, увидев рядом с Инночкой того самого не рекомендованного к браку красавчика Мэла Гибсона! Честно говоря, я настолько разозлилась, что выковыряла невесту из-за свадебного стола и принялась предъявлять ей претензии:
— Ты что же — спрашивала моего совета только для того, чтобы поступить наоборот?
— То есть как это? — не поняла Инночка. — Ты же сама сказала: бери газ, газ бери… Ну я и взяла! Хотя, если честно, поначалу сомневалась — больно уж хорошенький…
М-да. Ну и кто же виноват, что бизнесмен выглядит, как вольный художник, а деятель шоу-бизнеса зачем-то упаковался в строгий костюм? Тогда, на вечеринке, я была настолько уверена в том, кто есть кто, что даже не стала ничего уточнять, Инночке тоже не пришло в голову просветить меня на этот счет. И вот результат: она выходит замуж за рокового красавца, он погубит ее жизнь и молодость, а во всем буду виновата я! Кошмар!
Я страшно расстроилась. Я стала придумывать, что бы мне сказать в свое оправдание, когда однажды ко мне прибежит заплаканная Инночка и станет рассказывать о многочисленных изменах своего легкомысленного мужа, о куче секретарш и манекенщиц, осаждающих богатого и красивого Андрея, который приходит домой под утро, пропахший чужими духами, и даже не трудится наврать что-нибудь правдоподобное.
И когда Инночка меня спросит, почему я посоветовала ей выйти замуж за такого негодяя, мне придется рассказать ей правду. И этого момента я жду с ужасом.
Хотя, поскольку я жду этого уже пятый год, ужас стал не таким ужасным, как поначалу.
А Андрей начал лысеть и толстеть, так что теперь он не такой уж и потрясающий красавец.
А другого Андрея я недавно опять видела по телевизору. Похоже, тот факт, что Инночка его в свое время отвергла, пошел ему на пользу: выглядит он отлично, гораздо лучше, чем раньше, и куда лучше, чем Андрей-муж сейчас. И если бы мне пришлось опять выбирать, я бы, наверное, побоялась бы порекомендовать племяннице такого красавца. Который, кстати, за это время успел уже два раза развестись, причем каждый раз со скандалом всероссийского значения.
Похоже, получается, что я проявила невероятную, не свойственную мне прозорливость, просто ясновидение какое-то. Может, мне стоит попробовать играть на бегах?

ЛЕНА ЗАЕЦ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK