Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Парк ящурного периода"

Взбесившиеся или заболевшие ящуром европейские буренки не угрожают ни своим российским товаркам, ни самим россиянам. Потому что подцепить коровье заболевание человеку крайне затруднительно, а место европейского мясного импорта займет американский или китайский. Так, по крайней мере, считает главный ветеринарный врач РФ Михаил КРАВЧУК.«Профиль»: Михаил Владимирович, коровьи болезни — то бешенство, то ящур — последние два года просто сотрясают Европу. Есть ли опасность, что эти заболевания распространятся на Россию?
Михаил Кравчук: Давайте по порядку. То, что вы называете «коровьим бешенством» на самом деле губкообразная энцефалопатия. Это сравнительно новое заболевание крупного рогатого скота, которое возникло в середине 80-х годов в Англии. Дело в том, что возбудитель этого заболевания — инфекционный белок прион — поражает центральную нервную систему животного, что приводит к летальному исходу.
Он существенно отличается от бактерий и вирусов и не погибает под воздействием высоких температур. Именно с этим свойством связано его широкое распространение в Европе. Дело в том, что заболевших животных там перерабатывают в мясокостную муку, которая является ценной кормовой добавкой. Технология производства такова, что все бактерии и вирусы в муке погибают, а прион — нет. Развивается он довольно долго — иногда несколько лет. Поэтому пока в Европе поняли, насколько он опасен, посредством этой самой мясокостной муки успели перезаразить довольно много не только английского, но и другого европейского поголовья.
«П.»: А нам удалось этого избежать?
М.К.: Нам повезло. В конце 80-х — начале 90-х у нас не было средств на закупку муки и племенного скота. Так что в России случаи заболевания губкообразной энцефалопатией пока не зарегистрированы.
«П.»: Опасен ли этот самый прион для человека?
М.К.: Однозначного ответа на этот вопрос нет. Медики склоняются к тому, что теоретически он может накапливаться в центральной нервной системе человека и в определенный момент вызывать заболевание, кончающееся смертью. Но, повторяю, это одна из версий. Впрочем, мы в любом случае уже с 1991 года принимаем все меры по профилактике заболевания.
«П.»: В чем они заключаются?
М.К.: Во-первых, и мы, и европейцы проводим постоянные исследования на предмет обнаружения случаев заболевания. Кроме того, и у нас, и в Европе существуют запреты на поставку из «опасных» стран определенной животноводческой продукции. Мы считаем, что само по себе мясо не представляет опасности. Наиболее опасны мозг, костный мозг, внутренние органы, то есть субпродукты. Именно они и не импортируются из «опасных» европейских стран — прежде всего Англии и Голландии. Европейцы сейчас рассматривают возможность запретить реализацию на рынке всего, исключая собственно бескостное мясо. Но губкообразная энцефалопатия — не самая основная проблема. С ящуром все серьезнее.
«П.»: Почему? Он опаснее для человека?
М.К.: Для человека ящур не опасен. То есть в принципе вероятность заражения существует. Лет сорок назад даже был зарегистрирован один случай летального исхода. Однако обычно заболевание протекает в легкой форме — высыпания на губах, температура. Короче, ничего страшного — нечто вроде гриппа средней тяжести.
«П.»: В чем же проблема? Откуда такие страсти?
М.К.: Ящур — заболевание экономическое, потому что может нанести существенный урон сельскому хозяйству. Он существует так же долго, как скотоводство. Животные болеют значительно тяжелее, чем человек, и в большинстве случаев погибают. Заболевание развивается очень быстро, а его возбудитель очень живуч. Проблема в том, что вспышка ящура за считанные дни может уничтожить огромное количество скота.
«П.»: Есть ли ящур в России?
М.К.: Последняя существенная вспышка была зарегистрирована в 60-х годах. Но «уголь тлеет» постоянно. Дело в том, что у многих наших соседей: в Монголии, Турции, последние годы в Казахстане — то и дело регистрируются вспышки этого заболевания. Наша ветеринарная служба постоянно проводит профилактические меры по предупреждению его возникновения. Пока справляемся.
«П.»: Что это за меры?
М.К.: Прежде всего вакцинация. 13 субъектов Федерации, среди которых Оренбургская область, республики Северного Кавказа и т.д., считаются особенно опасными с точки зрения ящура. Там постоянно проводятся поголовные вакцинации скота. Сейчас в связи с возникновением дополнительной опасности со стороны Европы мы собираемся создать резерв в размере 5,5 млн. доз вакцины и, естественно, проводим ряд других мероприятий. В частности, запрещаем ввоз европейского мяса до тех пор, пока не будут устранены очаги заболевания (такой запрет действует с 26 марта нынешнего года.— «Профиль»).
«П.»: Насколько серьезна проблема для Европы и как ее решают?
М.К.: Дело в том, что они не сталкивались с ящуром уже много лет. Кроме того, их методика решения проблемы отличается от нашей. Мы проводим вакцинацию и уничтожаем заболевших животных. Они же вакцинации не проводят, а просто уничтожают всех животных в очаге заболевания. С нашей точки зрения, эта методика неверна. Ведь переносчиками ящура могут быть, например, грызуны. Ферму уничтожают, они уходят на другую, заражают поголовье там и т.д. Но это, как говорится, их проблемы. Тем более что они могут себе позволить такие меры. Их бюджет вполне способен справиться с подобными расходами. Ведь там, в отличие от нас, все потери фермеру возмещает государство.
«П.»: Гарантированы ли мы от того, что европейцы каким-то образом будут поставлять на наш рынок мясо, которое запрещено к продаже у них? Есть ли вероятность попадания зараженного мяса в Россию?
М.К.: Такая вероятность приближается к нулю. В Европе можно проследить жизненный путь каждой коровы — от момента рождения чуть ли не до момента, когда ее съедят. Они очень серьезно контролируют ситуацию. Мы, со своей стороны, ввели ряд запретов, поэтому я уверен, что такая возможность отсутствует. Кроме того, ведь все убытки европейским фермерам покрывают государство и страховые компании. Так что даже экономической мотивации для поставки нам мяса больных животных у них нет.
«П.»: Как отразятся запреты на поставку европейского мяса на нашем рынке? Ведь своего нам не хватает.
М.К.: Дело в том, что закрыта только Европа. США, Канада, Австралия, Южная Америка, наконец, Китай открыты. Так что проблемы не вижу. Кроме того, на прошлой неделе у меня было совещание с руководителями крупнейших мясоперерабатывающих заводов. Они обеспокоены, но утверждают, что только на мясокомбинатах запасов, по крайней мере, на месяц. Есть запасы и в промышленных холодильниках. Возможно, некоторые коммерсанты и попытаются сыграть на этой ситуации, чтобы повысить цены, но это будет чистой воды спекуляция.

ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK