Наверх
7 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Партии навылет"

Для КПРФ и ЛДПР предстоящие выборы в Госдуму вполне могут стать последними.   Смерть бессменного депутата Госдумы Виктора Илюхина, скоропостижно скончавшегося в конце марта на 62-м году жизни, стала уже четвертой потерей для фракции КПРФ за последний год. В течение 2010 года из жизни ушли такие опытные и влиятельные коммунисты, как экс-глава советского Госплана Юрий Маслюков, успевший, кстати, поработать первым вице-премьером в «коалиционном» правительстве Евгения Примакова, бывший первый замминистра иностранных дел СССР Юлий Квицинский и дважды Герой Советского Союза, космонавт Виталий Севастьянов. Череда смертей обнажила стоящую перед КПРФ проблему старения вождей. Кто не помнит: закат некогда всемогущей КПСС тоже начался с «гонок на лафетах» — тогда, в начале 80-х, смертность среди членов Политбюро существенно превысила среднюю смертность по стране. Впрочем, старение лидеров происходит и в ЛДПР, за той лишь разницей, что у либерал-демократов всегда был лишь один вождь. Тоже, между прочим, не мальчик.
   
«КОМСТАР» — КОММУНИСТИЧЕСКОЕ СТАРЕНИЕ  


Партийное старение для КПРФ, пожалуй, сейчас одна из самых актуальных проблем: средний возраст членов фракции КПРФ уже сейчас превышает пенсионные 60 лет. Наиболее известные партийцы еще более пожилые люди. Так, нобелевскому лауреату, академику РАН Жоресу Алферову — 81, отцу-основателю КПРФ Валентину Купцову — 73, самому лидеру КПРФ Геннадию Зюганову в июне исполнится 67 и даже сравнительно молодым зампредам ЦК КПРФ Владимиру Кашину и Ивану Мельникову в этом году будет 62 и 60 соответственно. Конечно, на предстоящих выборах в Госдуму возраст лидеров никак не скажется: все они полны сил и уверенности в победе. Однако следующие думские выборы в соответствии с недавними поправками в Конституцию пройдут в конце 2016-го. Смогут ли лидеры КПРФ и через пять с лишним лет оставаться в той же физической и политической форме? А если нет, то кто придет им на смену?
   Тех, кому нет пятидесяти, во фракции КПРФ немного — из 56 депутатов-коммунистов таких всего 12. Бывший член фракции КПРФ в Госдуме, ныне член экспертного совета Счетной палаты РФ Владимир Семаго объясняет партийное старение тем, что каждый год партия, получая все меньше мандатов, старается распределять их среди своих ветеранов — весьма заслуженных, но неуклонно стареющих. «Придя в органы власти, в том числе в Госдуму, коммунисты получили тот статус, который был у них еще в советские годы, — говорит Семаго. — И выкорчевать их из этих теплых кабинетов практически невозможно. Из-за этого в партии на протяжении двадцати лет никто не занимается взращиванием новой, молодой смены».
   Ведущий научный сотрудник Института социологии РАН Леонтий Бызов считает, что причиной старения партийной коммунистической элиты стало еще и то, что Геннадий Зюганов сознательно убирал из партии всех молодых и перспективных политиков, которые могли бы составить ему хоть какую-то конкуренцию. «Борьба за лидерство КПРФ каждый раз заканчивалась победой Зюганова, его противникам каждый раз приходилось покидать партию, — напоминает Бызов. — Так закончилась история со спикером Геннадием Селезневым, режиссером Николаем Губенко, Светланой Горячевой, входившей некогда в первую тройку избирательных списков КПРФ: все они были исключены из партии только потому, что Геннадий Андреевич не терпел и не терпит конкуренции». По словам Бызова, для Зюганова борьба за лидерство внутри партии давно уже стала более самоценной, чем борьба с «антинародным режимом».
   В результате вокруг лидера КПРФ, по словам его бывших однопартийцев, в буквальном смысле образовалось выжженное поле. «Сейчас сложно сказать, кто бы мог занять место Зюганова, — говорит Бызов. — Второе лицо в партии, Иван Мельников, человек хотя и покладистый и спокойный, но, безусловно, недостаточно яркий, поэтому, даже если и станет лидером партии, вряд ли сможет надолго на этой позиции удержаться. Тем более что он ненамного моложе самого Зюганова».
   Проблему со сменой поколений в КПРФ признают и сами коммунисты. «Пока такого политика в КПРФ, который был бы сопоставим с Геннадием Андреевичем по влиянию на партийный электорат, у нас нет: Зюганов сам по себе увеличивает электоральную поддержку партии в два раза», — признает секретарь ЦК КПРФ, депутат Госдумы Сергей Обухов.
   
ПАРТИЯ ПОЖИЛОГО ЧЕЛОВЕКА  

В ЛДПР проблема старения кадров, казалось бы, стоит не так остро. У этой партии только один по-настоящему стоящий кадр — сам Владимир Жириновский. В отличие от КПРФ, унаследовавшей от КПСС практику коллективного руководства, ЛДПР — партия вождистского толка. Возраст ее членов не имеет значения: если нужно, всегда можно набрать новых. Гораздо важнее возраст вождя, ведь его, в случае чего, менять просто не на кого. Между тем Жириновскому в конце апреля исполнится 65, а к следующему избирательному циклу будет 70. Да, у него подрастает (в политическом смысле, разумеется) сын — формальный лидер фракции Игорь Лебедев. Однако сможет ли он перехватить бразды правления партией, если понадобится. И самое главное: перехватив эти бразды, сможет ли Лебедев обеспечить ЛДПР прохождение в Думу?
   Многие в этом сомневаются. Что и говорить: предвыборный слоган «ЛДПР — партия Лебедева» звучит как-то не очень убедительно. «ЛДПР — это личное изобретение Владимира Жириновского: он просто гениальный политик, построивший свою партию на пустом месте, — говорит президент Центра политических технологий Игорь Бунин. — За Жириновского голосуют потому, что прикольно, потому что он всегда точно и умело может отвесить оплеуху своим оппонентам». «Заменить его не сможет никто, даже его сын Игорь Лебедев», — уверен политолог.
   Социолог Леонтий Бызов уверен, что найти себе достойного сменщика Владимиру Жириновскому не удастся и через пять лет. «ЛДПР как партии нет и никогда не было, — говорит Бызов. — Она набирала очки не благодаря своей программе или своим идеям, а исключительно благодаря артистическим способностям Владимира Вольфовича, и без него партия ничего не наберет и умрет».
   Конечно, сами либерал-демократы с таким мнением не согласны. «ЛДПР — это партия не только Жириновского. Партия состоялась сама по себе. Люди знают, что ЛДПР борется за права русского народа, за более демократичное государство», — уверял «Профиль» либерал-демократ Сергей Иванов. По его словам, ЛДПР будет продолжать этот курс независимо от того, кто ее возглавит. Но даже Иванов вынужден был признать, что пока не представляет, кто именно сможет заменить по популярности Владимира Жириновского в ближайшие годы. О том, что проблема существует, в интервью «Профилю» летом прошлого года признался и сам Владимир Жириновский. Впрочем, похоже, и он не видит, каким может быть ее решение. По его словам, если в партии появится тот, кто сможет добиться для ЛДПР лучших результатов хотя бы на 2-3%, он тут же на очередном съезде станет лидером ЛДПР. «Пока такого нет», — признался политик и тут же подчеркнул, что на сегодня вопрос о передаче власти вообще не стоит. По словам Жириновского, он сам еще полон сил и в состоянии управлять партией. При этом, утверждает политик, передача партийного руководства по родственной линии может быть воспринята весьма неоднозначно избирателями.
   
ГОНКА БЕЗ ЛИДЕРОВ  

Если же в течение ближайшего избирательного цикла, то есть следующих пяти лет, ЛДПР и КПРФ не удастся решить кадровую проблему, то перед выборами в Государственную думу седьмого созыва в 2016 году они могут столкнуться с трудностями проблемами, решить которые им не поможет никто. Даже Кремль: ведь это единственные партии, создававшиеся не сверху, а снизу, имеющие устойчивый, и в первую очередь протестный, электорат и при этом до сих пор остающиеся на плаву. В них заменить одного лидера на другого (скажем, Сергея Миронова на Дмитрия Рогозина или, к примеру, Бориса Грызлова на Вячеслава Володина) проще простого: электорат этих партий к новшествам отнесется с пониманием. Но избиратели КПРФ или ЛДПР навязанного сверху лидера не воспримут.
   И, значит, перед ними весьма жесткая альтернатива: либо постепенно начать обновление, либо уйти в прошлое. Но и обновление несет в себе весьма серьезные риски.
{PAGE}
   Для КПРФ смена лидера, скорее всего, обернется лишь сужением электората, предрекают политики и эксперты. «У нас был прецедент, когда в 2003 году Геннадий Андреевич не избирался на пост президента, уступив место Николаю Харитонову, — напоминает Сергей Обухов. — И тогда это действительно привело к определенной потере электората: многие наши избиратели просто не пошли голосовать. Но все же мы тогда показали, что и без Зюганова во главе мы способны мобилизовать электорат, который нас поддерживает, но, конечно, не без потерь». С коммунистом согласен и Леонтий Бызов. Он также считает, что КПРФ — очень устойчивый бренд: «Для многих, кто голосует за компартию, по сути, не важно, кто во главе, — говорит Бызов. — Если КПРФ не расколется, она всегда сможет набирать свои 8-10%». Но в том-то и дело, что уход с политической сцены Геннадия Зюганова вполне может привести к глубокому кризису в КПРФ, положив начало нешуточной борьбе за власть. В истории КПСС были такие эпизоды.

   ЛДПР в случае ухода с поста Владимира Жириновского ждет еще более драматичный сценарий. «Об ЛДПР без Жириновского все быстро забудут», — предрекают эксперты. И тогда уже Кремль столкнется с серьезной проблемой. Ведь ЛДПР и КПРФ зачастую играют роль отмененной по инициативе власти графы «Против всех», притягивая к себе довольно большое число оппозиционно настроенных россиян. Кто возьмет на себя функцию политического громоотвода? «Единая Россия» попытается в этой ситуации играть на поле КПРФ, перетаскивая на свою сторону спокойных и консервативных избирателей, — считает гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов. — Но тем не менее голоса наиболее активных критиков режима все равно будут уходить оппозиционным партиям, а не партии власти».
   «В случае смены лидеров эти партии сперва придут к внутреннему коллапсу и потом либо разрушатся целиком, либо на место старых лидеров придут люди из партийных низов, которые перехватят инициативу и построят на прежнем фундаменте совершенно новые партии», — прогнозирует политолог Дмитрий Орешкин.
   Будут ли эти новые лидеры столь же сговорчивы с властью, как нынешние, или же они привнесут с собой столь напрягающий власть заряд социального или даже националистического радикализма? И кто пойдет под новые партийные знамена: старушки, привыкшие голосовать «за Геннадийандреича», прикалывающиеся от «Жирика» недотепы или же те, для кого борьба за власть действительно является целью всей жизни? Ответы на эти вопросы сейчас не знает никто.

 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK