Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Патрон из обоймы"

Владимир Путин уволит Михаила Касьянова только тогда, когда существенно упадет президентский рейтинг и надо будет обвинить в неудачах какую-нибудь крупную фигуру.Черная метка

Не прошло и года после официального вступления Владимира Путина во власть, как в кабинете министров Михаила Касьянова наконец случилась первая отставка. Хотя, честно сказать, в опалу попал «стрелочник» — министр энергетики Александр Гаврин, попал, что называется, до кучи, как бы за компанию с губернатором Приморья Евгением Наздратенко.
Кстати, охоту на последнего нынешний главный энергетик страны Анатолий Чубайс вел еще в бытность свою главой ельцинской администрации. Уже тогда на Наздратенко собирали компромат, а его вечного оппонента — бывшего владивостокского мэра Виктора Черепкова — рассматривали как реальную оппозицию всесильному губернатору.
Войну с Наздратенко Чубайс продолжал вести и на посту президента РАО «ЕЭС России», чуть ли не ежедневно отключая Приморье от рубильника. Нынешний энергетический кризис на Дальнем Востоке тоже не обошелся без Чубайса. Говорят также, что в крае достаточно местного угля — в частности, запасов Лучегорского и Новошахтинского угольного разрезов хватило бы на отопление не одного Приморья, но эти разрезы не были подготовлены к зиме, за что местное энергетическое начальство в конце концов извинилось перед приморскими жителями.
Короче, стоило Приморскому краю в разгар зимних холодов в очередной раз замерзнуть, как Наздратенко наконец убрали, не дав даже вопреки чиновничьей этике залечить сердечные раны в краевой больнице,— дальневосточный полпред президента Путина Константин Пуликовский вообще заявил о политическом характере губернаторского инфаркта. Так или иначе, но именно из больницы Наздратенко по телефону разговаривал с Путиным, и именно там состоялся решающий разговор губернатора с начальником Главного контрольного управления президента РФ Евгением Лисовым — после чего местный воевода «добровольно» подал в отставку, хотя мог оставаться на своем посту еще целых два года.
Но, поспособствовав отставке Наздратенко, Анатолий Чубайс тоже получил от президента «черную метку», потому что виновниками кризиса в Приморье вместе с краевой администрацией и Минэнерго президент назвал РАО «ЕЭС России». После чего Путин обязал главу своей администрации Александра Волошина лично заняться кадровой политикой в главном энергетическом ведомстве страны, дав тем самым Волошину шанс привлечь туда как можно больше своих менеджеров в противовес чубайсовским людям.
К тому же на состоявшемся собрании акционеров РАО Чубайс вынужден был то ли под нажимом Кремля, то ли следуя закону «Об акционерных обществах» внести изменения в устав компании. Теперь снять главу РАО «ЕЭС России» можно не 75% голосов акционеров (такая поправка была внесена вскоре после того, как Чубайс возглавил энергохолдинг), а 50% плюс один голос. Отныне тот же Волошин, представляя государство в РАО «ЕЭС России» и голосуя 52% государственных акций, может по согласованию с президентом лишить Чубайса должности. Тем более что, по неофициальной информации, Волошин держит место председателя правления РАО «ЕЭС России» про запас для себя — не век же ему сидеть в президентской администрации.
Из Парижского клуба Приморья не видать

Что до первой отставки в кабинете Касьянова, то о перемене в жизни министра Гаврина публично объявил не премьер-министр, а президент. Сам Михаил Касьянов в разгар битвы за теплый очаг в каждом приморском доме оставался в стороне, отдав эту проблему на откуп министру по чрезвычайным ситуациям Сергею Шойгу, — тот, во второй раз за эту зиму прилетев к замерзающим приморцам, отреагировал конгениально, предложив варить или менять лопнувшие трубы и завозить в край недостающие батареи отопления.
Любопытно, что сам Шойгу к энергетике отношение имеет весьма опосредованное, но именно он с наступлением зимы занимался приключившимся энергетическим кризисом — в конце концов кризис явление чрезвычайное, так вроде бы «чрезвычайному» министру это вполне по должности. По крайней мере, в Приморье он летал, как было сказано, аж дважды. Кстати, в первый свой визит в середине декабря, как утверждает кремлевский собеседник «Профиля», якобы по просьбе ельцинской семьи, с которой у Наздратенко под конец сложились не только дружеские, но и деловые отношения, Шойгу вывел губернатора из-под удара. Но уже во второй свой приезд последовал команде из Кремля, назвав его в числе виновных. Добавим, что и по сей день главным командиром по наведению порядка в Приморском крае остается все тот же Сергей Шойгу.
Между тем ни вице-премьер по ТЭКу Виктор Христенко, ни глава РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс, ни, наконец, сам глава кабинета министров Михаил Касьянов в публичных трудах по обогреву приморцев замечены не были. Хотя справедливости ради стоит заметить, что российский премьер отнюдь не любитель показательных выступлений. К тому же и проблемы у него (с точки зрения государства) сегодня поважнее. А именно договориться с Парижским клубом кредиторов, который уперся и никак не хочет идти навстречу российской власти: если и не реструктурировать наш долг, то взять хотя бы натурой — например, «вложиться» путем обретения акций в российскую химическую или перерабатывающую промышленность, превратив тем самым наши долги в свои инвестиции. Однако тут незадача: буржуины ничего, кроме денег, от нас не хотят. А это значит, что правительство и лично премьер Касьянов пока не выполнили свою главную задачу, определенную президентом Путиным в его послании Федеральному собранию,— именно там глава государства сообщил, что главное для кабинета министров — это договорится о реструктуризации внешнего долга.
Вечный Касьянов

Так или иначе, но сейчас Михаил Касьянов вынужден пойти на пересмотр того самого бюджета-2001, который впервые за все время существования посткоммунистической России считался гордостью правительства, потому что пропагандировался как бездефицитный. Очевидно, неудача Касьянова в переговорах с Парижским клубом и послужила причиной слухов о его скорой отставке. Хотя люди опытные, такие как, например, бывший директор ФСБ, а ныне депутат Думы Николай Ковалев, считают, что слухи об отставке премьера и сама отставка — вещи, друг от друга слишком далекие: «Когда столь усиленно говорят об увольнении того или иного человека, это значит, что об отставке, если она и созрела в голове у президента, никто на самом деле не знает».
Собеседник «Профиля» в правительстве предполагает, что слухи о скорой отставке Касьянова распускают пиарщики из Тюменской нефтяной компании: там якобы разозлились из-за того, что ТНК не дали купить «Славнефть», которую она было себе присмотрела.
Депутат же Думы Алексей Митрофанов вообще считает нынешнего премьера великолепным штабным работником, которые нужны при любом режиме и во все времена: «Касьянов — вечный, как в свое время Громыко, и, как сильный чиновник, он сохранится в руководстве страны».
Вечный или нет — это вопрос времени, но, похоже, президента Михаил Касьянов ничем не обременяет. К тому же сам Путин, как бывший разведчик, имеет привычку к тщательно спланированным операциям, исключающим ошибку, и в какой-либо спешке при принятии решений до сих пор замечен не был. Поэтому и кадровые инициативы, исходящие от него, пока весьма незначительны с точки зрения публичности.
К тому же Путина вполне устраивает сложившийся триумвират — он сам, глава президентской администрации Александр Волошин и послушный воле последнего премьер, который, как говорят в Кремле, без согласования с Волошиным не принимает ни одного более-менее важного решения.
Вершки и корешки

Что касается непубличности, порой даже невидности премьера, то это как раз и удобно президенту, который и сам избегает публичного участия в громких делах и постепенно приучает к себе жителей, соскучившихся по негромким брежневским временам. Из-за крайнего дефицита в собственных кадрах Путину вряд ли с руки начинать масштабную чистку вроде маломотивированной отставки премьера. Скорее, президенту сподручнее перевербовать ельцинскую гвардию, воссоздав, например, советскую номенклатурную систему — тогда, раз попав во власть, человек гарантированно в ней оставался, менялись только «участки» работы. Пока, во всяком случае, Путин, в отличие от Ельцина, не воспользовался (а может, не сумел воспользоваться) ни одним стопроцентным поводом для политической отставки — Наздратенко ушел «сам», а отставка министра Гаврина мало соотносится с большой политикой. Так что те, кто год назад боялся отставки, уже привыкли к новому президенту и готовы ему служить — по крайней мере, до тех пор, пока нет слишком явных признаков ослабления главы государства.
Такой подход не лишен здравого смысла, полагает депутат Думы Николай Гончар: «Никогда не стоит загонять человека в угол и делать из него врага, которому нечего терять. По этой причине Путин не добивает, например, ни московского мэра Лужкова, ни питерского губернатора Яковлева».
Так что скорые перемены в верхах исполнительной власти вряд ли грядут, если, конечно, не случится что-нибудь экстраординарное. По мнению кремлевского собеседника «Профиля», Путин уволит Касьянова только в том случае, если существенно упадет президентский рейтинг и надо будет обвинить в неудачах какую-нибудь крупную фигуру. В ближайшие же два года, по мнению собеседника в Кремле, это вряд ли возможно.
А через два года, воспользовавшись принимаемым ныне Думой законом «О политических партиях», президент попробует создать в будущей Думе подконтрольное ему конституционное большинство. Как раз к тому времени, то есть к 2003 году, на Россию падает главная тяжесть выплат по внешнему долгу — и вот тогда, если ситуация в экономике не улучшится, Путин может отвести от себя накопившееся недовольство населения, отправив в отставку нынешнего премьера. Имея же конституционное большинство в Думе, президент будет в силах не только провести любого своего назначенца в премьеры, но и решить проблему срока пребывания во власти собственной персоны. Например, попробовать узаконить возможность своего избрания в будущем на третий срок (сейчас по Конституции у президента два срока) — не случайно такую возможность он предоставил губернаторам.
Сейчас Владимир Путин всерьез озабочен подготовкой к пышным торжествам, посвященным 300-летию его родного Санкт-Петербурга, а премьер Касьянов озабочен, как было сказано, внешними долгами. Кому вершки, а кому — корешки.

ИНЕССА СЛАВУТИНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK