Наверх
5 декабря 2021
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Пауза в середине года"

Некоторое ослабление центральной власти в канун и после выборов показало негативные стороны огосударствления российской экономики. В последние месяцы наблюдается падение темпов роста инвестиций, ускорение инфляции в реальном секторе и замедление динамики промышленности. Довольно показательно, что экономические неприятности стали происходить, несмотря на внешне крайне высокую активность нового правительства. Уже в мае была утверждена концепция развития страны до 2011 года. И новый премьер четко заявил, что российские власти считают экономический рост своим основным приоритетом.

Слова и дела

Однако занятые собственной судьбой аппарат и государственные монополии его, видимо, не услышали. Более того, вспомнив о завершении выборов, решили резко повысить отпускные цены.
Наиболее ярким примером является добывающая промышленность — основа российской экономики. С начала года инвестиции здесь выросли менее чем на 1% против 19,1% по итогам 2007 года. При этом динамика отпускных цен, явно сдерживаемых в начале 2008 года, наоборот, резко ускорилась. Только за июнь они добавили, по предварительным оценкам, 5% против 7% по итогам первых пяти месяцев 2008 года. Динамика роста тоже дает мало поводов для радости. Если в январе—мае выпуск топливно-энергетических полезных ископаемых еще как-то увеличивался (0,2%) по сравнению с прошлым годом, то теперь он стабилизировался. Прогноз на семь месяцев 2008 года предполагает рост на 2,6%, то есть на уровне аналогичного периода 2007 года.
К сожалению, список отраслей, активность в которых замерла в ожидании действий новых министров и связанных с ними корпоративных изменений, не ограничился добывающей промышленностью. А неопределенность на уровне экономики, как известно, означает снижение склонности к инвестированию.
В мае темп роста вложений в основной капитал упал в России до 15,3%. В итоге прирост инвестиций за первые пять месяцев 2008 года снизился до 18,9% против 22,9% за аналогичный период прошлого года. В июне снижение динамики продолжилось, и увеличение капитальных вложений в первом полугодии сократилось до 18,5% против 23,7% годом ранее.
Параллельно влияние на экономику распространил и второй негативный аспект переходного политического периода — преувеличенное желание монополий к повышению цен. Причем завершение выборов и, соответственно, неформальных обязательств «отраслевых лидеров» по сдерживанию инфляции стали своеобразным спусковым крючком ускорения инфляции в целом по реальному сектору.

Ценовой удар

Как свидетельствуют результаты регулярных конъюнктурных опросов руководителей промышленных предприятий, проводимых Институтом экономики переходного периода (ИЭПП), в июне произошел скачок в инфляционных ожиданиях. Если в мае доля предприятий, повышающих отпускные цены, составляла 22%, то в июне — 24%. При этом доля компаний, планирующих индексацию цен в летний период, выросла за месяц на 5 процентных пунктов, достигнув 35%.
Такая динамика ожиданий сопровождалась общим ускорением инфляции в промышленности. По предварительным оценкам, в июне 2008 года прирост цен производителей промышленной продукции достиг 2,4%, обеспечив 14,2% промышленной инфляции по итогам первого полугодия.
В обрабатывающей промышленности июньская инфляция достигла 2,5%, в том числе 4,2% в химическом и целлюлозно-бумажном производстве; 3,1% — в металлургическом производстве и производстве готовых металлических изделий; 2,8% — в производстве прочих неметаллических минеральных продуктов.
В целой группе отраслей такая ценовая динамика уже в первом полугодии 2008 года позволила превзойти значения инфляции за весь (!) 2007 год. В частности: в химической промышленности прирост цен за январь—июнь нынешнего года достиг 27,4% против 12,4% за 2007 год в целом; в металлургическом производстве — 24,2% против 5% в 2007-м; в производстве транспортных средств и оборудования — 9,9% против 8,7%.
Нетрудно догадаться, что сочетание пониженной инвестиционной активности и ускорения динамики роста цен самым негативным образом сказалось на спросовой ситуации в промышленности.
Результаты опросов ИЭПП свидетельствуют, что после исключения сезонного фактора рост платежеспособного спроса в июне упал до минимального за последние два с половиной года уровня. А удовлетворенность текущим состоянием спроса в промышленности стала минимальной за последние 24 месяца.
Отражением спросовых трудностей стало достаточно быстрое нарастание запасов нераспроданной готовой продукции. Если в мае доля компаний с запасами выше нормы составляла 21%, то в июне их удельный вес уже достигал 26% — это худший показатель за два последних года.
Для многих компаний такой поворот событий стал абсолютно неожиданным. Пожалуй, лучше всего эту ситуацию продемонстрировала цементная промышленность, традиционно наиболее агрессивно повышавшая цены.
До сих пор годовой прирост цен на уровне 50—65% сопровождался здесь лишь повышением финансовой эффективности компаний. Теперь ситуация изменилась.
С одной стороны, из-за временной инвестиционной паузы сократилась динамика строительства. Например, только за май темпы его роста упали до 17,2% против 28,9% по итогам первого квартала. С другой стороны, оказалось, что импортный цемент аналогичного качества уже почти на 10% дешевле.
В итоге, по прогнозам ФАС, прирост импорта за год превысит 200% — с 2 млн до более чем 6 млн тонн. Общую неутешительную оценку подтверждают и данные опросов ИЭПП. Если до последнего времени отрасль строительных материалов считалась наиболее защищенной от импорта, то теперь доля продукции, не конкурирующей с зарубежными поставками, снизилась с 74% до 43%.
Причем конкуренция с импортом выросла практически во всех отраслях обрабатывающей промышленности. Согласно опросам ИЭПП, доля компаний, свободных от его влияния, снизилась с начала года на 7 процентных пунктов и составляет теперь 26%.
Неудивительно поэтому, что суммарный стоимостный объем импорта бьет все рекорды. По предварительной оценке, за первое полугодие 2008 года он вырос на 42,9% против 37,1% за аналогичный период прошлого года.
И здесь опять свою роль играет политический фактор. Дело в том, что на протяжении 2007 года государство активно дополняло позитивный фактор наращивания инвестиций не менее агрессивной социальной политикой. Вне плана росли заработные платы бюджетной сферы, выплаты пенсионерам и социально не защищенным слоям населения. Ускоренный рост конечного спроса с лихвой компенсировал проблемы с импортом, являясь надежным дополнением к росту инвестиций.
С завершением выборов ситуация несколько изменилась. С одной стороны, бюджет уже с трудом справляется со сделанными обещаниями. Непроцентные расходы федерального центра в мае почти на 1,8% ВВП превысили уровень аналогичного периода прошлого года. С другой стороны, правительство, хочет оно того или нет, должно реализовывать хоть какую-то антиинфляционную политику. Тем более что именно инфляция съела значительную часть прироста доходов населения. А это значит, что ускоренные социальные расходы обесценивают сами себя и лишь возлагают дополнительную нагрузку на бюджет.
В итоге в мае—июне 2008 года произошло некоторое замедление в темпах роста реальных располагаемых доходов населения. По предварительным оценкам, их увеличение за январь—июнь составило 9% против 12% по итогам первого квартала. Схожую динамику продемонстрировал и оборот розничной торговли, темп роста которого сократился с 16,6% до 15,5%.

Трудности лидеров

Оборотной стороной замедления темпов роста спроса стало сокращение динамики производства российской промышленности. Результаты недавних конъюнктурных опросов ИЭПП указывают, что только за июнь доля компаний, наращивающих выпуск, упала с 40% до 30%. И увеличение выпуска в ближайшие месяцы ожидает теперь менее 46% компаний против 52% в мае. На этом фоне прирост выпуска в промышленности по итогам первого полугодия сократился, по предварительной оценке, до 6,7% против 7,1% годом ранее.
Причем даже традиционно быстро растущая обрабатывающая промышленность начала подавать тревожные сигналы. В
8 из 12 ключевых отраслей этого сектора результаты развития по итогам первого полугодия оказались, по предварительной оценке, хуже показателей первых пяти месяцев.
В обработке древесины и производстве изделий из дерева, в производстве кожи, изделий из кожи и обуви, а также в производстве кокса и нефтепродуктов замедление составило 0,8 процентного пункта, уменьшившись соответственно до 14,1%, 6,2% и 2,8%. В производстве резиновых и пластмассовых изделий темп выпуска сократился на 0,5 процентного пункта, до 34,2%. В производстве пищевых продуктов, а также в химическом производстве — на 0,4 процентного пункта, соответственно до 5,7% и 3,8%. В целлюлозно-бумажном производстве — на 0,2 процентного пункта, до 7,5%.
Счастливое исключение пока составляют лишь производство машин и оборудования (25,5% прироста за январь—июнь), производство транспортных средств и оборудования (17,5%), металлургическое производство (11,8%) и производство прочих неметаллических минеральных изделий (10,1%). Однако и здесь уже заметны признаки замедления, обусловленные временной инвестиционной паузой, которую взяли крупнейшие отрасли промышленности.
Не совсем благополучная ситуация в экономике, сложившаяся к концу первого полугодия, дополняется инфляционными процессами на потребительском рынке. Прирост индекса потребительских цен за первое полугодие 2008 года составил 8,7% против 5,7% за аналогичный период прошлого года. За прошедшие месяцы правительство не предприняло никаких мер по сдерживанию инфляции, считая, что она сама снизится благодаря сезонным факторам.
И действительно, по сравнению с маем инфляция в июне снизилась до 1% против 1,4%. Вышедшая на рынок овощная продукция нового урожая позволила снизить темпы роста цен на продовольствие с 2,1% в мае до 1,1% в июне. Кроме того, цены на некоторые виды продовольствия в июне росли более низкими темпами, чем в мае. Так, цены на молоко и молочные продукты остались на майском уровне; почти не подорожало (0,2%) сливочное масло; а цены на яйца снизились на 11,2%. Тем не менее за счет подорожания продовольственных товаров рост инфляции составил
4,4 процентного пункта, то есть почти половину всей инфляции. Рост цен на непродовольственные товары привел к увеличению инфляции на 1,7 процентного пункта. Более всего здесь возросла стоимость бензина — в июне он подорожал на 4,3% (май — 3,4%). Все это, конечно, дает надежду на снижение инфляции в летние месяцы, но не до конца года. Таким образом, можно говорить о наступлении некоторой паузы в динамике развития российской промышленности, вызванной затянувшимся процессом реорганизации государственного аппарата по итогам президентских выборов, инфляцией затрат, а также паузой в череде социальных индексаций. Пока трудно говорить о том, насколько долго сохранится эта ситуация. Однако самый главный вывод уже можно сделать: даже в России огосударствление экономики может иметь негативную сторону. n

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое