Наверх
11 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Павел ЛУНГИН: «Раньше я думал, что бессмертен»"

Фильм «Остров» режиссера Павла Лунгина победил на фестивале российского кино «Московская премьера». Эта же лента закрыла Венецианский кинофестиваль. До этого Лунгин снимал фильмы о любви и о жизни. А тут снял — о смерти.   — Неожиданный у вас фильм получился…

   — Мне самому это неожиданно, но фильмы сами приходят. Раньше я думал, что бессмертен, теперь пришло время задуматься.

   — Боитесь смерти?

   — Смерти все боятся.

   — А ваш старец Анатолий не боится: ложится в заготовленный гроб и спокойно умирает. Он намеренно сделан похожим на Серафима Саровского, который спал в гробу?

   — Это обычная монашеская практика. Но в фильме действительно можно проследить аналогии с Серафимом Саровским. Он жил на островах, молился в лесу, как и наш герой, обладал даром провидения, являл чудеса. Но заметьте: несмотря на то, что сценарий кажется простым, в нем не до конца понятно, есть ли феномен чуда. То ли отец Анатолий бредит, то ли он и правда чудотворец. Паломники, которые приходят к нему, в результате оказываются несчастны. Рыдает мама больного ребенка, которой завтра надо на работу, а ей предлагают остаться в монастыре. Рыдает вдова, которая узнает, что ее муж жив, но находится во Франции, а ей нельзя оставить хозяйство, чтобы поехать к нему.

   — Сценарий Дмитрия Соболева сразу понравился или были раздумья?

   — Дима — ученик моего друга, кинодраматурга, преподавателя ВГИКа Юры Арабова. Я прочитал один раз — отложил, не понял. Потом прочитал еще раз, начал думать… Показал сценарий на РТР, и неожиданно меня поддержали, сказали: «Давай, снимай!» Этот фильм меня удивил тем, что в какой-то момент начал двигаться своей собственной энергией.

   — Почему в роли старца Анатолия снялся Петр Мамонов? Вы рассматривали других актеров на эту роль?

   — Без Мамонова я бы не стал снимать этот фильм. Я давно знаю Петю и его жизнь. Мы все люди разные. Но тем или иным образом нас можно классифицировать. А Мамонов — совершенно отдельный человек, он не вписывается ни в какие классификации.

   Герои Мамонова, Виктора Сухорукова и Дмитрия Дюжева показывают три разных пути к Богу. Старец Анатолий, замаливая убийство, совершенное в юности, выбрал мучения и страдания. Другие, как настоятель отец Филарет в исполнении Сухорукова, приходят к Богу легко, как дети. А трудяга-хозяйственник келарь Иов — Дюжев — ждет от Бога новых лычек, но Бог их не дает. Отец Иов служит по правилам и канонам, старец Анатолий — по велению души.

   — Снимая сцену изгнания бесов, вы вспоминали американские фильмы ужасов?

   — Мы действительно долго думали, как это снять поделикатнее. В американском кино столько было этих сцен, что они давно приелись вместе со всеми бутафорскими ужасами. Самыми сложными кадрами с точки зрения съемки оказались крупные планы экстатически молящегося человека, снятые прямо в лицо.

   — Вы снимали фильм по заказу церкви?

   — Нет. Это не агитация за православие, хотя православие, безусловно, часть нашей культуры. Это просто история о вечных проблемах — грех, покаяние, прощение. Картина ничего не проповедует. Она может взять тебя под руку и потащить, но если не идешь — и не надо.

   — «Остров» — фильм российско-французский. Вы долго жили во Франции, сейчас вернулись в Россию. Почему?

   — По сути, я никогда и не жил во Франции, скорее, между Россией и Францией. Просто там мне давали деньги на кино.

   — А сейчас, говорят, в России кинематограф переживает бум.

   — Это внутренний бум вливания денег в кино, бум в стакане воды. Тратятся огромные средства на рекламу, но нужно другое — хорошие сценарии, убедительные персонажи. Люди же ходят в кино, чтобы посмеяться и поплакать.

   — Как вам, кстати, во Франции работалось?

   — Как-то не очень. С точки зрения технического процесса там все замечательно. Но там какая-то другая жизнь. Когда поступали предложения, мне все время казалось, что я не готов и не могу.

   — Хотели бы снимать в Голливуде?

   — Скорее, мне бы хотелось поработать с большими голливудскими актерами — Джоном Малковичем, Кристофером Уокеном, Рене Зеллвегер.

   — Это реально?

   — Практически нет. Во-первых, надо снимать на английском языке, во-вторых, деньгами мы их взять не можем, поэтому нужен сценарий, который бы заинтересовал. А с интересными сценариями пока — большая проблема.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK