Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Перегорели на работе"

Страсти объединяют людей. Горе, радость, Всемирный потоп, войны, привычка к жвачке, электоральные неистовства, ненависть к строителям, которые сделали весь ремонт, настелили паркет, а потом выяснилось, что сортир течет и каждая паркетина в вашем доме встала на ребро, голосуя таким образом против светлого завтрашнего дня.Сплачивает сентиментальное отношение к животным. Или, напротив, нелюбовь к ним, к братьям нашим меньшим. «У вас тоже течка?» — озабоченно спросила Ляля у выгуливающего свою собаку молодого человека, мчась за своим псом, который взял курс на даму сердца. А тяга к знаниям! «Какой, милые, сегодня курс доллара во дворе?»
Разъединяет работа. Двум профессионалам не понять друг друга. Кроме взаимного уважения они ничего не выжмут из отношений. И пока мой друг Толкачев придумывает заголовки в «Профиль» («Прошу снова»,— говорит он, предъявляя шефу десятое по счету название к статье в рубрику «Прошу слова»), другой мой знакомый, хозяин известного ресторана, песочит своих поваров: «Морепродукты с цветной капустой? Это банально». Повара стоят, скорбно склонив головы в белых колпаках. Нормальному человеку понять причину их тоски невозможно. А еще один мой приятель вообще гроссмейстер международного класса. И нет чтобы корпеть над клетчатой доской — живет в свое удовольствие. Спит до двенадцати, катает ребенка на санках, смотрит кино, вызывая жуткую ненависть трудящего населения. Ну ездит он раз в два месяца в командировки — играет. Если выигрывает — зарабатывает чего-то. Сосед по подъезду пришел вчера, вытирая слезы. Он милиционер. Дежурил, как обычно, около «Пилота». Глубокой ночью выходят поддатые ребята и садятся в машину. У соседа, понятно, ушки на макушке. Те только двинулись — менты за ними. Те газу, но и наша милиция показала класс — Шумахер бы обзавидовался. Поймали около подъезда, трезвых как стекло. «Так что ж вы удирали?» — взвыли менты. «А за нами приятели вышли. Вот они и правда пьяные были в дымину».
Куда ни загляни, везде профессиональная креза. Так и живем. Опять-таки, моя подруга, практикующий психотерапевт, рассказывала мне душещипательную историю, как разбилось великое чувство балерины и врача. По трудовым графикам они не совпадали. Высший градус усталости одного все время приходился на отличное настроение другого.
Но самые прелестные истории я слышал про пожарных. Помню, как хохотал над байкой Гиляровского о пожарных, которых позвали в театр играть в массовке негров. Финита ля комедия — случился пожар. И служители Мельпомены прямо в гриме, сверкая блеском стали (речь о касках), отправились заливать чужое горе.
Но что допотопные истории по сравнению с трепещущей современностью! Какие там негры!
Зарплата — священный день в любой организации. Даже на государственной границе, в психбольнице и пожарном расчете. Но чем отличается патриот своего дела от непатриота? Речь в данном случае о пожарном расчете. Тот, кто болеет за дело, обмывает получку в полном обмундировании. А это прорезиненный брезентовый плащ, каска, противогаз, топор, ремень, кирзовые сапоги и краги на руках. Представили композицию «на троих»? Чтобы если что — готовность номер один.
У нас это национальная черта. Бьющий через край декоративный энтузиазм при полном внутреннем пофигизме.
Так вот. Сидит пожарный расчет и пьет. Душевно пьет. И уже не первый час. Потому что вечер, как на радость, тихий случился. Птички поют, ветки с набухшими почками в окно лезут, Алла Пугачева по радио завывает. И наш расчет в количестве пяти человек, исключая шофера, в полном обмундировании, обливаясь потом, но не расставаясь ни с топорами, ни с противогазами и уж тем более с прорезиненными плащами, разливает «Кристалл». При этом начальник расчета давно порывается рассказать подчиненным сказку про лису и зайца с их лубяной и ледяной избушками. Его зам сладко спит, прислонившись к свернутому шлангу. Еще один пожарный пребывает в глубокой задумчивости, время от времени восклицая:
— Как она меня обижает! Если бы вы знали, как она меня обижает…
Его коллега внимательно следит за уровнем водки в стремительно опустошаемой бутылке. Газетка сервирована докторской колбаской, свежими огурчиками, чебуреками. Как говорила моя соседка, затаскивая пьяного мужа домой: «Это и есть, Ваня, счастье». И в тот самый момент, когда вся компания мирно отходит ко сну, раздается сирена. Где-то случился пожар, и надо ехать его тушить. В принципе, эта сирена ничем не отличается от иерихонской трубы. И способна выловить человека с того света. Но наши пожарные спят, как младые девы на рассвете,— безмятежно, сладко, раскинув безвольные члены. Да и сами подумайте: легко ли проснуться, если вы приняли хорошую дозу, обливаясь потом в прорезиненном плаще. Как говорится, «бабушка, я опять икал во сне»… А фокус в чем? Через двадцать секунд после сирены пожарная машина должна покинуть гараж.
И вот трезвый шофер бегает вокруг своих бездыханных товарищей и пытается вдохнуть в них хоть искру жизни. Он пинает их ногами, дергает за уши, бьет шлангом. Тщетно. Они не могут даже обидеться на нехорошие слова, не то что вспомнить о технике пожаротушения. И лишь тот, кто жаловался на неизвестную, но суровую женщину, протяжно вздыхает и открывает голубые глаза. Недолго думая, шофер хватает эту жертву эротического недоразумения, взваливает на плечо и бегом бежит к пожарной машине. Грузит товарища в машину и в положенное время с включенной сиреной выезжает на широкие улицы родного города.
Но вы ошибетесь, если решите, будто наши пожарные пренебрегают своими служебными обязанностями и способны пропить и проспать пожар. Чувство долга у нашего человека превыше всего. Ни одно удовольствие не способно затмить того кайфа, который испытываешь, рассказывая о том, как, превозмогая отвращение, ты сделал то, что должно.
Не через двадцать секунд, но минут через пять наши друзья проснулись. Видимо, звук сирены все-таки запечатлелся в их подкорке. Восставши ото сна, они обнаружили, что машины-то нет. Уехала машина с шофером-героем на борту тушить пожар. Тут командир расчета стремительно трезвеет. Потому что понимает: завтра он тут уже не работает. И этот сон на скрученном шланге будет его последним воспоминанием о любимой работе.
В полном обмундировании команда выбегает на улицу. Ловить частника. Тем более что горит где-то недалеко. Практически можно добежать. Только ведь в пожарном деле кто не успел, тот опоздал.
И вот цепочка из четырех человек с топорами и противогазами, взявшись за руки выходит на дорогу. В кирзовых сапогах и крагах. Водители, конечно, столбенеют. Тем более что смеркается. И сообразить, что это: марсианский десант или просто кошмар больного воображения — так быстро не удается. Несколько машин увильнули от наших героев по газону, стукаясь друг о друга бортами.
Наконец тормознул отчаянный «жигуленок». И наши пожарные, отпихивая друг друга топориками, утрамбовались в крохотный салон. И пытаясь перекричать друг друга, продиктовали адрес. Через две минуты они были уже на месте.
Смотрят — где пожарная машина? А нет пожарной машины. Уехала в часть.
Потому как костерчик, который трудные подростки разложили между вторым и третьим этажами жилого дома, затушила слепоглухая бабушка. У нее по вышеуказанной причине выработалось фантастическое обоняние. В общем, старушка налила в ведро воды и одним махом — и костерчик, и подростков.
И тут эти четыре перца со своими топориками стоят. Надо же каким-то образом обратно добираться.
К счастью, этот бедолага на своем «жигуле» еще никуда не уехал.
— Вы настоящий герой! — сказал ему главный пожарник.— Если бы не такие люди, как вы, ничего бы не было.— Подумал и добавил еще раз: — Ничего! Разрешите вам объявить благодарность от лица нашего коллектива…
Видели бы вы это лицо!
Уловив раздумье в глазах шофера, командир быстро перешел к конструктивной программе:
— У тебя водка есть?
— Есть,— ответствовал хозяин «жигуленка».
— Поехали!
Эту историю мне рассказал Андрон, хозяин «жигуленка», мой сосед по парковке. Пожарные обещали ему выписать премию — за проявленный героизм. Только, сказали, приходи в пожарную часть пораньше. Ну он и пришел к этим безразмерным воротам за своими деньгами в семь утра.
Очень потом обиделся он на повелителей водных струй. Я, говорит, всегда плохо к пожарным относился. Еще с тех пор, когда у нас в офисе мусорка загорелась. Какой-то дурак вызвал пожарных. Они мало того что все помещения на фиг водой залили, но и сперли всю технику, какая была. Компьютеры, телевизоры, телефоны. Мы, рассказывает, как раз с ребятами сидим, наливаем — а Андрон, к слову, в охране работает,— и тут влетает в дежурку пожарный. Телефон схватил. Видит, аппарат старый. Махнул с горя рукой, трубку перочинным ножиком срезал. Так и ушел расстроенный.
Теперь поняли, почему наши герои так торопились на пожар? Я ж говорю, кто не успел — тот опоздал.
А так — кто ж не пьет? Пожарники пьют, охранники пьют. Страсти сближают людей.

ИВАН ШТРАУХ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK