Наверх
26 октября 2021
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Переориентация на заграницу"

С каждым днем неопределенности атмосфера в RWE и E.ON все более накаляется

Над энергетическими концернами Германии нависла нешуточная угроза: отказ от мирного атома может обернуться многомиллиардными провалами в доходах. Привычная бизнес-модель больше не работает. Юргену Гроссманну нравится амплуа борца-одиночки. Ни федеральному правительству, ни даже канцлеру Ангеле Меркель не удастся сбить его с "атомного курса", громогласно заявлял в Дюссельдорфе исполин ростом 2 м 5 см. Он как глава RWE ощущает на себе колоссальную ответственность за концерн, в котором занято почти 70 тыс. человек. Спасти их рабочие места - задача, которую он воспринимает близко к сердцу. И обещает: "За это я буду бороться!"

Что ж, выбирать ему не приходится: после аварии на Фукусиме, подхлестнувшей споры о мирном атоме, немецкая энергетическая отрасль, и прежде всего четыре крупных энергетических концерна - RWE, E.ON, EnBW и Vattenfall, столкнулась с таким кризисом, которого до этого едва ли кто мог ожидать.

Прибыль атомщиков резко упала. По прогнозам экспертов отрасли, в этом году ее снижение может составить до 30% после уплаты налогов. Клиенты в массовом порядке уходят к конкурентам, производящим экологичную электроэнергию, таким как Lichtblick или Naturstrom. Курсы акций энергоснабжающих организаций уже несколько месяцев падают (см. график). Компании, бумаги которых еще вчера на биржах считались хитами продаж, не сегодня завтра могут пополнить список кандидатов на поглощение. В то же время федеральное правительство при активном участии министра по охране окружающей среды Норберта Рёттгена (ХДС) форсированно готовится к окончательному расставанию с атомной энергетикой. В соответствии с мораторием семь самых старых из 17 действующих в стране АЭС уже отключили от сети. Остановка остальных лишь вопрос времени.

Уже на этой неделе правящая коалиция надеется расставить вехи для предстоящего отказа от мирного атома. Когда прекратит работу последний реактор - в 2020-м или в 2024 году? Когда именно отключат те или иные энергоблоки? Как быть с налогом на тепловыделяющие элементы, введенным в прошлом году?

Вопросы важные, но сути они не меняют.

Главу "энергетического квартета" больше не приглашают, как раньше, на заседания по вопросам энергетической политики; для отраслевиков это может оказаться фатальным. Закулисных договоренностей, таких как продление эксплуатации старых АЭС, на этот раз ждать не стоит, заверяют политики. "Решение будет целиком и полностью политическим", - подчеркнул Норберт Рёттген.

С каждым днем неопределенности атмосфера в RWE и E.ON все более накаляется. На кону не только многомиллиардные доходы от АЭС или сохранение налога на топливные элементы. Решается будущее бизнес-модели - централизованного производства электроэнергии на гигантских электростанциях. Для отрасли это вопрос жизни и смерти.

Рейтинговые агентства уже грозятся дополнительно скорректировать рейтинги немецких концернов в сторону понижения. Опасения по поводу возможных поглощений на рынке усиливаются. В качестве потенциальных покупателей называют не только французский государственный концерн GDF Suez, но и российский "Газпром".

Наибольшая опасность нависла над прежним лидером отрасли, концерном E.ON, возглавляемым Йоханнесом Тайссеном. E.ON занимает около 40% немецкого рынка ядерной энергии, это крупнейший игрок рынка. Он владеет акциями одиннадцати АЭС и является единоличным оператором шести из них. Среди самых разных немецких АЭС имеются такие, как "проблемная" Крюммельская или же электростанция в нижнесаксонском Унтервезере, введенная в эксплуатацию в 1978 году (последнюю планировалось отключить от сети в 2012 году). Учитывая, что вторая финансовая опора дюссельдорфского концерна (поставки российского газа немецким потребителям) в последнее время приносит многомиллионные убытки, Тайссен ведет переговоры с федеральным правительством, пытаясь спасти то, что еще можно. И проявляет при этом столь нетипичную для него мягкость.

Он с пониманием воспринял введение моратория, утверждает Тайссен, улыбаясь в каждую камеру. О защите интересов в судебном порядке пока речь не идет. "Безопасность превыше всего", - декларирует он. Ведь и его дети живут "не так далеко от АЭС".В действительности за демонстративным "пониманием" топ-менеджера стоит расчет. Тайссен надеется, что, несмотря на принятые решения, по истечении моратория концерну все-таки разрешат возобновить эксплуатацию АЭС "Унтервезер". Ведь в отличие от других "пожилых" атомных электростанций на ней установлена более современная автоматика безопасности.

К тому же главе E.ON необходима поддержка и в связи с другим непростым проектом - строящейся угольной электростанцией в Даттельне (Северный Рейн-Вестфалия), инвестиционная стоимость которой превышает миллиард евро. Вот уже более года работы на площадке заморожены решением суда - из-за ошибок при проектировании, допущенных концерном E.ON.

Без действенной политической поддержки строительство ультрасовременной угольной электростанции может обернуться крупнейшим инвестиционным фиаско в истории Германии, и Тайссен отдает се-бе в этом отчет. Впрочем, потенциальный урон этим не ограничивается: в таком случае E.ON придется раскошелиться еще и на снос уже возведенных конструкций, а также на вывоз строительного мусора.

Если Тайссен упражняется в тактических маневрах (правда, в узких кругах он уже заявлял о готовности заговорить по-другому), то его коллега из RWE Гроссманн отбросил всякую дипломатию. Курс энергетической политики, проводимый федеральным правительством, никуда не годится, бушевал он на позапрошлой неделе на заседании экономического совета ХДС в Берлине. Над Германией нависла угроза "экологической диктатуры".

Негодование у Гроссманна вызывает не только мораторий. Уже не один месяц глава RWE пытается сделать концерн менее подверженным влиянию тенден-ций на немецком рынке и в отечественной энергетической политике. По его мнению, лучше всего было бы "перебросить" часть бизнеса за рубеж или даже пойти на слияние с какой-либо интернациональной компанией отрасли.

Это позволит не только сократить зависимость от немецкого рынка: Гроссманн не исключает импорт электроэнергии, производимой вблизи границ Германии, и потому изучает еще остающиеся у него возможности, которые предполагают сотрудничество, например, с Россией, Чехией или Францией.

Один из первых шансов Гроссманн "разглядел" в середине мая: в Нидерландах он приобрел почти 30-процентный пакет акций АЭС "Борсель". В дополнение к этой атомной электростанции, которая эксплуатируется аж с 1973 года, правительство в Амстердаме подумывает и о строительстве новой АЭС. Не исключено, что RWE примет участие в реализации этого проекта. Впрочем, даже это может оказаться лишь подготовкой к еще более серьезному ходу в шахматной партии атомщиков. На что Гроссманн способен пойти, он убедительно продемонстрировал три месяца назад в ходе переговоров с испанской компанией Iberdrola.

Долгие недели топ-менеджеры RWE и компании Iberdrola, специализирующейся на восстанавливаемых источниках энергии, всерьез обсуждали перспективы слияния. По всей видимости, Гроссманн был готов согласиться для RWE не только на роль миноритарного акционера в рамках СП, но и на перенос штаб-квартиры предприятия за границу. И только страхи испанцев перед излишним усилением роли профсоюзов не позволили этим планам стать реальностью.

Кроме того, Гроссманн, как и его коллега из конкурирующего концерна E.ON Йоханнес Тайссен, собирается расстаться с частью имеющихся активов. Так, планы RWE предусматривают продажи на сумму порядка 8 млрд евро.

Причина проста: с отказом от мирного атома и ставкой на возобновляемые источники энергии для концернов меняется многое. В прошлом гигантские угольные и атомные электростанции позволяли "энергетическому квартету" поставлять на рынок более дешевую электроэнергию, чем та, которую предлагали небольшие муниципальные предприятия. Получаемую прибыль они использовали для закрепления своего преимущества.

А вот в возобновляемые источники энергии и технологии будущего в Германии энергетические концерны инвестировали мало. Даже добровольные обязательства по строительству достаточного количества морских ветряных электростанций вдоль берегов Германии исполнены не были. Да и к чему бы их исполнять? Отслужившие свое угольные и атомные электростанции приносили многомиллиардные прибыли.

С отказом от мирного атома это изменится. Энергетический коктейль будущего должен состоять из немногих резервных энергоблоков и множества маленьких децентрализованных электростанций, объединенных в единую сеть с системой интеллектуального управления, из энергии ветра, солнца, воды и биомассы. Это сфера, в которой энергетические гиганты не слишком-то компетентны. И в которой, как еще полтора года назад предсказал министр по охране окружающей среды Рёттген озадаченному главе RWE, их услуги востребованы не будут.

Все больше муниципалитетов создают общественные парки ветряных электростанций, пытаясь выстроить собственную систему энергоснабжения. Обрести независимость от энергогигантов норовят и важнейшие клиенты - муниципальные предприятия, общее количество которых составляет около девятисот. Недавно консорциум из семи муниципальных предприятий за 651 млн евро выкупил контрольный пакет акций энергетической компании Evonik Steag AG, являющейся оператором электростанций. Цель - обеспечить себе большую независимость от RWE со товарищи.

{PAGE}

Муниципальные электросети Мюнстера хотят расторгнуть договоры с RWE, с тем чтобы обеспечить жителей электричеством без "примеси" атомной энергии. Гамбуржцы собираются выкупить у компании Vattenfall городскую энергосеть. Крупнейшая муниципальная энергетическая компания Германии (г. Мюнхен) намерена к 2025 году полностью перейти на возобновляемые источники.

Чтобы взять столь высокую планку, мюнхенские энергетики осуществляют инвестиции по всей Европе. "В рамках одного нашего региона достичь поставленных целей мы не сможем", - признает председатель правления Курт Мюльхойзер. И тем не менее про Баварию он тоже не забывает.

Насколько успешными окажутся подобные проекты и можно ли с их помощью полностью удовлетворить энергетические запросы такой промышленной страны, как Германия? Ответ на этот вопрос остается открытым.

Ясно одно: для энергетических гигантов места на рынке будет оставаться все меньше. Без реформ и смены парадигмы, в том числе и на верхних этажах концернов, переломить нынешнюю тенденцию едва ли удастся. И сами немецкие топ-менеджеры это уже понимают.

В RWE перемены могут произойти быстрее, чем думается. В начале августа должно состояться чрезвычайное заседание наблюдательного совета. На повестке дня только один вопрос: новые веяния в энергетике и связанный с этим курс главы RWE Юргена Гроссманна.

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
26.10.2021