Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Переселение туш"

Вегетарианство, несмотря на всю его возможную полезность, тем не менее еще не стало идеей фикс российского населения. Поэтому мясо как пользовалось, так и будет пользоваться спросом. Между тем в этом году на мясном рынке кардинально изменились правила игры, которые пока привели лишь к росту розничной цены.Своего мяса России не хватает, поэтому в ближайшие годы без импорта нам не обойтись. По данным Института аграрного маркетинга (ИАМ), емкость российского рынка «красного» (то есть не птичьего) мяса составляет $8,2 млрд., из них $4,1 млрд. — говядина, $4 млрд. — свинина. При этом ежегодно свинины импортируется на $1 млрд., говядины — на $950 млн. Так что цена вопроса не детская.
Правительство, чтобы несколько снизить зависимость от импорта и дать возможность приподняться отечественному производителю, в апреле этого года предприняло ряд мер по его защите (см. справку). Эти нововведения уже повлияли на состояние мясного рынка (в частности, вызвав рост цен).
Загадочный аукцион

Одним из таких нововведений должны стать аукционы. Первый мясной аукцион по продаже квот на импорт 31,5 тыс. тонн говядины, а также 33,75 тыс. тонн свинины пройдет 5 сентября на товарной бирже Санкт-Петербурга.
Продекларированная цель аукциона по традиции благая. Как говорят в ответственном за это мероприятие Минэкономразвития, «решив проводить аукционы, государство не ставило себе задачу заработать на импортерах. Задумывалось дать возможность новым игрокам, не имеющим пока таможенной истории, получить свою долю квот и войти в число участников рынка». По мнению МЭРТа, эти самые новые игроки должны способствовать снижению цены.
Число участников аукциона, по данным его организаторов, составит около 100 (хотя, по словам одного из будущих покупателей, на сегодняшний день количество заявок приближается к 200). При условии, что многие компании-импортеры уже сейчас сидят без мяса, схватка могла бы быть нешуточной. Однако заявленные правила аукциона вызвали недовольство игроков.
Первое. Мясной аукцион будет проведен в форме электронных торгов, а такого в российской практике не бывало. Эта форма у большинства участников энтузиазма не вызывает. Фактически победа зависит от технических возможностей игрока (компьютера, провайдера и быстроты реакции), поскольку победителем станет считаться тот, чья заявка придет первой. «Опоздание с заявкой даже на доли секунд окажется решающим», — прокомментировал ситуацию один из чиновников МЭРТа.
Между тем, как показали прошедшие на бирже учебные торги, первые места почему-то занимают одни и те же компании. На рынке даже ходят слухи, что у этих самых лидеров торгов (назвать их сейчас не представляется возможным: импортеры играют под кодами) есть специальные программы, которые автоматически отправляют заявку и таким образом опережают других участников.
Второе. Всех удивляет тот факт, что аукцион будет проводиться на понижение цены, то есть игроки не смогут в своих заявках превысить объявленную государством цифру. Как рассчитывают в Минэкономразвития, если в начале торгов не окажется желающих подать заявку по установленной стартовой цене, то следующим шагом станет понижение цены на определенную величину. Импортеры же считают, что ни о каком понижении речь идти не может, ведь стартовые цены квот (не путать с ценой самого мяса) на аукционе (110 евро за тонну говядины и 100 за тонну свинины) в два раза ниже сложившихся сейчас на рынке, а значит, желающих купить лот по максимальной цене будет море.
МЭРТ не согласился на «нормальный» аукцион, с фиксированной минимальной ценой, мотивируя свое решение тем, что игроки могут «загнать» цены квот, что вызовет рост стоимости в рознице.
Третье. В соответствии с правилами один участник не может претендовать более чем на 35% выставляемых квот. Однако ничего не мешает игроку зарегистрировать на аукционе несколько юридически независимых, но аффилированных с ними компаний, рассчитывая тем самым увеличить вероятность победы.
Таким образом, несмотря на то, что чиновники заявляют о невозможности подтасовки данных, складывается ощущение, что результаты этого аукциона заранее спланированы. Сами импортеры полагают, новых игроков на рынке вряд ли прибавится. Коммерческий директор компании «Мясторг» Александр Старостин считает, что «скорее всего, все выставленные лоты приберут к рукам одна-две компании. Если у игрока есть возможность этот аукцион выиграть, он заберет максимальное количество квот через «дочки», зарегистрированные на аукционе».
Страдающие колбасники

Насколько внедренная в этом году система квотирования и аукционов эффективна, по большому счету, говорить еще рано. И игроки рынка, и чиновники Минэкономразвития с Минсельхозом считают, что окончательную оценку можно будет дать только в конце этого года — тогда станет окончательно понятно, сколько завезли мяса импортеры, а сколько — произвели в России.
Но некоторые прогнозы можно попытаться сделать уже сейчас. В результате новаций вряд ли увеличится количество компаний-импортеров. Скорее, наоборот, их ряды сильно поредеют и бизнес сосредоточится в руках небольшого круга сильнейших компаний. По мнению президента компании «Митлэнд» Дмитрия Гордеева, существующих ныне на рынке 300 компаний слишком много — вполне достаточно 50—60 игроков. И если государство выполнит свое обещание и продлит квотирование еще на 2 года, товарные потоки постепенно объединятся, а мелкие компании будут куплены наиболее сильными импортерами.
Сразу после введения жестких квот на импорт они были распределены между компаниями по «историческому принципу» — пропорционально объемам, ввозимым раньше. Понятно, что теперь о сохранении прошлых цифр импорта мечтать не приходится никому, но мелким импортерам квоты достались столь мизерные, что с рынка им придется просто уйти.
По словам Александра Старостина, «сильно пострадали и те, кто надеялся развить бизнес и брал кредиты долгосрочные для строительства холодильных установок».
В самом тяжелом положении оказались переработчики мяса. Мясокомбинаты вынуждены из-за сокращения дешевого импорта на рынке (в целом и из-за того, что им самим квоты на ввоз достались, мягко говоря, в недостаточном количестве) закупать сырье по высоким ценам у отечественных производителей или квоты у перепродавцов. Поэтому рентабельность производства мясопродуктов сокращается.
Российские комбинаты начинают терять позиции на рынке. Как считает президент Мясного союза Мушег Мамиконян, «если и дальше так будет продолжаться, то страны ЕС смогут существенно увеличить импорт в Россию переработанных мясных изделий».
Отечественные производители, во благо которых и затевалось квотирование импорта, теоретически выиграли: внутренние цены на мясо достаточно высоки. После введения квот, несмотря на рост внутреннего производства, рынок остается ненасыщенным. По сравнению с прошлым годом говядина подорожала на 18%, свинина — на 15%, что значительно превышает средний темп инфляции. Однозначно ясно, что потребитель в конечном счете ничего не выигрывает, при возникшем на рынке дефиците дешевого мяса никто цены снижать не будет, даже если аукционные квоты достанутся по заявленным правительством низким ценам.
Никто и не обещал, что будет легко. Изначально было понятно, что механизм квотирования в 2003 году — пробный камень. В любом случае, чиновники обещают: механизм до конца года проанализируют и доработают. И в следующем году правила игры станут более понятны, а результаты — более предсказуемы. И тогда рост цен на внутреннем рынке не будет столь скачкообразным.

Динамика средних цен на говядину и свинину в РФ (руб./кг)*

МесяцГовядинаСвинина
январь 20035149,5
февраль 20035051,5
март 20034754
апрель 20034647
май 200350,754,7
июнь 20035053,7
июль 20035453

* По данным Института аграрного маркетинга.

ИРИНА ШАБАНОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK