Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Первая Айя"

«Профиль» публикуют первое в российской прессе интервью с Айей Криштопане.Гарри Восканян: Айя, вас не смущает, что вас называют первой леди Латвии?
Айя Криштопане: Официально, конечно же, я на этот титул права не имею. Но так сложилось само собой, не могу же я теперь ходить по улицам и говорить людям: «Не называйте меня так».
Кстати, супруга нашего президента знает о моем «статусе» и не обижается. Она занята прежде всего семьей, меня же интересуют общественные дела. Я неравнодушна к балету, поэтому патронирую международный фестиваль. Еще опекаю ребят призывного возраста. Мы создали общественную группу и пытаемся добиться принятия закона об альтернативной воинской службе. Многие молодые люди не могут идти в армию по религиозным соображениям или в силу других причин. Кому-то надо о них заботиться. Мое глубокое убеждение: армия должна быть профессиональной, на службу надо брать по контрактам.
Г.В.: Но, насколько я знаю, помимо общественных дел, у вас есть еще и свой бизнес.
А.К.: Бизнесом я начала заниматься в 1981 году. Мой муж тогда играл в баскетбольной сборной Латвии, и, чтобы пополнить семейный бюджет, я стала закупать в Латвии цветы для перепродажи. Десять лет возила их из Латвии в Ленинград, где на базаре их продавали две очень интеллигентные женщины. Местная гостиница «Выборг» была для меня вторым домом.
В 1991 году мы с мужем решили заняться более серьезным делом. Но так как опыта не было, поехали за советом в Баден-Баден, к моему дяде. Он возглавляет фирму «Шейнк», которая продает дорогие качественные вина. «Если вы ничего не умеете делать,— сказал мудрый дядя,— попробуйте торговать вином. Сейчас во всем мире мода на здоровый образ жизни, никто уже не пьет крепкие алкогольные напитки, а потребление хорошего вина растет в геометрической прогрессии.
Мы попробовали — и действительно получилось. Но вскоре муж пошел работать в государственные структуры, и уже не имел права заниматься бизнесом. Пришлось передать винное дело в руки надежных друзей.
Г.В.: Но вы-то от дел не отошли?
А.К.: Недавно я получила в собственность три дома, принадлежавших до 1940 года моим деду и бабушке. Кстати, фамилия бабушки Исакова, она была родом из Петербурга и состояла в дальнем родстве с Романовыми.
Я взяла в банке кредит, сейчас делаю капитальный ремонт домов и собираюсь открыть в них гостиницы. Страшновато, конечно, но думаю, что выкручусь. Дел у меня действительно море.
Г.В.: Как вы познакомились с вашим супругом?
А.К.: В этом году мы справили двадцатилетний юбилей нашей свадьбы. Познакомились мы в 1978 году. Я училась на первом курсе сельскохозяйственной академии, Вилис — в архитектурно-строительном институте. Но вообще он был профессиональном баскетболистом, играл в легендарной команде VEF.
Один из его приятелей женился на моей подруге. На их свадьбе мы и познакомились. Застолье затянулось за полночь. В пять утра я зачем-то пошла на кухню, а там стоял Вилис и резал большими кусками хлеб. Я ему сказала, что так хлеб не режут. А он мне очень нахально говорит: «Нечего меня учить, все равно будешь моей женой. По сему поводу завтра приглашаю тебя в кафе».
Утром я говорю подружкам: «Меня на свидание пригласил какой-то Криштопане. Идти или нет?»
«Какой Криштопане? — ахнули подружки.— Баскетболист?!» Оказалось, что это только я по простоте душевной не знаю Вилиса, звезду баскетбола, в которого заочно были влюблены почти все девушки Латвии.
Восторги подруг, однако, меня вдохновили мало. «Зачем,— думаю,— мне такой высокий ухажер? К тому же старик». Мне-то было восемнадцать, а Вилису — двадцать пять. В общем, на свидание я пришла, но с опозданием на час. Думала, он меня не дождется. Я бы потом сказала, что перепутала время, и мы бы расстались по-хорошему.
Но Вилис сам подумал, что я что-то со временем напутала, и битый час меня ждал. И — как потом признался — в тот день я ему жутко не понравилась. На свадьбе подруги я была в красивом платье, с эффектным макияжем, а на свидание пришла, едва оторвав голову от подушки,— помятая и заспанная. «Ну вот,— подумал Вилис,— мало того что страшная, так теперь придется как минимум кормить ее обедом». Мне же, наоборот, мой кавалер очень приглянулся, и я была счастлива, что все-таки с ним встретилась.
Г.В.: И какое продолжение имел ваш роман?
А.К.: Бурное. Через восемь месяцев, 3 марта 1979 года, мы поженились. Ухаживал Вилис бесподобно: при каждой встрече дарил мне огромный букет цветов. Когда мы шли в кино, я его заранее просила цветы не приносить: с ними неудобно было сидеть в зале. Тщетно. Вилис неизменно появлялся с цветами: наверное, хотел лишний раз показать, как сильно меня любит.
Г.В.: У вас трое детей: два сына и дочка. Расскажите, чем они занимаются?
А.К.: Старшего зовут Касперс, ему девятнадцать, среднему, Кристофсу, пятнадцать, дочке, Николь, шесть.
Старший сын для меня самый близкий друг, мы по характеру очень похожи, я с ним часто советуюсь. Сейчас он учится в Лондоне, в Королевском колледже, в университет будет поступать в Америке. Он отлично играет в баскетбол, и думаю, это облегчит ему поступление.
Кристофса муж называет «профессором», он у нас долгое время был самым правильным. Правда, после восьмого класса неожиданно перестал заниматься. Старший меня успокаивает: «Не переживай, это у Кристофса переходный возраст».
Николь ходит в детский сад, который одновременно и начальная школа. Три раза в неделю я вожу ее на теннис. Этой зимой Николь научилась кататься на горных лыжах. Мы специально взяли ее с собой во Францию. Десять дней она занималась с инструктором, старалась изо всех сил, засыпала за ужином от усталости. Но, когда в конце устроили маленькое соревнование среди новичков, Николь заняла первое место.
Г.В.: Как же вы все успеваете: и детей воспитывать, и бизнесом заниматься?
А.К.: Мне помогает няня.
Г.В.: Сейчас какое-то поветрие: в семьях политиков сплошные проблемы (в Америке — Клинтон, в России — Скуратов). Что бы вы сделали, если бы нехорошие слухи появились о вашем муже?
А.К.: Мы уже нечто похожее пережили. Когда муж работал министром транспорта Латвии, одна рижская газета написала, что в баре он снял проституток. К нему действительно подходили две девушки, он с ними вежливо поговорил — и только. Но девушки были журналистками одной из газет.
Мужа пытались скомпрометировать: как министр транспорта он курировал балтийский флот, торговые корабли, а это серьезный и подчас криминальный бизнес. Для меня же было очевидно, что Вилис абсолютно невиновен.
Г.В.: А как реагировали ваши дети?
А.К.: Старший, как ни странно, с юмором. Даже порадовался за отца, которого изобразили эдаким плейбоем. Младший, наоборот, был уязвлен и отказывался ходить в школу.
Г.В.: А если бы муж вам изменил, вы бы его простили?
А.К.: Ой… Думаю, да. Но простили бы дети? Я все-таки считаю, что публичный политик не имеет права на аморальные поступки. После отставки, на пенсии,— пожалуйста, занимайся чем угодно и с кем угодно. Тогда никого, кроме жены, твои измены волновать не будут.
Г.В.: Даете ли вы мужу советы по работе?
А.К.: Я не советую, а информирую. Вилис достаточно умен, чтобы обходиться без советов. Но семья есть семья, ни одна жена не может оставаться безразличной к делам мужа.
У Вилиса есть одно замечательное качество, оно сформировалось еще в годы его спортивной карьеры. И на баскетбольной площадке, и на политической арене у него есть противники, но нет врагов.
Г.В.: Как вы отдыхаете?
А.К.: Вилис, как бы ни был загружен, обязательно два раза в неделю ходит на баскетбольные тренировки — это святое. Еще любит охоту. Недавно в Ригу приезжал Никита Михалков, они с мужем долго говорили об охоте. Вилис в восторге от Михалкова-режиссера. Чего один «Сибирский цирюльник» стоит! Такого ажиотажа вокруг русского фильма в Риге я не припомню.
В отпуск отправляемся путешествовать по миру. Нам очень нравятся Норвегия и Австралия.
Г.В.: Кто следит за внешним видом членов вашей семьи?
А.К.: Все, даже дети (может, за исключением Николь), составляют свой гардероб сами. Лично я предпочитаю одежду «Эскада».
Г.В.: Что для вас означают деньги?
А.К.: Деньги — это свобода. Я не думаю, что любовь может существовать без денег. Знаете, есть поговорка: бедность — на порог, любовь — в окно. Любовь — это дети, дом, множество вещей, за которые надо платить.
В молодости я говорила мужу, что хочу иметь много детей, большой дом и роскошную машину. И я счастлива, что мы смогли всего сами добиться. Даже джип во дворе стоит, Правда, ездим на нем редко, я предпочитаю «фольксваген».
И детям я советую: «Приобретайте сразу несколько профессий, чтобы вы всегда могли заработать на жизнь».
Г.В.: Скажите, хорошо быть женой премьер-министра?
А.К.: Хорошо быть женой хорошего человека.
Конечно, статус супруги премьер-министра дает много привилегий. Я бываю на приемах, встречаюсь с женами президентов и министров, да и вообще с интересными людьми. Наконец, я могу помогать ближним. С другой стороны, мне бы хотелось, чтобы Вилис приходил домой не в полночь, а часов в семь вечера. Но чем-то всегда приходится жертвовать.
Г.В.: Айя, вы забыли упомянуть о самом неожиданном вашем достижении. Вы — вице-мисс Латвия’97.
А.К.: Да, верно. В заявке на участие в конкурсе красоты я написала свою девичью фамилию. В лицо же меня, жену вице-премьера, никто тогда не знал, зато сейчас узнают на улице. Мне этот конкурс очень помог: я все время была в тени Вилиса, зато теперь чувствую себя совершенно самостоятельным человеком.
Г.В.: Как вам удается сохранять фигуру?
А.К.: Все члены нашей семьи — вегетарианцы и спортсмены. Так что берите пример.
Редакция благодарит Посольство Латвии в Москве за организацию интервью.

ГАРРИ ВОСКАНЯН

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK