Наверх
6 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Первые схватки"

Начались первые схватки между высокопоставленными
российскими чиновниками за право получения денег
из инвестиционного фонда. Каждый хочет иметь
«у кормушки» своих соратников.Перво-наперво сообща отделались от совсем уж чужаков — от иностранцев. По порочной либеральной традиции в изначальном варианте положения о фонде предлагалось, чтобы иностранные компании проводили оценку эффективности проектов, в которые планируется закачивать из фонда деньги. «Простите, но как можно на самую первую ступень ставить иностранцев, которые вряд ли смогут объективно оценить, что нужно России. То есть за наши деньги они дадут рекомендации, выгодные их правительствам», — с неподдельным пафосом рассказал «Профилю» источник в правительстве.

Волну патриотизма нынче поднять нетрудно. В результате от услуг заграничных экспертов решили отказаться. Обе стороны — и государство, и инвесторы — будут по своему усмотрению нанимать консультантов, соответствующих определенным критериям (рейтинг, опыт и пр.).

Кто куда

Еще быстрее смирились все участники увлекательного процесса с тем, что главным распорядителем денег будет отец фонда, министр экономики Герман Греф. Он займет пост председателя правительственной комиссии по отбору инвестпроектов, в которую войдут остальные министры и представители аппарата правительства. Но важно то, кто будет стоять рядом с г-ном Грефом, кто будет ему нашептывать советы.

И вот когда перешли к обсуждению этих важнейших деталей, тут же и увязли. Окончательное положение об инвестиционном фонде по-хорошему должно было бы быть принято к концу сентября — к обсуждению проекта федерального бюджета на следующий год.

Но по самым оптимистическим прогнозам, соответствующее постановление правительства может быть подписано не ранее чем через месяц. Основные бои развернулись вокруг поста заместителя г-на Грефа. По этому поводу министрам договориться так и не удалось. Сошлись вроде на кандидатуре министра энергетики Виктора Христенко, но восстал министр транспорта Игорь Левитин. Г-н Левитин представляет именно ту структуру, которой прочат едва ли не львиную долю средств инвестфонда. И он отказался ставить свою резолюцию на проекте положения о фонде. Как выяснил «Профиль», г-н Левитин предлагал «фигуру более нейтральную, например министра науки Андрея Фурсенко».

Громко в Минтрансе отказ визировать проект объясняют тем, что имеют к нему массу технических претензий. Так, «в документе обозначен срок реализации проекта — 5 лет. Для инвестиций это нормальный период, для самого проекта — очень мало». А тихо добавляют как раз про Виктора Христенко.

Проект ушел в кабинет министров без утверждения Минтрансом. То есть теперь в бои за посты, за влияние вовлекаются уже председатель правительства Михаил Фрадков и сотрудники администрации президента.

Схватки и так идут жаркие, а тут еще подлил масла в огонь министр финансов Алексей Кудрин. Недавно он неосторожно заявил, что обозначенная сумма фонда в 69,7 млрд. рублей на 2006 год может быть увеличена. Иными словами — ставки растут, а значит, игроки начинают нервничать. Как рассказал «Профилю» один из вменяемых участников процесса, «глядишь, у кого-то сдадут нервишки и он сунется к президенту с просьбой поставить на финпоток непременно такого-то своего чиновника. Это может стать для просителя роковой ошибкой».

Главный и вызывающий больше всего вопросов пункт положения о фонде (после, конечно, кадрового вопроса) — критерии отбора проектов, которые будут финансироваться из средств инвестфонда. Вернее — фактическое отсутствие четких критериев. Разработчик документа — Министерство экономического развития — отделывается расплывчатыми формулировками типа «проекты должны быть приоритетными и эффективными».

Каким образом определять эту самую эффективность, чиновники так и не договорились. Министр Греф изъясняется весьма образно: «За счет средств инвестфонда мы не будем строить свинарник. Можем профинансировать прокладку дороги к нему. Либо этот свинарник должен иметь серьезное национальное значение и соответствующий масштаб».

Ясно только то, что основным направлением расходования средств считаются крупные инфраструктурные проекты. Как рассказал «Профилю» замдиректора департамента стратегии социально-экономических реформ МЭРТа Александр Устинов, это могут быть взлетно-посадочные полосы крупных аэропортов, дороги к месторождениям и тому подобные проекты. Герман же Греф практически пообещал профинансировать достройку Богучанской ГЭС. «Если государство не профинансирует, проекта не будет», — заявил он. Идей, как распорядиться деньгами фонда, хоть отбавляй. Как признался министр экономики, он уже завален всевозможными предложениями. Но официальный старт гонки собирается объявить только в январе 2006 года.

Похоже, до этого времени Герман Греф сознательно темнит с объявлением правил доступа к деньгам. Иначе впоследствии ему придется вступать в изматывающие дебаты по поводу того, почему предпочтение отдано одному проекту перед другим, коль оба они соответствуют Грефом же и заявленным критериям.

Неразличимые отличия

С Минфином удалось договориться и согласовать процедуру госгарантирования
кредитов. Минфин, традиционно опасаясь за бюджет в случае падения цен на нефть, настаивал на формировании стопроцентного резерва на такие кредиты, ссылаясь на Бюджетный кодекс. В результате сошлись на сумме «не менее 30% от объема». Госгарантии по кредитам могут доходить до 60% от суммы проекта. Но незадолго до внесения положения в Белый дом в документе неожиданно для многих появился новый пункт. Он предусматривает обязательное ежегодное согласование объемов финансирования из средств инвестиционного фонда по каждому проекту. «На совещаниях на уровне министров предполагалось утверждение финансирования на весь объем проекта, без процедуры ежегодного обсуждения лимитов с Минэкономразвития и Минфином. Изменения в схеме могут быть только по результатам выявленных при мониторинге нарушений. Иначе чем тогда инвестфонд отличается от банальных федеральных целевых программ?» — спрашивает «Профиль» наш источник в Белом доме.
«Профиль» попытался найти отличия самостоятельно. Не удалось. Может быть,
потому, что мы хотели найти позитивные отличия. Иначе был настроен директор Института проблем глобализации Михаил Делягин: «Это решение драматически повышает риски для добросовестных инвесторов. И создает новый механизм коррупции и вымогания чиновниками денег. Такой подход может превратить в профанацию идею долгосрочных инвестиционных проектов».

Все эксперты в один голос говорят об опасности неэффективного использования средств, которая в нынешнем варианте положения об инвестиционном фонде весьма велика. Но чиновники по этому поводу отмалчиваются. Что понятно — у них другая мотивация, главное — проверенных людей расставить на потоках.

Руководитель экономической группы при администрации президента Антон Данилов-Данильян считает, что риск коррупции при предлагаемой схеме распределения средств высок и чиновников вообще не следует к этому подпускать — лучше использовать фонд по большей части для предоставления гарантий.

Не удалось с маху найти отличия обсуждаемой сейчас схемы госфинансирования от той, которую пытался организовать в 1998 году премьер Евгений Примаков. Тогда пытались создать так называемый бюджет развития. Однако не удалось отобрать проекты для финансирования. Быть может, со второй попытки это все же удастся сделать.

ИНВЕСТФОНД-2006
Объем — 69,7 млрд. рублей
На госфинансирование могут рассчитывать проекты масштабом не менее 5 млрд. рублей
Вклад частников — не менее 25%
Госгарантии покрывают 60% банковских кредитов

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK