Наверх
21 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Первый год второго срока"

Уходящий год был богат на самые разные политические события: отставка правительства, монетизация льгот, Беслан, последние губернаторские выборы, «БайкалФинансГрупп», обернувшийся «Роснефтью». Но 2004-й — всего лишь первый год второго президентского срока Владимира Путина. И значит, главные события еще впереди. С новым, 2005 годом вас, дорогие товарищи!По большому счету, 2004 год можно было бы смело назвать годом Украины в России (или, наоборот, России на Украине — и то и другое будет верно). Хотя бы потому, что с событий в этом сопредельном государстве начинался и с событий в нем же заканчивается российский политический год.

Ведь не где-нибудь, а именно в братском Киеве пропал (к счастью, на время и только из поля зрения обеспокоенной общественности) кандидат в президенты России Иван Петрович Рыбкин. Если бы не эта пропажа, чем бы еще запомнились выборы главы российского государства? Разве что сгоревшим в одночасье московским Манежем.

И разве не на «Украiне-неньке» решалась в последние месяцы судьба (без ложной скромности!) матушки-России? Поставившей было на Януковича исключительно в пику Западу. Ведь Запад полез явно не в свое дело, взявшись опекать Ющенко. И если бы мы дрогнули, следующей страной, кому Запад постарался бы навязать свою волю, стала бы Россия — так убеждали нас с телеэкранов. Но мы, к счастью, не дрогнули. Ни единым мускулом, ни единой складкой тела. В общем, не ударили в грязь лицом.

Что и говорить: 2004-й политический год был бурным. Причем вопреки воплям недоброжелателей о том, что политика в России якобы умерла и балом-де правит исключительно «административный ресурс». Жизнь, как всегда, оказалась богаче. Политика, будучи концентрированным выражением экономики (В.И. Ленин), в стране, экспортирующей нефть (да еще по такой цене!), не могла умереть по определению. Взять хотя бы занимательный сюжет о том, как Владимир Владимирович (Путин) поссорился с Михал Михалычем (Касьяновым) и назначил на его место Михал Ефимыча (Фрадкова). Конечно, исключительно ради продвижения административной и прочих структурных реформ. Так все удачно получилось, что народная (или все-таки антинародная?) молва все активнее приписывает Михал Михалычу амбиции «российского Ющенко» (якобы Касьянов хочет побить рекорд Рыбкина и в 2008-м побороться за Кремль). А уж про успех реформ и говорить нечего (к сожалению, в буквальном смысле слова).

И разве умерла политика в стране, где после чудовищного теракта, унесшего жизни сотен детей-заложников, профилактика подобных преступлений начинается с очередного отстраивания властной вертикали? В итоге с Нового года губернаторов перестанут избирать, зато будут «наделять полномочиями» — из Москвы.

А депутатов-одномандатников вообще ликвидируют как класс (дадут, впрочем, доработать до следующих выборов). И все это сугубо для укрепления единства страны. Как будто все остальное уже укрепили и неокрепшим осталось лишь вышеназванное единство…

А что будет с терроризмом, по-прежнему не ясно. То есть ясно, что сам терроризм никуда не денется. И ясно, что предлагаемые меры борьбы с этим явлением как минимум не очень адекватны. Причем не только угрозе, но и сами по себе. Например, идея брать родственников террористов в заложники (автор — генеральный прокурор РФ). Или идея вводить в самых разных местах необъятной Родины так называемые режимы террористической опасности, причем по усмотрению местного фээсбэшного начальника (конечно, если тот посчитает это необходимым). Или идея запретить средствам массовой информации получать эту самую информацию на месте совершенного теракта от кого-либо, кроме официального представителя силовых структур (авторы идей — спикер Госдумы с товарищами). Даже в администрации президента и правительстве изумились той прыти, с какой народные избранники принялись бороться с терроризмом. И посоветовали действовать «тщательнее».

В общем, хотя и принято считать, что опыт антитеррористической борьбы мы перенимаем у США, делаем мы это всетаки крайне выборочно. Не слепо копируем, а творчески переосмысливаем и приспосабливаем к местным условиям работы правоохранительных органов. Иными словами: в той части, которая касается ограничения прав граждан, копируем и творчески развиваем. С тем же, что относится собственно к борьбе с террором, пока «работаем»: дойдут руки и до этого. А пока руки заняты. Административной реформой и устранением последствий оной. Монетизацией льгот и поиском денежных средств на это мероприятие. Разграничением полномочий центра и регионов. А также выявлением «крайнего» на случай, если в итоге сумма обязанностей регионов будет обратно пропорциональна количеству оставшихся у них полномочий.

Одна радость: ситуация в экономике день ото дня нормализуется.

Даже крупный бизнес уже не нуждается в подробных разъяснениях со стороны власти на тему «В чем заключается социальная ответственность бизнеса перед народом». А также на какой срок может заключаться сам бизнес, если указанная ответственность проявляется им не в должной мере. Прежде очень непонятливый, он теперь сильно изменился. Схватывает на лету. Поэтому теперь власть вполне может заняться решением назревших текущих задач. Например, привлечением иностранных инвестиций. А дело это, надо признать, не из легких. Ведь прозрачность российской экономики кое-кем еще ставится под сомнение. Да и политические риски в России, по мнению некоторых, все еще весьма высоки. И это при условии, что всяческая стабилизация — экономическая, политическая, даже культурная (вот уж где все без изменений!) — у нас давно достигнута.

Осталась сущая ерунда. Во-первых, объяснить, откуда у фирм-однодневок берутся деньги на покупку контрольных пакетов акций крупнейших нефтедобывающих компаний. (А ЮКОС-то мы за год «сделали»: как говорят в Хьюстоне и Петербурге — Yes!).

А во-вторых, желательно, конечно, всетаки огласить весь список компаний (можно еще и банков), к коим в среднесрочной перспективе (например, в 2005— 2008 годах) могут возникнуть претензии со стороны налоговых и иных проверяющих, инспектирующих и просто органов. Можно биться об заклад: реализация только этих двух задач серьезно укрепила бы доверие инвесторов к нашей стране. И правда, они же пугливые ребята, эти инвесторы. И больше всего боятся неизвестности. Так пусть себе наслаждаются полной ясностью по поводу происходящего. Нам не жалко.

Но с ясностью пока не получается: ни с полной, ни с какой. Про необходимость укрепления единства страны, про нависшую угрозу со стороны международного терроризма и стоящих за ним лиц, про конструктивную работу парламентского большинства с президентом и правительством, про растущую независимость судебной системы, про укрепление позиций России на международной арене, про наличие у нас «новейших технических комплексов, которые будут в состоянии поражать цели на межконтинентальной глубине, с гиперзвуковой скоростью и высокой точностью, с возможностью глубокого маневра как по высоте, так и по курсу», а также про многое другое все предельно ясно. И не первый год.

А вот с тем же удвоением ВВП (надо же было придумать такую аббревиатуру!) или борьбой с бедностью как-то не очень. Казалось бы, президент поставил задачу — за десять лет (два года, кстати, прошло)— удвоить (ВВП) и сократить (бедность). Но со слов правительственных чиновников выходит, что для решения поставленных задач нужно еще лет десять (минимум). И получаются совсем другие цифры. Возможно, эти чиновники просто надеются «пересидеть» президента. Ведь срок его пребывания в должности все еще ограничен восемью годами (пять лет уже прошло). А они — чиновники — так до сих пор ничем и никем не ограничены. Вот и получается, что в этих условиях потребность продления президентских полномочий может стать чуть ли не единственной гарантией улучшения жизни простых россиян (в форме удвоения ВВП, разумеется). А для этого и Конституцию подправить не жалко. Да и День Конституции отныне — рабочий, как и 7 ноября, кстати. Глупо в условиях столь коренной ломки традиционного уклада жизни держаться за букву Основного закона. Легче написать новый.

В общем, как сказал новоявленный российский Златоуст — премьер-министр Михаил Фрадков, выступая на одном из последних в этом году заседаний кабинета министров, «мы в транзитном периоде находимся — в прямом и переносном смысле». А значит, набивший оскомину гоголевский вопрос «куда ж несешься ты?» (имеется в виду, конечно, не Фрадков, а «Русь-тройка») по-прежнему не потерял актуальности. То есть так и остался без ответа.

Впрочем, есть надежда, что ясность наступит уже в следующем году — 2005-м. Одно утешает: ждать осталось недолго — каких-нибудь несколько дней.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK