Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Первый после главного"

По миру бродит слух, что вот-вот начнется клонирование людей. Причем либо где-то в Восточной Европе, либо в России. Порой кажется, что оно уже началось — и не с кого-нибудь, а с политиков. Один ключевой пост за другим занимают чрезвычайно похожие фигуры — среднего возраста, среднего ума, с усредненным либерально-патриотическим мировоззрением. Даже если они не из Петербурга и никогда не служили в органах, в их глазах угадывается знакомый стальной блеск, а в рукопожатии — державная значимость. На первый взгляд, к этой когорте принадлежит и первый заместитель председателя Совета Федерации Валерий Павлович Горегляд. Однако к нему стоит приглядеться повнимательнее — этот недавно появившийся у вершин власти человек все чаще заставляет говорить о себе.Туризм, комсомол и весна

Говорящая фамилия вице-спикера оптимизма не внушает. То ли от его взгляда всем одно горе, то ли на него самого глядеть горестно. Но фамилия — вещь обманчивая. Горя от Горегляда никому, похоже, еще не было, а сам он производит впечатление, скорее, радостное. Мужчина крепкий, спортивный, активный, вполне в духе нашего времени. Не был, не состоял, не участвовал. Одет просто, но элегантно. Говорит мало, но правильно. Реже других сенаторов путается в ударениях и падежах — что, вполне возможно, стало одним из стимулов для его продвижения.
А фамилия у Валерия Павловича белорусская. Его предки происходят из городка Глусска в Могилевской области, где 18 июня 1958 года и родился будущий вице-спикер. Возможно, он является потомком шляхетского рода Гореглядов, который обитал в тех местах еще в XVI веке. Во всяком случае, в свое время у кормила власти уже побывал один Горегляд — Алексей Адамович, министр судостроительной промышленности с 1946 по 1950 год. По уверениям нашего героя, он к этому государственному деятелю отношения не имеет.
Во всяком случае, «рука Москвы» не вела его по жизни — сын простого инженера, он всего добивался сам. В детстве мечтал стать летчиком и почти осуществил эту мечту: отучившись в МАИ, в 1981-м получил диплом инженера-ракетостроителя. Потом четыре года прокорпел за чертежной доской в секретном КБ.
Ни в школе, ни в вузе Валера Горегляд ничем особенным не выделялся — слыл середняком, хоть и учился без троек. Успехов он предпочитал добиваться на ниве общественной работы: с охотой включался во все кампании, оттачивая дар красноречия на комсомольских собраниях. В то же время слыл своим парнем и в курилке вместе со всеми хохотал над идейно сомнительными анекдотами. Умел завязать контакты с нужными людьми, которые с началом перестройки вспомнили о перспективном «кадре». Аккурат в 1985-м Валерий Павлович стал освобожденным секретарем Тушинского райкома комсомола, а после занял пост секретаря МГК ВЛКСМ. Помимо связей помогли безупречная анкета и крепкая семья — еще до окончания вуза Валера женился на однокурснице Екатерине (как можно догадаться, москвичке). В 1981-м у супругов родился первый сын, спустя пять лет — второй.
Комсомольскую работу Горегляд вспоминает без восторга — слишком трудно было проводить политику партии в условиях разгула диссидентства. Он заведовал идеологическим отделом МГК и по долгу службы боролся с «идейными врагами». Одно из самых неприятных воспоминаний — выступление на митинге «Демроссии» на Зубовской площади весной 1990-го. Тогда произносящего заученные фразы комсомольского функционера согнали с трибуны свистом. Становилось все яснее, что старым порядкам приходит конец. Как и большинство коллег, Валерий Павлович заранее подготовил пути к отступлению и встретил роспуск комсомола владельцем небольшого туристического агентства с гордым названием «Одиссей». О деятельности этой фирмы и ее хозяина ничего толком не известно. Во всяком случае, именно тогда Горегляд из «верного ленинца» сделался демократом, рыночником и вдобавок православным. Хотя не мог не жалеть о прошлом, где его вместо руководства захудалой компанией ждала бы прямая дорога в горком, а то и в ЦК партии.
В 1994-м карьера Валерия Павловича сделала очередной вираж. Из кресла директора турфирмы он плавно переместился в кабинет руководителя аппарата комитета Совета Федерации по бюджету. Такой необычный поворот объяснить трудно. Возможно, сыграли роль старые связи. А может, административная должность в верхней палате с относительно небольшой зарплатой считалась неперспективной. Но есть и еще вариант, о котором уже говорят сторонники «теории заговора». Продвижению Горегляда способствовал, конечно же, КГБ, связи с которым наладились еще с комсомольских времен. Именно он якобы «крышевал» фирму неприметного бизнесмена, а потом обеспечил его «внедрение» в парламентские структуры. Версия экзотическая, но имеющая право на существование — особенно в свете дальнейшего пути начинающего политика.
Сенатская площадь

Особенно важным в жизни Валерия Павловича оказался 2001 год — именно он стал первой ступенькой лестницы, что плавно привела его в кабинет вице-спикера СФ. Со сменой власти в Кремле роль сената изменилась. Владимир Путин дал понять, что верхняя палата из клуба лоббистов должна стать нормально работающим парламентским органом. Реформу провели в два этапа: вначале губернаторов в составе палаты заменили их назначенцами, затем сменили руководство, укомплектовав его послушными чиновниками. На каждом этапе сопротивление сенаторов было тихим, но мощным, поэтому президенту оказались особенно нужны «троянские кони», подрывающие оборону противника изнутри.
Самым ценным в этом плане оказался именно Горегляд. В январе 2001-го он перешел наконец в разряд полноправного сенатора, заняв кресло представителя Сахалинской области в Совете Федерации. Его кандидатуру выдвинули покидавший то же кресло губернатор области Игорь Фархутдинов и второй сахалинский сенатор Борис Третьяк — по слухам, Валерий Павлович помог им добыть для далекого острова дополнительные бюджетные ассигнования. Очень скоро он был избран заместителем председателя комитета по бюджету. А в июле возглавил парламентскую группу «Федерация», развившую бурную деятельность в палате, которая всегда старалась оставаться в стороне от фракционной борьбы. Группа, в которую вошли более 50 сенаторов (напомним, что всего их в верхней палате 178), придерживалась простого и понятного принципа — поддержки всех начинаний президента.
За такую преданность Валерий Павлович вправе был ожидать награды. Осенью 2001-го в политическом бомонде ходили слухи о скором выдвижении лидера «Федерации» на пост спикера палаты. Занимавший этот пост Егор Строев не собирался оставлять кресло орловского губернатора и должен был освободить место в Совете. Горегляд уже примерял на себя новую должность, на глазах наращивая государственную значимость. В интервью того периода зазвучали незнакомые прежде нотки: «Мы, российская власть, не допустим…» Однако, поразмыслив, Кремль решил выдвинуть на пост спикера кандидатуру Сергея Миронова — все же тот был петербуржцем.
Если Горегляд и обиделся, то виду не подал. К тому же его вознаградили должностью вице-спикера, которую освободил председатель Мосгордумы Владимир Платонов. Вскоре он занял и должность зампреда Парламентского собрания России и Белоруссии, что для него вполне естественно.
Как первый зам Валерий Павлович исполняет обязанности спикера в его отсутствие и регулирует всю законодательную деятельность палаты. Вслед за Мироновым он оповестил прессу, что автоматического подмахивания принятых Думой законов в Совете Федерации больше не будет. В духе времени он намеревается превратить палату из сенаторского клуба в работающий без перебоев бюрократический механизм. Базой для этого вполне может стать аппарат Совета, который вице-спикер знает как свои пять пальцев.
На новом посту Горегляд активно строит пресловутую «вертикаль власти» и в то же время защищает независимость сенаторов как от правительства, так и от делегировавших их местных губернаторов. Пока что, как он отмечает, регионы имеют право отозвать своего представителя за любой пустяк. Скажем, за то, что вовремя не сбегал в магазин за колбасой. Или не выбил деньги из Минфина. Правда, самому ему такая опасность, кажется, не грозит — он не только сохраняет теплые отношения со своим губернатором, но и набрал уже такой политический вес, при котором его так просто не отзовешь.
Понемногу вице-спикер проходит тот же путь, что и наш президент, превращаясь из исполнительного бюрократа в политика. Если два года Горегляд старался не давать интервью — да их и не очень-то брали, — то сегодня он рассуждает на любые темы так же легко и охотно, как прежде о единственно верном партийном курсе. Причем его заявления обретают все большую категоричность. После завершения недавнего кризиса с заложниками он призвал прессу не мешать силовым структурам, которые, по его мнению, действовали грамотно и профессионально. В то же время он выступил против самоуспокоенности, за решительную борьбу с терроризмом и предложил парламентариям стран СНГ совместно действовать в этом направлении.
Действия Валерия Павловича наводят на мысль, что он рассматривает сенат лишь как площадку для дальнейшего роста. И рост этот может быть обеспечен не громкими политическими заявлениями (их делали многие, и где они теперь?), а именно малозаметной должностью полпреда Сахалина.
Остров везения

Подъезжая сто лет назад к Сахалину, Чехов писал: «Место величественное и красивое, но воспоминания о прошлом этого края, рассказы спутников о лютой зиме и не менее лютых местных нравах совершенно отнимают охоту любоваться пейзажем».
Новый представитель области в сенате впервые прилетел в Южно-Сахалинск на самолете, поэтому его впечатления были гораздо оптимистичнее. Именно сверху он, видимо, узрел громадные возможности роста для сахалинской экономики. И действительно — на острове находятся богатейшие на Дальнем Востоке месторождения нефти, газа и угля. Здешний улов рыбы и морепродуктов составляет 10% от общероссийского, и доля эта растет. В горах найдены месторождения золота, меди, цинка, свинца. Леса богаты ценными растениями, а мягкий климат обеспечивает хорошие условия для сельского хозяйства. Географическое положение благоприятствует развитию торговли с соседними странами. Этакая дальневосточная Одесса, причем Сахалину, как и Одессе, не хватает сущей малости — свободной экономической зоны.
Идея превращения Сахалина в «порто-франко» давно владеет умами островитян, чей уровень жизни далек от идеального. Еще в 1991-м ее пытался воплотить в жизнь губернатор-демократ Валентин Федоров, но ничего не добился. Уже через полтора года его сменил «крепкий хозяйственник» Фархутдинов, который твердой рукой правит областью до сих пор. При нем экономику острова кое-как удалось поднять — в основном за счет торговли с соседями. Сегодня почти 90% торгового оборота области приходится на Корею, Китай и Японию. Туда вывозятся нефть, лес и морепродукты, а обратно идут товары народного потребления. Вовсю обсуждаются планы «Сахалин-1» и «Сахалин-2» — освоение с помощью иностранных инвесторов, в том числе Японии, нефтегазовых месторождений на шельфе Охотского моря. Построенный опять же на японские деньги нефтехимический комплекс сможет обеспечивать солидную долю потребностей не только Дальнего Востока, но и соседних стран.
В стадии обсуждения находится и другой грандиозный проект — строительство моста, соединяющего Сахалин с материком. Сейчас перевозка грузов осуществляется морским путем, что ограничивает объем сахалинского экспорта. Строительство моста было одним из идефиксов бывшего министра МПС Аксененко, но после его снятия проект застопорился.
Войдя в курс островных проблем, новый полпред с раздражением заговорил о происках столичных бюрократов, мешающих решению проблем Сахалина. А проблем этих довольно много: несмотря на мощную энергетическую базу, на острове, как и на всем Дальнем Востоке, регулярно возникают перебои с электричеством; недостаточно развита дорожная сеть; благоустройство в городах и поселках находится на уровне 50-х годов; бюджетные средства доходят до острова с большим опозданием (если вообще доходят).
Есть и еще одна проблема, характерная для всего региона: депопуляция, или, проще говоря, обезлюдение. В области высок уровень безработицы, поэтому самые молодые и трудоспособные уезжают на материк. Между тем рядом находятся переполненные людьми азиатские страны — прежде всего Япония, где многие считают Сахалин своей исконной землей. Об опасности такого положения для будущего России не говорил в последние годы только ленивый, а в лени Валерия Павловича никак не упрекнешь. Его точка зрения проста: интересы государства на Дальнем Востоке будут в безопасности лишь тогда, когда этот регион станет экономически развитым и самостоятельным. В этом направлении он и обещает работать своим клиентам — жителям Сахалина и Курильских островов. Последним твердо обещано и другое — что никакой продажи островов японцам не будет.
Сегодня Горегляд — главный защитник идеи создания СЭЗ на Сахалине. Говорят, президент уже одобрил эту затею. Если проект будет осуществлен и принесет реальные результаты, политические акции вице-спикера сильно вырастут. Однако еще до этого он готов занять место главного дальневосточного державника, опустевшее после перевода в центр приморского губернатора Наздратенко. Правда, тут ему могут составить серьезную конкуренцию местные политики, но у него имеется перед ними важное преимущество — они на Дальнем Востоке, а он в Москве. Так что по мере прогнозируемого смещения интересов России на восток, в сторону АТР, влияние нового политического тяжеловеса обещает возрасти.
В одном из интервью Валерий Павлович на вопрос о том, каким достижением в жизни он особенно гордится, ответил: «Тем, которое еще впереди».
Аналитики, глядите в оба!

ИВАН ИЗМАЙЛОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK