Наверх
23 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Первый третий или первый второй?"

Итак, страна избрала третьего президента России. Теперь Путин и Медведев пообещали начать работать над структурой исполнительной власти, которую предложат в мае. Начинается самое интересное: посты, полномочия, люди…

Тут, впрочем, нужно сразу оговориться: это со стороны наблюдать интересно. Тем, кто внутри, не очень просто. Интриги, неизвестность, предположения, радость победы и раздражение от проигрыша. Революций не будет — на этом сходятся все. Но иногда и несколько персон оказываются знаковыми. Они если и не меняют радикально вектор и расклад, то сильно затрагивают ожидания и настроения. Вокруг этого, похоже, и начнет происходить то, в ожидании чего теперь все будут пребывать: кого где оставят, кого заберут, кого лишат полномочий, кого снабдят дополнительными…
   


Курс и пиджаки
   


…К позднему вечеру по коридорам избирательного штаба Медведева стали проходить знакомые лица. По сути, за три предночных часа здесь перебывали едва ли не все представители высшего политического истеблишмента страны. Довольный и без галстука ходил Сергей Собянин, глава администрации президента, руководитель предвыборного штаба Медведева. От него не отставал лидер Борис Грызлов; между ними регулярно возникал его думский зам Вячеслав Володин, от которого во все стороны летели брызги радости и веселья.
   


Присутствовал пресс-секретарь действующего президента Алексей Громов — он продолжал работать, потому был в костюме, а вот шеф президентского протокола Игорь Щеголев появился в свитере. Поодаль стоял еще один человек в свитере; лицо человека было добродушным, свитер — оптимистично голубым. — спрашивали друг друга даже искушенные журналисты. , — послышался чей-то ответ. — заинтересованно ответили присутствующие.
   


Вообще, находившиеся в штабе как бы негласно разделились на неформально одетых и тех, кто даже в воскресенье предпочел привычные костюмы. Медведев, видимо, демонстрируя единство со всеми, скомбинировал: сверху на нем были пиджак и рубашка (хотя без галстука), снизу — джинсы.
   


После полуночи число высокопоставленных политиков и чиновников начало стремительно расти. Они входили в помещения штаба, не торопясь проходили сквозь толпу журналистов и исчезали в дальних комнатах. Благодушно улыбаясь, появился экс-глава президентской администрации, ныне председатель совета директоров РАО ЕЭС Александр Волошин. Его тут же поздравили — 3 марта, которое в тот момент уже наступило, у Волошина был день рождения. За ним шел замглавы президентской администрации, исполняющий на время отпуска Собянина обязанности главы АП, Владислав Сурков. Поскольку у него день рождения в сентябре, его поздравлять не стали. В светло-кремовом casual пиджаке стремительно прошагал советник президента Игорь Шувалов. Затем появился почему-то немного растерянный министр регионального развития Дмитрий Козак и совершенно не растерянный первый вице-премьер Сергей Иванов. Широко улыбаясь, прошла спичрайтер президента Джахан Поллыева, в свитере цвета фуксии, с выходным макияжем, как всегда цветущая и позитивная. А вот у супруги Дмитрия Медведева лицо, наоборот, было сдержанным. Когда она появилась, все, видимо, так удивились, что броситься к ней никто не успел. Так и прошла она наверх, в светло-лиловом деловом костюме, с непроницаемым лицом. На самом деле она, наверное, дико волновалась, осознавая свалившееся на нее…
   


Наверху всех их ждало короткое, но приятное отмечание победы. 
Снова появились Собянин с Грызловым, которых тут же окружили телекамеры. Грызлов был последователен и четок: , отражение авторитета президента, власти в целом, . После чего добавил: . Он не уточнил, а у него не спросили, что намерено делать парламентское большинство в Госдуме, если вдруг сочтет, что Медведев отступил от курса или недостаточно полно его продолжает…
   


Ему вторил Сергей Собянин, он был само благодушие, аккуратно, но совершенно спокойно говорил о будущем, о планах, новой структуре власти, которая появится в мае. спросил его, хочет ли он работать главой администрации у президента Медведева. Не тут-то было: вопрос не застал его врасплох, он ответил, что готов работать на любой позиции, которую ему предложат. Тогда спросил его, а может ли так случиться, что новая (или как минимум сильно обновленная) структура правительства появится не в мае, а прямо сейчас. Ну, вот почему бы Путину с Медведевым не решить, что тратить два месяца не стоит? — Это что же, сейчас отправить правительство в отставку, потом утверждать в Государственной думе нового премьера, потом назначать новое правительство? — Да, чтобы не тратить время на раскачку. — А в мае сделать все это еще раз? — Да, а в мае просто переутвердить. — Ну нет, — сказал Собянин, — это слишком большая роскошь — менять правительство каждые две недели. И стоявший рядом Грызлов его поддержал, размеренно покивав головой. Впрочем, об этом ниже.
   


Был и не был
   


Ждали самого Путина, но его не было; прокатился слух, будто бы они появятся вместе с Медведевым, но Медведев пришел один, , — говорили . Днем он пообедал с Медведевым, премьером Зубковым и главами двух палат парламента, вечером сходил с Медведевым на концерт, который после закрытия избирательных участков начался на Васильевском спуске (участникам и зрителям не повезло — в тот день в Москве шел проливной дождь), но до штаба не доехал. Не менее насыщенным был и день Медведева, как он сам рассказал: между голосованием, возвращением домой и участием в концерте он съездил в Коломенское, где никогда, как признался, не был. Понравилось. Экстремал-оптимист!.. В Коломенское надо ехать точно не в дождь и не в марте. Впрочем, в мае-июне, когда для таких поездок начнется самая дивная пора, ему будет уже не до Коломенского.
   


…Он появился в штабе в районе часа ночи. Как, впрочем, и ожидали. Журналистов вежливо отодвинули на край зала, чтобы дать возможность победителю пройти к столу. Справедливости ради нужно сказать: никто не рычал, не отшибал к стене — спокойно попросили расступиться. Даже на входе в штаб охрана была чрезвычайно вежливой и умудрялась еще дружелюбно прикалываться. Это с журналистами-то, прущимися в ночи в охраняемые здания и еще регулярно выбегающими обратно, в ночь — то покурить, то подышать, то черт знает зачем! Вопрос, между прочим, не мелкий: по отношению технического персонала к окружающим часто можно судить о начальнике. И о самоощущении власти в целом.
   


К часу ночи Медведев явно уже устал, но держался. — признался он. Да, тут трудно возразить… Вопросов было мало, но все по делу.
   


Чем он намерен заняться в ближайшие пару месяцев? . А администрация президента? . Как он будет делить сферы ответственности с Путиным с мая? . А дальше: . Кто будет заниматься внешней политикой и кто где будет размещаться? Тут было четко, лаконично и жестко: .
   


Страхи наверху и внизу
   


Теперь, когда выборы позади, вопрос, который станет волновать всех до мая, — кадры. Кто, куда, какова будет структура правительства. , — сказал Медведев в выборную ночь. Тем более — будут слухи, домыслы, предположения, интриги.
   


Что бы ни говорилось с трибун о единстве и тандеме, в стане лидеров уже есть свои и свои . И, нет сомнений, дальше эти признаки будут проявляться все более четко. Тех, кто ими не обладает, ими будут наделять. Тех, кто ими обладает, будут выделять. Раздел команд, значительный или, наоборот, на первых порах минимальный, так или иначе, произойдет. Будут победители и будут если и не проигравшие, то обиженные.
   


Любопытно, что, оказывается, этого очень боится избиратель. , — говорит глава ВЦИОМа Валерий Федоров. При этом, добавляет он, люди еще толком не понимают, как реально будут распределяться эти обязанности, но высказывают разные предположения.
   


— Одни говорят, что Медведев и Путин будут общаться как ученик и учитель, — продолжает Федоров, — другие — как наставник и ученик, третьи — как два партнера, четвертые — как младший брат и старший брат. То есть люди уже поняли, что будет тандем, и приняли его, но оперируют пока больше инерционными догадками. Типа таких: или . Главное, чего боятся люди, — чтобы . Этот аргумент, кстати, был одним из важнейших и на выборах: люди исходили из того, что . Избежать раздрая в верхах — это сейчас одно из основных пожеланий у населения. Второе — чтобы власть начала бороться с инфляцией. Инфляция сейчас вышла на второе (после политической стабильности) место среди пожеланий населения к власти, обогнав даже традиционную тему бедности. Это третья тема, которую в последнее время отодвинули реальные страхи по поводу цен, но которая актуализировалась именно с выдвижением Медведева как ответственного за национальные проекты. Поэтому третья тема, по которой население выдвигает запрос власти, — социальная. Образование, пенсии, социальное обеспечение, медицина.
   


Впрочем, и большинство экспертов уверены: . , — сказал один источник.
   


Скорее всего, так и будет, за одним исключением: эти человека могут оказаться ключевыми в сегодняшних политических раскладах. Да, это не отразится на избирателях — они и сегодня-то плохо представляют, кто эти люди. Но это, вероятнее всего, отразится на политических, политтехнологических и бизнес-игроках, для которых жизненно важно понимать, к кому ходить, с чем ходить, кто отвечает за принятие такого-то решения, кто формулирует тему сегодняшнего дня и решает, исполнено ли порученное.
   


Отсюда повышенный интерес к таким вопросам, как: кто возглавит аппарат и секретариат правительства, кто станет заместителями руководителя аппарата правительства? Кто возглавит канцелярию Медведева, кто будет отвечать за его рабочий график? Где будут работать люди, жестко ассоциируемые с Путиным или, напротив, считавшиеся относительно самостоятельными?
   


Что касается собственно структур администрации и правительства, то, конечно, эта тема будет занимать умы в не меньшей степени, но АП, вероятнее всего, радикальных изменений не претерпит. Во-первых, сам Медведев сказал, что в этом нет необходимости; во-вторых, администрация и так считается достаточно гибким и эффективным инструментом.
   


Но и здесь не все так просто. , — говорит источник . Так традиционно называют уведомления о прекращении контракта с сотрудником. — А вот новые приказы-указы-распоряжения последуют, уже когда новый президент вступит в должность, назначит руководителя администрации, а он, в свою очередь, начнет формировать структуру>. Многие не исключают, что ряд сотрудников если и не покинет зданий в Кремле и на Старой площади, то, по меньшей мере, сменит круг полномочий и обязанностей.
   


Что же касается правительства, то Путин уже сам сказал: трехзвенная структура себя не оправдала. Будем менять.
   


— На самом деле, просто не был реализован изначальный замысел этой структуры, — считает руководитель Центра социальной политики Института экономики РАН Евгений Гонтмахер. — Когда ведомства делили на министерства, службы и агентства, всех их все равно на министров. В итоге получилось, что юридических лиц, допустим, три, а ключевые решения принимает все равно один министр. Вряд ли мы узнаем загодя, какую структуру исполнительной власти предложат в мае Путин с Медведевым. Можно, конечно, снова воссоздать сто министерств, оставив три службы и два агентства. Но если идти по пути эволюции и сохранения того, прежнего, замысла, то задачу можно решить иным способом: к примеру, агентства, которые занимаются закупками, уместно объединить в 2-3 большие структуры. Одна станет заниматься закупками для самих ведомств, другая возьмет на себя ответственность в части оборонных нужд, третья, скажем, — социальных. Причем базовая их функция будет — следить за тем, чтобы правильно и прозрачно проводились тендеры и аукционы, а компании-победители своевременно исполняли взятые на себя обязательства. То есть это прежде всего аутсорсинг. Надзорные структуры надо также укрупнить и вывести под председателя правительства, обеспечив тем самым их реальную независимость от министров. Что же касается министерств, то некоторые из них можно объединить, некоторые разделить, но все равно не это станет определяющим для эффективной работы исполнительной власти, а качество кадров и точность постановки задач.
   


Один правит, другой решает
   


Что станет определяющим, кто станет главным? Этот пресловутый вопрос был задан почти всеми зарубежными СМИ, вышедшими на следующий день после голосования в России: Подавляющее большинство иностранцев убеждены: Медведев останется сугубо технической фигурой под сенью Путина. Формально будет первым, на деле — вторым.
   


Запад традиционно ошибается в отношении России, хотя никак не может этого понять. Мы сами-то в отношении самих себя все время ошибаемся, а что уж говорить о тех, кто вообще не может нашими мерками жизнь мерить. Любопытно, что зарубежные наблюдатели сами же сетуют на то, что пошла , факты непонятны, ответы неизвестны, предположения бессмысленны, и сами тут же выносят окончательный вердикт.
   


Представляется все же, что править будет Медведев. А Путин — решать вопросы экономического управления страной. Так продлится некоторое количество лет, не исключено, что и все четыре, как то обещал Путин. Правительство при нем, конечно, обретет иной вес и стиль, перестанет быть сугубо техническим, в которое его превратил, кстати, во многом сам же Путин.
   


Потому что раньше оно было иным, просто в последние годы это устойчиво выдворялось из памяти. Стоит напомнить, что, например, при Черномырдине правительство было далеко не техническим. И при Примакове оно было не техническим, притом что находилось в ощутимом клинче с Кремлем. Более того, помнится, Ельцин с Примаковым вообще терпеть друг друга не могли, а работали, и никакого паралича власти тогда не наступило. И в те периоды по многим сферам отношения Белого дома и Кремля были вполне себе сбалансированными: президент выступал именно гарантом Конституции и курса, формировал внешнюю политику, вектор развития, конечно, отвечал за основные кадровые решения. Экономическими показателями, международными проектами, программами развития и реформирования, включая стратегии и ФЦП, занималось именно правительство. В Белом доме были свои влиятельные игроки, в Кремле — свои. Да, иногда они впадали в конкуренцию и выясняли, кто сильнее. Потом вспоминали, что ничего хорошего это не принесет никому, и вновь ситуация на некоторое время успокаивалась. Да, ни один из премьеров не был бывшим президентом, но зато и тот и другой держали в голове возможность стать президентом следующим. И еще неизвестно, с чем легче жить… У Черномырдина был свой немаленький рейтинг, у Примакова и вовсе громадный. Так что опыт взаимодействия двух фигур и двух структур в новейшей истории вполне имеется. Потому что дело не только в рейтинге и в опыте. Дело в задачах, которые на данном этапе политик считает для себя ключевыми.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK