Наверх
23 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Письма издалека"

Путешествие в эти страны способно принести душевное умиротворение и хорошие деньги.Ну и фрукты

Новозеландцы называют себя «киви» — в честь экзотического фрукта и пугливой новозеландской птицы, ведущей исключительно ночной образ жизни. И то и другое впервые предъявил европейцам капитан британского королевского флота Джеймс Кук. Кук открыл Австралию и Новую Зеландию и не остановился бы на достигнутом, если бы его не съели аборигены.
Англичане же презрительно прозвали новозеландцев жителями «свиных островов». Возможно, британцы подзабыли, что свиней, овец и других домашних животных привезли на острова в Тасмановом море именно они. (В Новой Зеландии вообще нет диких животных и ядовитых насекомых. В лесах там обитают только птицы, прожорливые кролики и мелкие грызуны.)
Сегодня эта карликовая сельскохозяйственная страна, по площади равная Британским островам,— крупнейший в мире экспортер молока, мяса и молочной продукции.
Фермерство традиционно самый прибыльный вид малого предпринимательства в Новой Зеландии. Но, к сожалению, эмигрантам в фермеры путь закрыт. Сельским хозяйством занимаются только коренные жители страны. Это вовсе не значит, что вам не разрешат разводить овец или молочных коров. Но вы никогда не сможете сбыть свою продукцию в Новой Зеландии (даже если она будет самой экологически чистой в мире). Фабрики по переработке молока и мяса предпочтут покупать сырье у коренных новозеландцев.
По словам Олега Степаненко, директора компании Students International World-Wide (фирма оказывает консультационные услуги желающим открыть свое дело в Новой Зеландии и Австралии), в Новой Зеландии почти нет крупных хозяйств, 80% всех местных предприятий — малые.
Олег Степаненко: «Здесь можно раскрутить дело с нуля, имея минимальный стартовый капитал. Особо приветствуются те виды бизнеса, которые рекламируют Новую Зеландию во всем мире: туризм, издательское дело, производство и экспорт экологически чистых, диетических, низкокалорийных продуктов питания, создание и развитие новых упаковочных технологий и т.д.
Новая Зеландия непременно подарит гражданство тому, кто изобретет какой-нибудь оздоровительный комплекс. Например, сегодня там очень популярна система «Сократес» — спортивные тренировки, которые позволяют накачать мышцы и похудеть при помощи упражнений с гибкими шнурами. Автор изобретения — наш бывший соотечественник, доктор медицинских наук. Ему подарил гражданство лично премьер-министр Новой Зеландии».
Русские же, которых только в Окленде, самом крупном новозеландском городе, проживает около 3,6 тысячи человек, как правило, содержат недорогие ресторанчики, бистро, магазины variеty stores (торгующие всякой мелочью: бакалейными товарами, хлебом, молоком, парфюмерией), владеют фирмами по сбору мусора, автомастерскими.
Автомобиль, скрипка и собака

У каждой новозеландской семьи — по два-три автомобиля, и все владельцы автотранспорта раз в полгода обязаны пройти техосмотр. А потому в местных автомастерских всегда оживленно. Бывший житель Тюмени Владимир Ф. (попросивший не упоминать его полное имя в прессе) приобрел полтора год назад станцию техобслуживания Workshop в центре Окленда.
Владимир Ф.: «Я занимаюсь сервисом и ремонтом готовых автомобилей. По соседству с моей станцией огромный шопинг-центр Caint Lune. Что весьма удобно. Клиенты оставляют машину в мастерской и идут в магазин.
Я купил готовый бизнес — он уже существовал тринадцать лет. Старый хозяин, коренной новозеландец, устал от большого города, все продал и уехал в провинцию разводить овец и выращивать фрукты. От него остались постоянные клиенты, хорошее оборудование, три подъемника (одновременно можно ремонтировать 10 машин), запчасти, компьютеры, офисная мебель. А потому бывший владелец запросил за автомастерскую довольно дорого — 200 тысяч новозеландских долларов, или $100 тысяч (примерно треть стоимости мы заплатили за так называемый good-well — репутацию и торговую марку).
На территории мастерской — ангар площадью 600 кв. метров, в нем помещение для обслуживания автомобилей, офис для клиентов, небольшие склады, lunch-room для рабочих, душевая, прачечная.
В продажную цену вошла также стоимость трех автомобилей — одного вэна, легковушки и courtesy-car («автомобиль вежливости»). Этим авто мы привлекаем клиентов: если заказчик оставляет машину в ремонт на долгий срок, мы предоставляем ему в пользование наш courtesy-car.
Часть денег пошла на обновление некоторых видов оборудования. Купили новый сварочный аппарат (для микросварки), сменили «автомобиль вежливости».
8 тысяч новозеландских долларов ($4 тысячи) заплатили адвокатам за оформление купчей и перерегистрацию документов.
Ольга Казанская: Быстро окупили затраты?
В.Ф.: Через год после приобретения бизнеса. В Новой Зеландии разрешено почти все доходы расписывать на заработную плату. Местная налоговая система весьма либеральна. Мы платим НДС (примерно 11%) и подоходный налог (20% на доход до 38 тысяч новозеландских долларов в год, или $19 тысяч, 33% — если доход свыше 38 тысяч). В Новой Зеландии принято платить налоги: здесь ценятся чистые руки.
О.К.: Какой доход приносит ваш бизнес?
В.Ф.: Сначала о расходах. Оборот компании 800 тысяч новозеландских долларов в год ($400 тысяч).
30% оборота идет на заработную плату. У нас прекрасные механики с восемнадцатилетним опытом работы, я плачу им не меньше 16 новозеландских долларов в час ($8). Заработная плата хозяина бизнеса, а также «эккаунтера» (что-то среднее между аудитором и бухгалтером) — 2—3 тысячи новозеландских долларов в неделю ($1000—1500). Средняя заработная плата чернорабочих-новозеландцев — 500 местных долларов в неделю ($250).
Арендная плата за помещение — 4 тысячи новозеландских долларов в месяц ($2 тысячи). Страховка здания (это обязательные расходы) — 7—8 тысяч новозеландских долларов в год ($3,5—4 тысячи). Налог на землю — 4,5 тысячи в год (около $2,3 тысячи). Среди коммунальных расходов: плата за воду — 1,5 тысячи новозеландских долларов ($750) в год, электроэнергию — 3 тысячи новозеландских долларов в год ($1,5 тысячи), телефонные переговоры, кстати, очень дорогие (3 тысячи новозеландских долларов в год, или $1,5 тысячи).
В 10—12 тысяч новозеландских долларов ($5—6 тысяч) в год тратим на рекламу. Новозеландцы очень любят боулинг, поэтому чаще всего оставляем наши рекламные проспекты в боулинг-клубах.
Новая Зеландия — очень дешевая страна, в магазинах в изобилии недорогое мясо, фрукты, овощи. Семья из трех человек среднего достатка тратит на питание около 50 новозеландских долларов в месяц ($25).
Мой чистый доход — около 150 тысяч новозеландских долларов в год ($75 тысяч).
О.К.: Как выглядит конкурентная борьба?
В.Ф.: Например, скидки постоянным клиентам дает только наша мастерская. У новозеландцев скидки вообще не приняты.
Местные жители, особенно представительницы прекрасной половины человечества,— страшные неряхи по части автомобилей. Мы бесплатно чистим салоны, обрабатываем из парфюмом, специальным составом взбрызгиваем колеса, чтобы блестели как огни на рождественской ?лке. Некоторые приезжают к нам сделать внеплановый техосмотр только для того, чтобы им «вылизали» салон.
О.К.: Есть ли проблемы с работниками?
В.Ф.: «Киви» очень ленивые — нужно постоянно их подгонять. Но необходимо всегда помнить: в Новой Зеландии чаще всего прав работник, а не хозяин. С 1894 года здесь действует Закон о защите прав работников, который в большинстве случаев на стороне наемных рабочих. Попробуй взгляни на работника хмуро или прикрикни — тот немедленно подаст в суд. В лучшем случае отделаешься штрафом — 10 тысяч новозеландских долларов ($5 тысяч). В худшем тебе грозит тюрьма месяца на три. Правда, здесь тюрьмы намного уютнее, чем номера в некоторых санаториях моей родной Тюмени.
О.К.: Чем занимаетесь в свободное время?
В.Ф.: Здесь великолепная рыбалка. Вода в реках чистая, почти родниковая. Водятся форель, угорь, кои (рыба напоминает карася).
А вот кролики доставляют новозеландцам много неприятностей, нередко съедая весь урожай. Но самый главный бич страны — опоссумы. Эти безобидные с виду грызуны уничтожают леса, сгрызая деревья и высасывая из них сок. Так что основное развлечение новозеландцев вовсе не боулинг и не гольф. А охота на кроликов и опоссумов. Еженедельно здесь устраивают соревнования — кто больше застрелит этих животных. Среди призов в том числе автомобили.
Вообще, Новая Зеландия стала моей второй родиной. Однажды я приехал сюда как турист и забрался на холм One Tree Hill. С его вершины я взглянул на Окленд: внизу было четырнадцать вулканов, Тасманово море с одной стороны и Тихий океан — с другой. Внизу мирно паслись овечки. В тот момент я подумал, что стою на вершине мира. И не захотел уезжать.
Стихи о новозеландском паспорте

Еще недавно в Новую Зеландию можно было приехать по обыкновенной туристической визе, легализоваться через местных адвокатов за 4,5—5 тысяч новозеландских долларов ($2,25—2,5 тысячи) и остаться жить навсегда. Но, по словам консультантов Students International World-Wide, в связи с тем, что в страну хлынул поток нелегальных эмигрантов из Индии и Китая, с 1 октября этого года миграционные правила ужесточились. Теперь бизнес-эмигрантам предстоит пройти более строгую процедуру.
Для начала желательно побывать в Новой Зеландии по туристической визе и осмотреться, при случае заключить контракты с новозеландскими предприятиями или бизнесменами, получить приглашение от местных адвокатов или миграционных консультантов. Стоимость услуг Students International World-Wide по предоставлению партнеров и выдаче приглашения — около $2,5 тысячи. Затем необходимо вернуться в Москву и оформить в посольстве Новой Зеландии в Москве бизнес-визу. Ее стоимость 1355 новозеландских долларов ($679). Она дает право на въезд в эту страну неограниченное число раз в течение пяти лет, на ведение бизнеса там и получение дивидендов. В бизнес-визе могут отказать, если у вас криминальное прошлое на территории Новой Зеландии.
В принципе бизнес-визой можно пользоваться всю жизнь, продлевая ее и не меняя гражданства (кстати, продлевают визу только в посольстве Новой Зеландии в Москве).
Если ваша мечта — стать новозеландским гражданином, то после того, как ваш бизнес просуществовал год, можно подавать документы на получение постоянного вида на жительство (residence permit). В балансе необходимо отразить хотя бы минимальную прибыль, иначе миграционные агенты могут в просьбе отказать. Например, сославшись на то, что «ваш бизнес не приносит пользу Новой Зеландии».
Residence permit оформляется только через местных адвокатов. Их гонорар — около 4 тысяч новозеландских долларов ($2 тысячи), в том числе госпошлина за выдачу вида на жительство ($500). Срок оформления — 6—12 месяцев.
Residence permit дает равные с гражданами Новой Зеландии права, за исключением права голоса на выборах в верхнюю и нижнюю палаты парламента.
А еще через три года можно подавать прошение о гражданстве. С вас возьмут 650 новозеландских долларов ($325) — госпошлину за рассмотрение документов и 100 местных долларов ($50) — за «корочки» новозеландского паспорта.
Белая Африка

В конце XIX века в ЮАР приехал английский эмигрант, филантроп Сесиль Родс — лечиться от туберкулеза. Он не только поправил там свое здоровье, но и стал отцом южноафриканского экономического чуда. Родс заложил основы бриллиантовой, платиновой и урановой промышленности в Южно-Африканской Республике.
Несмотря на то, что у власти уже пять лет черное правительство, вся экономика этой страны держится на белых. Эмигранты со всех концов света, в том числе из России, давно пригрелись на южноафриканском солнце. По оценкам посольства ЮАР в Москве, сегодня в этой стране проживают и имеют свой бизнес около 270 тысяч россиян. За эмигрантскими визами обращаются в консульский отдел посольства до 80 человек в месяц.
Знаменитый на весь мир Сан-Сити, где проводится ежегодный конкурс «Мисс мира» и расположены самые крупные после Лас-Вегаса казино — творение нашего соотечественника, бывшего одессита Сола Керзнера. Соломон Керзнер разбогател в ЮАР на спекуляциях с алмазными и урановыми акциями и построил город своей мечты Сан-Сити в 110 км от Йоханнесбурга, прямо в кратере вулкана.
Менее знаменитые русские содержат ювелирные магазины, туристические компании, автомастерские, фабрики по выделке шкур и изготовлению изделий из кожи.
Один из самых прибыльных видов бизнеса в ЮАР — туризм. Ежегодно Южно-Африканскую Республику посещают 5 млн. путешественников. Они едут на сафари в Национальный парк Крюгера (второй по величине природный заповедник мира), в места обитания зулусов и бушменов, древнейших африканских племен, до сих пор живущих в каменном веке.
Бывшая россиянка Елена Кулик восемь лет назад перебралась в ЮАР и открыла в Йоханнесбурге туристическое агентство Golden Route Africa. В России Лена окончила ВГИК, девять лет проработала редактором телевизионного «Клуба путешественников», объездила весь мир. По ее словам, Южно-Африканская Республика произвела на нее сильное впечатление, и она осталась здесь навсегда.
Елена Кулик, директор компании Golden Route Africa: «Я очарована Южной Африкой. По оценкам ЮНЕСКО, в Йоханнесбурге лучший в мире климат — мягкий и сухой. Город находится на высоте примерно 1200 метров над уровнем моря. Здесь никогда не бывает жарко. Зимой в горах выпадает снег.
Но больше всего я люблю ЮАР за налоговый климат. Здесь созданы все условия для того, чтобы люди богатели и развивали свой бизнес. Например, малые предприятия совсем не платят налог на прибыль. Бизнесмены заявляют в налоговой декларации, что вкладывают полученную прибыль в развитие своего дела. В этом случае законодательство освобождает их от налога.
Ольга Казанская: И какова же доходность малого бизнеса в ЮАР?
Е.К.: Ежемесячный доход владельцев небольших магазинчиков, бистро take-away, автомастерских — около 50 тысяч рандов ($10 тысяч). Туристический бизнес приносит до 200—250 тысяч рандов балансовой прибыли в месяц ($40—50 тысяч).
Вот и я решила заняться туризмом. В июне 1995 года зарегистрировала свою компанию. Совладелец Golden Route Africa — Татьяна Катц, тоже из России, в конце 80-х годов она занималась организацией гастролей российских художественных коллективов в ЮАР. У нее, как и у меня, большой организаторский опыт. Сегодня наша компания — член The South Africa Tourism Service Association. В эту ассоциацию принимаются фирмы с безупречной репутацией, имеющие как минимум три рекомендации от известных южноафриканских адвокатов, аудиторов и т.д.
О.К.: Что нужно для организации бизнеса в ЮАР?
Е.К.: Для бизнес-эмиграции в ЮАР существует два условия. Нужно купить бизнес не менее чем на 200 тысяч рандов ($40 тысяч) и нанять как минимум четырех местных работников с зарплатой не ниже 500 рандов в месяц ($100). Власти особо благосклонны к тем эмигрантам, которые дают рабочие места черным. Но, по правде говоря, коренные жители ЮАР, как правило, никудышные работники. Они подходят для подсобной работы, не требующей особого образования и интеллекта.
Стартовый капитал в $40 тысяч мы вложили в покупку компьютеров, оргтехники, публикацию брошюр о нашей компании и рекламу. Арендовали офис площадью 30 кв. метров в престижном районе Йоханнесбурга — Вендивуде.
Очень важно иметь офис в элитарном районе. В некоторые кварталы Йоханнесбурга нельзя заходить даже днем. С приходом к власти в ЮАР черного правительства уличная преступность стала здесь проблемой N1.
$1 тысячу пришлось потратить на security, покупку камер наблюдения. 460 рандов в месяц ($85) отчисляем охранной компании за круглосуточную охрану офиса.
Первые полгода разрабатывали туристические маршруты, договаривались с отелями, транспортными компаниями и авиаперевозчиками. Туристов начали принимать в конце 1995 года. И уже через полгода окупили вложенный капитал.
Сейчас оборот компании — $800 тысяч—1 млн. в год. Принимаем по 300—400 человек в год из России, Латвии, Казахстана, Израиля, США, Бразилии, Японии и других стран. Нас устраивает такой поток, мы не хотим расти. Стараемся держать марку. Наши гиды славятся на всю ЮАР. Многие туристические компании неоднократно пытались их перекупить. Наши три гида — российские доктора наук, большие умницы. Их заработная плата $100 в час.
Еще один работник — секретарь-референт. Она африканка, на редкость смышленая и расторопная. А потому платим ей 4,5 тысячи рандов в месяц ($850).
$12 тысяч в год тратим на участие в международных туристических выставках.
В 3 тысяч рандов в год ($600) обходится членство в Южноафриканской туристической ассоциации (вступительный взнос всего $100). Вот и все наши расходы.
Наш бизнес приносит до 200—250 тысяч рандов балансовой прибыли в месяц ($40—50 тысяч).
Чистая прибыль — примерно $18—20 тысяч в месяц.
Здесь дешево все: еда, одежда, транспорт, образование. Потребительская корзина на семью из трех человек среднего достатка — $500 в месяц (питание, проживание, развлечения, путешествия).
Что касается проблем ЮАР — это СПИД и уличные хулиганы. Однажды нам пришлось уволить экскурсовода, который шел на поводу у русских туристов и показывал им два самых злачных и преступных квартала Йоханнесбурга — Александр и Хилброу. От таких экскурсий страдает репутация фирмы.
Кабачок «13 стульев»

Другой наш соотечественник, Евгений Евреинов, открыл в пригороде Питермарицбурга, бывшей столицы Южной Африки, собственную мебельную фабрику Katia Export and Import». Предприятие выпускает мебель из зимбабвийского тика, отделанную шкурами зебр, жирафов, слонов и прочих африканских зверей, чрезвычайно модную сегодня в Европе.
Евгений Евреинов, хозяин Katia Export and Import: «В ЮАР я живу уже пять лет, а бизнесом занялся два года назад. Я не новичок в мебельном деле. Я москвич, но владел мебельной фабрикой в Сибири. В России этот бизнес на сто процентов криминальный. В ЮАР вообще не знают, что такое мафия.
Я занимаюсь любимым делом. Всю мебель делаю вручную. Нишу эксклюзивного мебельного рынка держат в ЮАР белые. Черные тоже работают на мебельных фабриках, но выпускают ходовую, более дешевую продукцию. Среди них мало талантливых работников, они не художники.
Бизнес я раскрутил с нуля. Для начала вложил в него $100 тысяч. На эти деньги купил два гектара земли, жилой двухэтажный особняк (360 кв. метров) с евроремонтом и бассейном, две машины (грузовую и легковую), построил на участке мастерскую. Нанял четырех работников. Двое из них русские — они помогают мне при изготовлении мебели, двое черных — на подсобных работах. За последними нужен постоянный пригляд, чуть отвернулся — они уже спят.
Станки на сумму $20 тысяч я привез из России. Здесь докупил оборудование примерно на $20 тысяч, $3—4 тысячи потратил на ручные станки, дрели.
В этом году окупил все первоначальные затраты.
О.К.: Какую прибыль приносит ваш бизнес?
Е.В.: Не напрягаясь и работая в собственное удовольствие не больше 2—3 дней в неделю, я имею $20—25 тысяч рандов ($4—5 тысяч) чистой прибыли в месяц. Ежемесячный оборот компании — в среднем 100 тысяч рандов ($20 тысяч).
Мои заказчики в основном голландцы и англичане. Сегодня у них в моде изделия из зимбабвийского тика, других твердых пород дерева. Особенно хорошо расходятся деревянные стулья с позолотой в стиле ампир, отделанные шкурами зебр. Такие стулья есть, например, в Palace Hotel в Сан-Сити. Туристы насмотрятся на них и бегут ко мне заказывать точно такие же.
О.К.: Что скажете по поводу налогового законодательства?
Е.Е.: Я не плачу вообще никаких налогов. В ЮАР у мелких предпринимателей большие льготы. Единственное ограничение — я не имею права использовать слоновую кость в изделиях, которые идут на экспорт. По южноафриканским законам запрещено экспортировать слоновую кость и наркотики, торговать живым товаром (людьми).
Свободное время провожу с семьей на берегу Индийского океана, много путешествую, охочусь. Отъезжаю на 20—30 км от города и попадаю в дикую саванну или буш.
Чудо-Африка

Как уже отмечалось выше, для того чтобы легализоваться в ЮАР, необходимо выполнить два иммиграционных требования: купить бизнес на сумму не менее $40 тысяч и дать работу как минимум четырем местным жителям.
Для начала необходимо направить письмо в произвольной форме в министерство внутренних дел ЮАР с сообщением о том, что вы хотите открыть бизнес в этой стране (тел. справочной Home Affairs: 011-836-3228). В конверт нужно вложить выписку с банковского счета, подтверждающую наличие у вас $40 тысяч. Как говорят иммиграционные адвокаты, главное — не иметь нареканий со стороны южноафриканского полицейского департамента и не числиться в розыске в Интерполе.
В случае положительного ответа из МВД ЮАР в посольстве в Москве вам предложат перевести деньги на счет в любой южноафриканский банк (самый крупный — Volkskas Bank). А затем выдадут временный вид на жительство (его стоимость — $30—40). Он дает право на въезд в эту страну, ведение бизнеса на ее территории и получение дивидендов.
Далее предстоит зарегистрировать южноафриканскую компанию. Регистрационный сбор — $300—400 в зависимости от города, где вы планируете открыть свое дело. Примерно $20 возьмет местный адвокат за оформление документов и их подачу в Торговую палату ЮАР. Срок регистрации — 4—6 месяцев.
Имея на руках регистрационный сертификат, можно подавать прошение о постоянном виде на жительство. Стоимость permanent residence — около $1 тысячи. Он дает равные с гражданами ЮАР права, за исключением права на получение социальных пособий.
Прожив на территории ЮАР в общей сложности пять лет, вы автоматически становитесь южноафриканским гражданином. Госпошлина за оформление паспорта — около $1 тысячи. Еще пару лет назад эта процедура была бесплатной. Но в связи с тем, что в страну хлынул поток иммигрантов, сотрудники МВД ЮАР перегружены работой. Этот сбор — своеобразная плата за их усердие.
Редакция благодарит консалтинговую компанию Students International World-Wide за организацию поездки в Новую Зеландию. За организацию поездки в ЮАР — генерального директора туристической компании Taipai-Co. Михаила Муравьева и голландскую авиакомпанию KLM.

ОЛЬГА КАЗАНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK