Наверх
14 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Питерская «Рублевка»"

После известия о переезде Конституционного суда в Петербург стоимость жилья в городе возросла вдвое. Наибольшим спросом пользуется питерская «Рублевка» — побережье Финского залива по Приморскому шоссе. Именно здесь возведут загородные резиденции для судей взамен дач в подмосковном Усово на Рублево-Успенском шоссе.   После глобального переезда питерцев в Москву на руководящие должности среди кремлевских чиновников иметь дачу в Комарово, Лахте, Репино или Зеленогорске так же престижно, как и на Рублево-Успенском шоссе под Москвой. Под вековыми елями, на песчаных пляжах Финского залива решаются важные вопросы. Коттеджи возводят преимущественно в стиле классической дворянской усадьбы. Жена крупного московского чиновника пригласила в свой особняк известного художника и попросила его расписать всю сантехнику в доме под гжель.

   «Почему же не под палех?» — попытался шутить мастер. «А потому, что у нас столовый сервиз и вся остальная посуда гжелевая», — совершенно серьезно ответила дама.

   Депутат питерского ЗакСа построил дом в Зеленогорске и осуществил мечту детства, установив в коттедже золотой унитаз.

   «Сделать это оказалось довольно легко. Сбербанк России уже несколько лет подряд продает частным лицам золотые слитки. На сей раз золото пошло не в тайник, а в переплавку», — рассказывает литейщик. На изготовление золотого «друга» ушло девять с половиной килограммов желтого металла. Дорогое изделие пользуется в доме особым почетом. Воспользоваться им могут лишь глава семьи и его жена — в золотой туалет ведет дверь из их спальни.

   Элитные дачи в Комарово должны стать компенсацией членам Конституционного суда за смену прописки. Управление делами президента 10 августа 2006 года заключило контракт с архитектурной компанией ООО «Пирамида» на 25 млн. рублей на проведение в Комарово изыскательских работ. Под судейские дачи отдан участок площадью 8 га, прежде на нем располагался пионерлагерь «Чайка» Ленинградского обкома КПСС. В 2004 году земля вместе с 11 кирпичными постройками была переведена в ведомство управделами президента. После реконструкции на территории бывшего пионерлагеря должны появиться двухуровневые квартиры, каждая площадью 270 кв. м, с отдельным входом и собственным подвальным помещением. К первому кварталу 2008 года судейский поселок обещает стать очагом цивилизации — с фитнес-центром, парикмахерской, массажным салоном, солярием, косметическим кабинетом, мини-поликлиникой, кафе, столом заказов, прачечной и пунктом охраны для 19 конституционных судей. Простые жители поселка, естественно, воспользоваться благами цивилизации не смогут. Для посторонних вход в судейский поселок будет закрыт.

Зажигательное отселение
   Стоимость земли вдоль Приморского шоссе уже перевалила за $100 тыс. за сотку. Год назад за ту же сотку давали не более 50 тыс. евро. Цены выросли из-за того, что свободной земли здесь уже нет и не предвидится. Ее приходится приобретать у прежних хозяев с нагрузкой в виде ветхих строений.

   «Дача в Комарово сегодня рассматривается как логичное приложение к квартире с видом на Тверскую или Невский проспект», — говорит обладатель 50 соток земли на Приморском шоссе. Ради соседства с творческими работниками, номенклатурной элитой и политиками не жалко выложить баснословные деньги за участок и пригласить на отделку коттеджа мастеров хоть из Эрмитажа.

   Желающие стать соседями VIP-персон не брезгуют ничем. И если им не удается договориться с хозяином обветшалой фазенды, то они жгут дома вместе с их обитателями.

   Так, в сентябре прошлого года неизвестные спалили дом Ирины Пахрамовой на побережье в Зеленогорске. Риэлтеры дважды наведывались к Пахрамовой с просьбой продать жилье, но та оказалась несговорчивой. «Нам повезло, что в ночь на 11 сентября 2005 года дома никого не было, — вспоминает хозяйка участка. — В конце августа мы закончили евроремонт и поехали с мужем и двумя сыновьями отдыхать на юг. Пожар случился без нас. Когда приехали пожарники, тушить было уже нечего. С тех самых пор мы живем вчетвером на улице, в десятиметровой деревянной беседке».

   Пахрамовы неоднократно обращались в администрации Зеленогорска и Санкт-Петербурга с просьбой предоставить новое жилье взамен сгоревшего или разрешить построить на пепелище новый дом. Но увы! Согласно заключению экспертов, Ирина не может строить новый дом или восстанавливать старый, поскольку до ближайшего соседского жилья будет менее 15 м из-за протекающей по ее участку реки. «В письме, которое я получила из администрации губернатора Петербурга Валентины Матвиенко, сказано, что мне неоднократно предоставлялась на выбор новая жилплощадь и я от нее отказывалась. Но мне ничего не предлагали, — говорит Пахрамова. — В прошлом году я попыталась продать участок собственными силами. Риэлтерская компания предложила мне за него две двухкомнатные квартиры в Петербурге. Однако местная администрация, узнав цену вопроса, отказалась способствовать продаже. Таким образом, мы оказались в замкнутом круге: ни продать участок, ни возвести на нем новый дом мы не можем. Вот и живем, как бомжи, в беседке, без света, газа и отопления».

   Соседу Пахрамовых — Сергею Остапюку — борьба за участок стоила жизни. В январе 2006 года неизвестные подожгли его дом вместе с хозяином и двумя его гостями. Гости погибли сразу, а Сергей получил воспаление легких и умер через три недели в больнице. «Нас вынуждают продавать участки по бросовым ценам, в то время как их рыночная стоимость доходит до $1 млн.», — говорит жительница Комарово Ольга Селезнева.

   После того как стало известно, что в поселок въедут члены Конституционного суда, цены в магазинах подскочили в разы — в расчете на бизнесменов, которые подтянутся вслед за политиками и судьями. Простые смертные, чтобы экономить, вынуждены ездить за продуктами в Петербург. Прежде вдоль берега тянулась сеть доступных кафе и супермаркетов, а теперь на их месте элитные рестораны и мини-отели. Говорят, скоро в поселке введут систему пропусков, чтобы «голодранцев» в Комарово не было.

Искусство для жизни
   Ближайший сосед Селезневой — чиновник из Москвы. Он купил 20 соток земли у очередного погорельца и построил трехэтажный особняк с камерами слежения, инфракрасными датчиками и двухметровым забором. На строительство ушло $5 млн. Несколько лет подряд питерский скульптор ваял композицию для богатого особняка. По заказу хозяина он повторил в камне скульптурную группу из Эрмитажа — Гебу и Амура. Богине нужно было вылепить лицо жены чиновника, а Амур должен был походить на его сына. Но есть и те, кому скульптур мало.

   «Верхом крутости считается покрыть сами стены неповторимыми фресками. Сейчас в Петербурге такие заказы выполняет целая артель из сотрудников Академии художеств. Рисовать им приходится вовсе не библейские сюжеты, а виды лесов и полей, небо с облаками на потолке и обнаженных граций на стенах», — рассказывает мастер.

   Почему-то именно за фрескописцами следят особенно тщательно: им выдают рабочие комбинезоны без карманов, чтобы они не пронесли с собой мобильный телефон с фотоаппаратом или видеокамерой, и обыскивают на выходе. Народные избранники боятся, что снимки продадут в газеты и электорат увидит, как они живут.

   Строительные замыслы «випов» способны свести с ума самого изощренного архитектора. Сложно представить, чего стоил авторам проекта и строителям монтаж огромного аквариума емкостью в 15 тыс. литров в Репино. Сложность состояла в том, что целый водный мир находится рядом с домашним бассейном. Нырнув в него, можно через стекло любоваться огромными хищными рыбами.

   «Для «золотой молодежи» жизнь на Приморском шоссе и соседство с кремлевскими чиновниками — вопрос престижа. Семейные портреты они заказывают в тон обоям и стенной обивке. «Фамильные» драгоценности они просят художников вырисовывать с особой тщательностью, — говорит популярный среди обитателей Приморского шоссе дизайнер. — Простительно перепутать цвет глаз хозяйской дочки, но не количество бриллиантов на колечке, украшающем ее руку».

Сказка о Нью-Версале
   Скоро на Приморском шоссе, в Лахте, появится целый город из 49 дворцов, к каждому из которых будет прилегать участок из 18—60 соток. Богачи будут жить в копиях известных всем дворца Марли, Трианона и даже Эрмитажа. Авторы проекта предусмотрели все: дома оборудованы уличными и внутренними бассейнами, гаражами и автостоянками. Вся территория осваивается по единому проекту, в поселке не будет трехметровых заборов, отделяющих один дворец от другого — участки разделят естественной живой оградой.

   Глава муниципального образования «Лахта—Ольгино» Евгений Никольский в восторге: «Это для нас Клондайк! Только на инфраструктуру поселка инвесторы планируют потратить около $10 млн.». Элитную территорию вдоль Финского залива, излюбленное место отдыха петербуржцев, муниципалы отдали под строительство дворцов в надежде, что часть средств перепадет округу или кто-то из обитателей дворца решит дать денег на оплату высококвалифицированных педагогов и обустройство школы. Никольский обещал в Лахте «дворцовый переворот», новый виток в развитии. Но жителям побережья неясно, каким образом тщательно охраняемый элитный комплекс изменит жизнь простых петербуржцев. Жители поселка не ждут от новых соседей ничего хорошего.

   «Чтобы получить принципиальное согласие от жителей поселка на строительство дворцового комплекса в Лахте, нам пообещали подвести канализацию и газ. Разрешение мы дали, но коммуникации так и не подвели, — возмущается местная жительница Екатерина Даниленко. — Зато пляж, на который приезжали чуть ли не со всего города, теперь стал только для богатых». «Этот Нью-Версаль ничего хорошего нам не принесет, — вторит ей соседка Ольга Петрова. — Газ и водопровод проводят мимо нас. Еще виадук собираются строить. В поселке ходят слухи, что скоро нас вообще выселят, а кучка людей будет наслаждаться жизнью».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK