Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "По военной дороге шел в огне и тревоге"

В то время как отечественный обыватель пристально следит за событиями на Балканах и сопереживает нашим миротворцам-десантникам в Косове, на территории самой России, на Северном Кавказе, вроде бы разгорается настоящая война.Степашинский акцент

По официальной информации, отряды чеченских бандформирований при бездействии властей Ичкерии, больше похожем на одобрение, нападают на заставы внутренних войск РФ, блокпосты и милицейские патрули на границах Чечни со Ставропольем и Дагестаном, похищают солдат и офицеров. Нападениям все чаще подвергаются важные стратегические объекты: гидроузлы и мосты. До недавнего времени представители федеральной власти отвечали на это лишь устрашающими заявлениями.
Но после назначения Сергея Степашина премьер-министром тактика федеральных властей и прежде всего военных во взаимоотношениях с Чечней стала заметно меняться. Акцент сейчас делается преимущественно на силовые методы. Сергей Степашин — первый и единственный, кто после чеченской войны, похоже, сумел убедить Бориса Ельцина, что ни вяло текущие переговоры на разных уровнях, ни угрозы и обещания денежных вливаний не остановят чеченских диверсантов. А остановит их только сила.
Агитация и пропаганда

Весной этого года Степашин, еще будучи министром внутренних дел, несколько раз публично говорил о готовности применить самые жесткие меры вплоть до уничтожения баз чеченских бандформирований с воздуха. Но своей авиации у внутренних войск МВД после всевозможных сокращений практически не осталось, а Министерство обороны не горело желанием брать на себя основную работу по зачистке территории Чечни (слишком много шишек набило МО в ходе чеченской кампании 1995—1996 годов). Тем более что технических средств разведки у военных в этом регионе крайне недостаточно. Спутник «Космос-2359», висящий над Чечней и передающий развединформацию, уже давно дает сбои, так как выработал все ресурсы.
Сделавшись премьером, Степашин при каждом удобном случае демонстрировал предельную жесткость и намерение твердой рукой навести порядок в мятежной республике. В Совете безопасности рассказывают, что премьер, отстаивая жесткую позицию в отношении Чечни, добил Бориса Ельцина фактами. Они действительно впечатляют.
Эта информация была приведена и в докладе о ситуации в Чечне министра внутренних дел Владимира Рушайло, с которым он выступил на заседании Совета Федерации 3 июля. В тот день в здание сената на Большой Дмитровке съехались все высшие госчиновники, включая Сергея Степашина, шефа ФСБ и секретаря Совета безопасности Владимира Путина, а также главу президентской администрации Александра Волошина — что подчеркивало особую важность обсуждаемого вопроса.
Выступая перед главами регионов, Владимир Рушайло объявил, что отдал приказ уничтожать чеченских диверсантов в упреждающем режиме, то есть до их приближения к российским позициям. И уже на следующий день МВД сообщило о нанесении превентивного ракетно-бомбового удара по территории Чечни — как было сказано, по скоплению боевиков на чечено-дагестанской границе.
Вряд ли министр, пусть даже Рушайло, мог взять на себя смелость принять такое решение без согласования как минимум с премьер-министром. Позже выяснилось, что одобрение было получено не только от Степашина, но и от самого президента, с которым Владимир Рушайло лично встречался накануне выступления в Совете Федерации.
По информации из администрации президента, встречу министра с президентом организовал Сергей Степашин, который еще со времен войны в Чечне знает, как опасно брать на себя всю ответственность в подобных ситуациях (тогда Степашина, в то время директора ФСБ, и бывшего министра обороны Павла Грачева СМИ обвинили в развязывании войны в Чечне, а президент остался вроде бы ни при чем).
Результатом заседания Совета Федерации стало обращение сагитированных сенаторов к Борису Ельцину с требованием издать указ о дополнительных мерах по обеспечению безопасности и правопорядка на Юге России.
На следующий день, 4 июля, Центр общественных связей МВД сообщил, что огнем ударно-штурмовых вертолетов «Ми-24» и систем залпового огня было уничтожено до тридцати чеченских боевиков, направлявшихся в сторону дагестано-чеченской границы. Но официальные представители Грозного сначала не подтвердили, а затем и вовсе опровергли эту информацию. Самое удивительное, что и опергруппа МВД Дагестана не смогла обнаружить следов применения боевой авиации в означенном месте.
Так был ли превентивный удар или Сергей Степашин и Владимир Рушайло по-прежнему продолжали тактику запугивания и одновременно проверяли реакцию сторон и общественного мнения на возможное использование силы для противоборства с чеченскими бандформированиями?
Если последнее верно, то реакция, по всей видимости, оказалась положительной — и уже 5 июля вертолеты Минобороны с авиабазы в Кизляре нанесли удары неуправляемыми ракетными снарядами, как сообщили, по скоплению боевиков в районе станицы Бороздинской. Через день крупный отряд чеченцев атаковал заставу внутренних войск и милицейский КПП у Гребенского моста в Бабаюртовском районе Дагестана. Бой продолжался около двух часов. По официальной информации, с помощью четырех армейских вертолетов удалось подавить огневые точки чеченцев, и только после этого они отступили вглубь своей территории.
Если завтра война

На первый взгляд, до войны в том или ином виде рукой подать. Пресс-секретарь чеченского президента Аслана Масхадова Майрбек Вачагаев сообщил, что в ответ на удары федералов по территории Чечни Грозный намерен организовать теракты по уничтожению российских генералов, управляющих нынешним конфликтом. А по информации из столицы Чечни, там создается Совет национальной безопасности республики, в который войдут все члены государственного комитета обороны, созданного еще первым президентом Чечни Джохаром Дудаевым. В том числе и многие полевые командиры, а по версии Москвы, главари тех самых бандформирований (в организационном заседании Совета безопасности, которое провел Аслан Масхадов, принял участие даже его главный идейный противник Шамиль Басаев).
Впрочем, есть и другая весьма правдоподобная версия того, как был создан Совбез Чечни. По информации Агентства военных новостей, полученной от офицера Генштаба, близкого к ГРУ, несколько дней назад в Чечне просто произошел государственный переворот. Группа полевых командиров во главе с Шамилем Басаевым разоружила президентскую охрану, вошла в апартаменты Аслана Масхадова и под угрозой расстрела на месте заставила его подчиниться и выполнять все их требования, формально оставаясь пока главой республики. А «Независимая газета» утверждает: «Представителям федерального центра стало известно, что в ближайшие 2—3 недели государственный переворот в Чечне, возможно, будет утвержден юридически и Аслан Масхадов будет окончательно свергнут» («НГ», 15.07.1999).
Все это, понятное дело, никак не умаляет, а напротив, обостряет для Москвы чеченскую проблему.
В том, что Чечня сегодня становится проблемой номер один для федеральных властей, убеждают участившиеся визиты на Северный Кавказ высокопоставленных российских чиновников. За последние недели Ставрополье и другие пограничные с Чечней регионы посетили сам Сергей Степашин, секретарь Совета безопасности, директор ФСБ Владимир Путин, министр внутренних дел Владимир Рушайло, министр по делам Федерации и национальностей Вячеслав Михайлов, руководитель Федеральной миграционной службы Владимир Калманов. А для главнокомандующего внутренних войск генерал-полковника Вячеслава Овчинникова и многих других генералов Минобороны и внутренних войск Северный Кавказ стал практически постоянным местом службы — они там бывают чаще, чем в Москве.
При этом руководство Минобороны и внутренних войск МВД сосредоточило здесь огромное количество войск. По информации из Генштаба, в состоянии постоянной боевой готовности находятся 136-я (Буйнакская) горно-стрелковая бригада, 205-я мотострелковая бригада (Буденновск), 21-я бригада ВДВ (Ставрополь), 19-я мотострелковая бригада (Владикавказ), 7-я воздушно-десантная дивизия (Новороссийск), бригада спецназа Главного разведуправления (Ростов-на-Дону), подразделения штурмовой авиации, дислоцированные в Волгограде и Краснодаре, а также многочисленные части внутренних войск и милиции.
Все это, на первый взгляд, свидетельствует о том, что власти готовятся к силовой акции по «оздоровлению ситуации» на Северном Кавказе, а премьеру Степашину грезятся и не дают покоя лавры усмирителя Чечни. Вот только зачем Степашину во второй раз наступать на одни и те же грабли?
Бои кремлевского значения

Есть другой взгляд на происходящее вокруг Чечни.
Что касается поведения самих чеченцев, собеседник «Профиля» в МВД уверяет, что нынешним летом боевики не делают ничего такого, чего бы они не делали в прошлом или позапрошлом году: «Ничего нового не происходит — просто есть летний сезон боевиков, который будет каждый июнь—июль, каждый год. Пока они не будут уничтожены, каждое лето они будут взрывать и нападать. Любая воюющая горная страна типа Афганистана и Чечни живет сезонно. Зимой они кушают, тренируются, набираются сил, а летом воюют».
Между тем со словом «уничтожены» не все так просто.
Депутат Госдумы от «Яблока» Виктор Шейнис, кстати, имеющий богатый опыт миротворчества в Нагорном Карабахе, сомневается: «Мы на Чечне уже обожглись, и я не думаю, что кто-нибудь всерьез хочет попробовать повторить 1994—1995 годы. Что касается нынешней тактики, то я боюсь, что те акции, которые применяются сегодня к боевикам, чрезвычайно неэффективны. Ведь боевики, те же люди Хаттаба, рассредоточены по населенным пунктам, и бить по боевикам означает бить по мирному населению. И я думаю, что широкомасштабные операции такого рода ни Степашин, ни Рушайло, ни кто-то другой позволить себе не могут».
И, судя по всему, не позволяют. Вот маленькое интервью, данное «Профилю» Шахмирзой Бихоевым. Он был в Чечне директором автотранспортного предприятия и уехал из республики в 1994 году. Сейчас он регулярно созванивается со своими многочисленными родственниками.
«Профиль»: Что сейчас происходит в Чечне, по наблюдениям ваших родных?
Шахмирза Бихоев: Выступления премьер-министра и министра внутренних дел об ударах с воздуха по боевикам — это неправда.
«П.»: Но ведь бьют же по территории Чечни?
Ш.Б.: Вокруг стреляют.
«П.»: Жертв нет там?
Ш.Б.: Нет пока. Просто в Москве заинтересованы, чтобы чеченский очаг постоянно горел.
Зачем — это уж совсем простой вопрос. Из президентской администрации «Профилю» сообщили, что ни один из имеющихся вариантов сохранения влияния президентской семьи на ближайшие годы не выглядит перспективным. Напротив, думские выборы, на которых, похоже, победит кто угодно, только не партия Кремля, смотрятся все более неотвратимыми. В свою очередь, ожидаемый приход в Госдуму вместо бессильных болтунов от КПРФ ставленников по-настоящему влиятельных региональных лидеров означает для кремлевской «семьи» действительное ограничение в действиях перед президентскими выборами. Поэтому в Кремле еще не окончательно отказались от идеи отменить декабрьские выборы в Думу. Отменить же их можно, например, введя чрезвычайное положение. А ЧП можно ввести, если чеченские боевики начнут теракты по всей России в ответ на бомбардировки со стороны федералов.
Бомбардировки действительные или мнимые — это не так уж и важно. Да и будет ли вообще запущен этот проект — Бог весть. А пока нужно, чтобы Чечня на всякий случай всегда была под рукой у Кремля и его «силового» премьера Сергея Степашина.

ВЛАДИМИР ЛАРИН, ИНЕССА СЛАВУТИНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK