Наверх
23 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "По закону гор"

Новая чеченская конституция, что бы ни говорили о ее значимости для жизни республики, затронет лишь очень узкую часть «правового поля» Чечни. Люди все равно будут жить, руководствуясь другим, неписаным правом.В Чечне на протяжении последнего десятка лет право сильного (не важно, кем он был — боевиком или «федералом») было единственным способом разрешения споров. «Правовое пространство», о необходимости формирования которого сейчас особенно часто говорят в Москве, по большому счету, всегда существовало. Нормы шариата, межтейповые отношения, кровная месть были и остаются наиболее эффективными и понятными для жителей Чечни формами и инструментами права. Они не записаны на бумаге, не приняты на референдуме, но тем не менее назвать их пережитками прошлого язык не поворачивается. Просто потому, что их пока «не пережили» — они действуют, по ним живут, и отменить их не в силах ни одна власть.
«Ты ничего не говори про конституцию, я все равно ничего не понимаю, и мне все равно, какая она будет. Мы живем по своим законам» — примерно так в Чечне реагируют на вопросы об отношении к предстоящему референдуму. — У правоверного мусульманина уже есть своя конституция, и она называется Коран. И для нас не имеет особого значения то, что решает правительство, мы никогда не обратимся в суд, мнение старейшины для чеченца — закон».
Мы с тобой одной крови

Ключевое слово для понимания чеченского общества, чеченской государственности — тейп. Любой чеченец с гордостью говорит о принадлежности к тому или иному тейпу.
Вообще, тейп является довольно сложной конструкцией, которая состоит из нескольких родов (групп родственников в четырех-пяти поколениях, имеющих единого предка), живущих на общей территории. Сейчас в Чечне существует, по разным оценкам, от 130 до 170 тейпов. Среди них есть горные, более радикальные, и равнинные, которые всегда были лояльно настроены к России и к русским. Условная граница между этими двумя видами тейпов проходит по реке Терек. Не случайно в своем плане усмирения Чечни Борис Немцов предлагал провести границу между «правильной» и «неправильной» Чечней именно вдоль Терека: у лидера правых наверняка был консультант, знакомый с особенностями межтейповых отношений в республике.
Кроме того, существует разделение тейпов на «чистые», исконно чеченские, и «нечистые», испорченные родственными отношениями с иноплеменниками — черкесами, русскими, грузинами.
Для чеченца самое главное в жизни — не опозорить свой род, защитить честь тейпа. «К примеру, я никогда не сделаю того, против чего выступают старейшины тейпа», — рассказывает 40-летний Таус, житель Грозного, приехавший на неделю к родственникам в Москву. Между тейпами существует соперничество: чтобы упрочить позиции тейпа, женщины рожают как можно больше детей, а мужчины пытаются протолкнуть как можно выше во власть своих соплеменников, которые, в свою очередь, потянут за собой и остальных. Ведь чем больше своих людей находится на разных ответственных должностях, тем более влиятельным и уважаемым становится тейп.
Не случайно поэтому сейчас в Чечне одним из самых авторитетных считается тейп Беной, который реально имеет влияние на треть республики. Это и понятно: членом этого тейпа является нынешний глава республики Ахмад Кадыров.
По праву старшего

Важную роль в регулировании отношений между тейпами играют советы старейшин, которые существуют во всех районах Чечни и, по сути, играют роль теневых районных администраций. Без одобрения этих уважаемых людей не принимается ни одно серьезное решение администрациями официальными. Во многом именно от старейшин зависит и отношение мирных чеченцев к военному противостоянию между боевиками и федеральными силами. Известно множество случаев, когда лишь одно слово старейшины заставляло боевиков покинуть селение. И напротив, именно с одобрения старейшин сепаратистов тщательно скрывают и предупреждают о перемещениях федералов.
«В моем родовом селе иногда появляются боевики, которых мы снабжаем продуктами, даем ночлег. А все потому, что на это была воля старейшины, — признается Таус. — Я против войны, против отделения Чечни от России, но обязан помогать боевикам, потому что они являются членами моего тейпа».
На тейповую организацию чеченского общества не смогли повлиять ни годы советской власти, ни постперестроечные годы. Тейп оказался устойчивой структурой, которая гораздо лучше защищала человека, нежели государственные институты. Вследствие этого в период развала государства тейпы оказались вовлечены в политическую жизнь. Более того, в 90-е годы началась криминализация чеченских тейпов. Внутри этих структур стали создаваться вооруженные формирования, теневые банки — своего рода «общаки». Лидеры тейпов, по сути, начали вооруженную борьбу за политическую власть в республике.
Именно в силу тейповой организации общества и власти и возникают сомнения по поводу того, способен ли один человек стать таким лидером, который сумеет объединить нацию. Поэтому и ведутся споры о том, стоит ли в Чечне вводить пост президента или же следует поручить руководство республикой коллективному органу, в который вошли бы представители наиболее влиятельных тейпов. Ведь даже бесспорный харизматик Дудаев не сумел взять под полный контроль все тейпы Чечни. Не удалось это и Аслану Масхадову, который был всего лишь первым среди равных полевых командиров. Тем более, считают в Чечне, не по плечу это Ахмаду Кадырову, которого, помимо всего прочего, чеченцы воспринимают как ставленника Москвы.
Как родную маму, слушаюсь имама

Разрушив существующую систему власти, борцы за независимость Чечни так и не смогли создать новые дееспособные государственные институты. А следовательно, и новые механизмы права. Поэтому на вооружение был взят свод мусульманских правовых и теологических нормативов — шариат. Верховный шариатский суд, сформированный указом президента Ичкерии Зелимхана Яндарбиева в декабре 1996 года, считался высшим органом судебной власти. Правда, в качестве основы шариатского законодательства в Чечне был взят Суданский уголовный кодекс. Через год после своего возникновения шариатские суды, задуманные как структура, в которую должны были входить старейшины родов, полностью перешли под контроль сторонников ваххабизма и стали сугубо карательными органами.
Больше всего эти суды запомнились публичными расстрелами на площадях. Однако с неменьшим рвением они следили за соблюдением норм исламской морали, причем внешней ее стороны: в период их существования в республике вводился сухой закон, шла борьба с распущенностью нравов. «В те времена в школы, институты приходили люди с тонкими палками с руках, которые били по ногам всех девушек, которые были, по их мнению, чересчур накрашены или в очень коротких юбках, — рассказывает студентка Чеченского нефтяного института. — Мне хватило одного удара палкой, чтобы я на следующий день пришла на занятия в длинной черной юбке, без косметики и в платке».
Впрочем, было бы неправильным полагать, что с разгромом ваххабитов шариатские суды исчезли. Они существовали и до них, есть они и сейчас. Естественно, публичными казнями они не занимаются, а решают более насущные для чеченцев проблемы. У человека украли кошелек, обчистили дом, нанесли иной материальный или моральный ущерб. Ну не в судебные же органы ему обращаться. Он идет в мечеть к имаму, и тот решает вопрос «по справедливости».
Око за око

Впрочем, шариатское право никогда не было в Чечне основным действующим законом. На Северном Кавказе, и в Чечне в частности, большое значение имеет адат — система норм, основанная на местных обычаях, правилах поведения, которые не всегда совпадают с предписаниями ислама и даже противоречат им.
Большое значение имеет адат в регулировании семейных отношений. Чеченская семья (муж, жена, дети) никогда не бывает изолирована от родственников. К примеру, женатые братья всегда стараются поселиться рядом и вести совместное хозяйство. Старшие мужчины в чеченской семье обязательно главенствуют над более молодыми членами.
В соответствии с адатом чеченцы редко обращаются в органы государственной власти для разрешения конфликтов. Жаловаться в суд, требовать восстановления справедливости в правоохранительных органах до сих пор считается неправильным и расценивается как слабость.
Однако самый известный и, возможно, шокирующий обычай, который является составной частью адата, — это обычай кровной мести. Он обязывает мстить за убитого родственника, поэтому убийство виновного становится делом чести для всего рода. Кровная месть также распространяется на братьев убийцы. При этом возмездие должно свершиться с максимальной быстротой. И если кровная месть не может быть совершена мужчиной, эту обязанность берет на себя женщина.
О кровной мести в Чечне могут заявлять даже вполне официальные лица. После подрыва в Грозном автобуса с бойцами пророссийского чеченского ОМОНа командир этого подразделения Муса Газимагомадов во всеуслышание заявил, что знает, кто убил милиционеров, и объявляет всех убийц своими кровниками.
События последнего десятилетия, безусловно, повлияли на чеченское общество. Однако, даже находясь в состоянии войны, чеченцы пытаются придерживаться основных принципов своего жизнеустройства, сформированного предками. Принадлежность к тому или иному тейпу остается определяющим фактором для каждого отдельного человека.
Как и прежде, чеченец не станет обращаться в суд с жалобой на чеченца. Он предпочтет разрешить конфликт самостоятельно. А принимая то или иное решение, будет ориентироваться на мнение тейпа, имама, старейшин. Поэтому попытка формализовать и цивилизовать отношения в чеченском обществе посредством принятия очередной, уже кадыровской, конституции вряд ли сильно повлияет на реальную жизнь в республике. Да, в Чечне будет президент, законная исполнительная власть. Но все это станет существовать параллельно с другими механизмами, регулирующими жизнь общества. И официальной власти придется с ними считаться.

САИД СУЛИМОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK