Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Победа за горами"

Пока армия воюет в Чечне (на прошлой неделе был взят Грозный), Минобороны открыло второй фронт. На сей раз по всей России — против давно нелюбимых этим ведомством журналистов.Генерал Сорвиголова

15 октября 1999 года в засаду под Серноводском попала группа спецназовцев. На склоне одной из высот чеченцы заранее соорудили окопы, накрыли их настилом из досок и замаскировали дерном. Спецназовцев, вышедших прямо на это укрепление, расстреливали в упор.
Командующий Западной группировкой федеральных сил в Чечне 42-летний генерал-майор Шаманов оказался ближе всех к месту боя. Захватив пятерых штабных офицеров и десяток мотострелков, он сел в вертолет и рванул на выручку спецназу. И на виду у чеченцев, что называется, при полном генеральском параде лично управлял боем. После его появления спецназ не потерял ни одного человека — до Шаманова погибли пятеро.
В политике — как на войне: Шаманов пообещал сорвать с себя погоны, если армию вновь остановят, не дав, как в 1995 году, завершить операцию против чеченских сепаратистов. Ясно, что Кремлю такие заявления не могут понравиться.
Тем не менее после неуклюжей попытки отстранения от командования Западной группировкой его были вынуждены вернуть на прежнюю должность. Победил здравый смысл: если генерал умеет бить боевиков, он должен находиться на поле боя. Тем более когда на карту был поставлен Грозный.
Грозный не просто город — это символ чеченского сопротивления. Поражение федеральных сил в прошлой чеченской войне началось с Грозного. Чеченскую столицу превратили в крупнейший узел сопротивления, воевать в нем было тем более трудно, что в подвалах оставалось мирное население.
По имеющимся в Агентстве военных новостей сведениям, стремительное завершение операции в Грозном — тоже во многом заслуга лично Шаманова.
Официальная версия, впрочем, выглядит иначе. Согласно распространенной Министерством обороны информации, план взятия города был разработан в штабе Объединенной группировки федеральных сил. А непосредственное руководство войсками в Грозном поручили генерал-лейтенанту Владимиру Булгакову.
В первых же числах января штаб Объединенной группировки приступил к операции «заманивания» боевиков в минно-огневой мешок, созданный вдоль реки Сунжа и железной дороги. Помогли и спецслужбы, подославшие к боевикам своего офицера под видом армейского командира, готового за стотысячедолларовую взятку открыть чеченцам в зоне своей ответственности коридор для выхода из Грозного.
В ночь с 1 на 2 февраля боевики трехтысячной плохо управляемой толпой рванули в «купленный» коридор. В самашкинском лесу их ждали готовые к рейсу в горные районы республики 70 грузовиков. Но на минных полях и под ударами авиации и артиллерии федералов, которые уже поджидали боевиков, а также в последующих боях полегло около полутора тысяч мятежников.
Источник в Министерстве обороны рассказал корреспонденту Агентства военных новостей: «Идея создания этого «мешка» принадлежит лично генералу Шаманову, у которого, кстати, отняли лучшие части и отдали под начало генерала Булгакова, непосредственно руководившего взятием Грозного. Шаманов давно понял, что избранная Булгаковым тактика методичного давления не принесет скорой победы. И стал на свой страх и риск искать свежее решение. Именно его усилиями был создан ложный коридор вдоль Сунжи и информация об этом была доведена до боевиков. Шаманов сознательно позволил чеченцам несколько раз воспользоваться этим коридором для выхода из города и возвращения. Не стал он его закрывать и тогда, когда боевики приняли решение прекратить сопротивление в Грозном и организованно вывести войска из города.
Шаманов лично наблюдал, как из Грозного выходил отряд боевиков численностью около 200 человек. И запретил открывать огонь. Это, как он и предполагал, была разведка. Вскоре разведотряд в полном составе возвратился в город. Разведчики сообщили своим командирам, что путь свободен, можно выходить. Вот тогда их и подловили. Буквально перед прорывом Шаманов приказал активировать минное поле, установить мощные минно-взрывные заграждения и огневые позиции».
По словам собеседника в Минобороны, даже для многих высших военных чинов в Москве операция «Мешок» стала полной неожиданностью.
Если гора не идет к Магомету

После взятия Грозного дорога на юг Чечни войскам открыта. С одной стороны, ликвидировать мятежников в горах легче, чем в густонаселенной части республики. Над военными не висит угроза обвинений в том, что их действия приводят к жертвам среди мирного населения. По данным Агентства военных новостей, в горах Чечни начали применять мощные полуторатонные корректируемые авиабомбы КАБ-1500.
С другой стороны, сам театр боевых действий крайне сложен. Армейские части и тем более внутренние войска с тактикой ведения горной войны практически незнакомы. Специальных горно-егерских частей и соединений, которыми располагали советские Вооруженные Силы, в России почти не осталось. Боевая подготовка войск в местах постоянной дислокации долгие годы велась во многом формально. По самой прозаической причине: не хватало денег. Естественно, при минимуме финансирования в частях стремились отработать хотя бы основные темы планов боевой подготовки.
А вот чеченские боевики — настоящие мастера горной войны. Сами горы тоже будут воевать за Ичкерию.
Второй фронт Минобороны

А пока армия сражается в Чечне, Минобороны открыло второй фронт — против нелюбимых этим ведомством журналистов.
Нежелание Министерства обороны говорить правду о войне стало очевидным еще летом прошлого года, когда чеченские боевики вошли в Дагестан. Так, обществу внушали, что контртеррористическая операция в Чечне — ответ на упомянутый рейд боевиков в Дагестан и взрывы домов в российских городах. Но недавно бывший премьер Сергей Степашин признался журналистам, что подготовка к вводу войск в Чечню началась еще в марте 1999 года. По его словам, лично он готовил новое вторжение в Чечню и оно произошло бы в любом случае. Впрочем, первый заместитель начальника Генштаба генерал-полковник Валерий Манилов и сегодня опровергает это утверждение Степашина.
Командующий Московским округом внутренних войск генерал-полковник Аркадий Баскаев и бывший министр внутренних дел генерал армии Анатолий Куликов открыто сомневаются в цифрах потерь, которые приводит в своих сводках Минобороны.
По неофициальным предварительным данным, только в Грозном погибло до тысячи российских военнослужащих.
Так или иначе, сегодня сбылась мечта генералов Валерия Манилова и начальника пресс-службы Минобороны Анатолия Шаталова ввести жесткую цензуру на всю военную информацию.
Главный рупор военного ведомства генерал-полковник Валерий Манилов — это профессиональный и верный службист старого и, как выяснилось, до сих пор не сломанного армейского партполитаппарата советских времен. Два года назад он возглавил Координационный совет Минобороны по информационному обеспечению. Своим заместителем назначил начальника пресс-службы Минобороны генерал-майора Анатолия Шаталова.
Рассказывает преподаватель Академии Генерального штаба, пожелавший остаться неназванным: «Месяц назад генерал Манилов собрал в нашей академии аккредитованных в Москве военных атташе крупнейших мировых держав, чтобы проинформировать их о ситуации на Северном Кавказе. Надо было видеть обескураженные лица западных дипломатов после брифинга: «За кого он нас принимает? Столь примитивные пропагандистские штампы без смеха слушать невозможно»,— делился впечатлениями один из военных атташе».
Угроза возможного поражения на информационном фронте Чечни из-за очевидного бездействия агитпропа Минобороны в последнее время стала очевидной и для Кремля. Чтобы придать осмысленность бестолковой и бесплодной работе силовых информационных структур, и.о. президента Владимир Путин в качестве своего помощника по координации информационной политики в зоне боевых действий бросил на этот фронт Сергея Ястржембского.
Пока не помогло. История с задержанием в Грозном Андрея Бабицкого нанесла такой удар по международному и внутрироссийскому престижу федеральной власти, о котором чеченские боевики даже не мечтали. После странного и необъяснимого с правовой точки зрения «обмена» Бабицкого на плененных чеченцами российских солдат Генштаб и высшее военно-политическое руководство страны стало объектом жесточайшей критики как в мире, так и внутри России.
При этом понятно, за что генералы не любят радио «Свобода»: естественно, что отношение американской радиостанции к событиям в Чечне весьма односторонне и, с точки зрения военных, тенденциозно. Можно не любить и лично Бабицкого: рассказам о военной работе федеральных войск он предпочел другую правду войны — разрушения, нарушения прав человека и гибель мирных жителей.
Но непонятное действо с арестом журналиста, а затем якобы его добровольным обменом на пленных солдат — это уже что-то новое даже для генералов.
Генерал Манилов и представители ФСБ отрицают свою причастность к случившемуся. Но в это мало кто верит.
Бывший руководитель УФСБ Москвы и бывший заместитель главы администрации президента Евгений Савостьянов, хорошо знающий приемы и методы работы спецслужб, в интервью радиостанции «Эхо Москвы» заявил, что в России начала реализовываться государственная политика по ограничению действий журналистов, по ограничению свободы слова.
В прессе появились сообщения о создании в недрах ФСБ и МВД РФ неких структур, задача которых — отслеживать журналистов, пишущих на «горячие» темы (о событиях в Чечне, о действиях власти, о злоупотреблениях чиновников и пр.), выявлять источники их информации, собирать досье на репортеров. Это выглядит как подготовка к масштабному «профилактированию» российской прессы.
На днях начальник Управления программ содействия Федеральной службы безопасности генерал-майор Александр Зданович сообщил общественности о вбросе в Россию через арабские и американские банки $1,5 млрд. якобы на подкуп российской прессы. Зданович заявил, что ФСБ проверяет эту информацию. И дал понять, что в ФСБ есть обращения журналистов, на которых пытаются оказать давление — вплоть до угроз физической расправы — за нужное властям освещение событий в Чечне.
Между тем ни автор этих строк, ни мои коллеги, пишущие о Чечне, даже не слышали ни о таких попытках, ни о таких журналистах. Тем более — о покупке чеченскими боевиками более-менее влиятельных российских журналистов.
Кстати, и во время первой чеченской войны спецслужбы утверждали, что Запад не жалеет денег на подкуп российской прессы и оплату прочеченской позиции российских СМИ. Тогда тоже фигурировали миллиардные суммы, якобы переброшенные в Россию. Все это на поверку оказалось полным бредом. Никто не удивится, если таким же бредом окажется нынешнее аналогичное сообщение Лубянки.

ЮРИЙ ГЛАДКЕВИЧ (Агентство военных новостей)

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK