Наверх
15 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "По-братски"

Штирлиц был абсолютно прав, когда решил отправить пастора Шлага в Швейцарию на лыжах. Если бы он выбрал обычный путь, то пастора бы, скорее всего, задержали швейцарские пограничники, допросили бы и передали немецким коллегам.Так, как это произошло с десятками тысяч противников нацистского режима, пытавшихся укрыться в маленькой уютной соседней стране. Особенно плотно граница была закрыта для евреев. По просьбе нацистских чиновников швейцарцы помечали их паспорта буквой J (от Jude), чтобы облегчить работу бедным загруженным сотрудникам СС.
   Бесхозные же деньги убитых нацистами евреев, напротив, не вызывали у швейцарцев никаких возражений. Они заботились о вкладах, увеличивали их размеры и на выгодных условиях ссужали швейцарским же фирмам. Такое прилежание и позволило заложить фундамент «швейцарского экономического чуда». А на неприятные вопросы из-за рубежа честные швейцарцы отвечали ссылкой на знаменитую «тайну банковских вкладов», которую и сегодня еще так ценят диктаторы и преступники всего мира. В том числе, конечно, и русские — те, кого на родине называют «олигархами», «политиками» или «чиновниками». Границы широко открыты и для немецких «налоговых уклонистов» — и никто, как ни странно, не отправляет их с их чемоданами назад и не помечает паспорта буквой S (Steuer — «налоги»).
   Как и все страны, занимавшие двойственную позицию во время Второй мировой войны, сегодня мужественные швейцарцы в первых рядах среди тех, кто любит попрекнуть ужасную, могущественную, в чем-то все еще фашистскую Германию. Недавняя их жертва — немецкий министр финансов Пеер Штайнбрук. После того как министр в резкой форме потребовал прикрыть «налоговые оазисы» в Швейцарии, Лихтенштейне или Австрии (если потребуется, то «с помощью кнута»), он немедленно получил клеймо «отвратительного немца». Швейцарский политик Томас Мюллер заявил, что Штайнбрук напоминает ему тех немцев, которых шестьдесят лет назад можно было увидеть в переулках «в кожаных пальто, сапогах и в нарукавных повязках».
   Не то чтобы министр финансов Штайнбрук был мне очень симпатичен. По правде говоря, в моем личном черном списке он занимает одно из первых мест. Я только и ждал удобного случая, чтобы перемыть ему кости в этой колонке. Штайнбрук напоминает мне одного из своих давних предшественников, бережливого прусского министра Кройтца, который ненавидел своего столь же бережливого короля Фридриха Вильгельма Первого за то, что тот пытался использовать сэкономленные деньги на нужды народа. Кройтц предпочел бы поместить деньги в кованые сундуки и упрятать их в надежно защищенные хранилища. Чтобы никто уже не мог бы никогда и ничего оттуда взять. В одном романе о прусском короле Кройтц описывается как безумец, который в конце концов пытается закрыть доступ к государственным деньгам даже своему верховному повелителю. В конце концов, как пушкинский скупой рыцарь, он испускает дух на сундуках с золотом.
   Я бы не возражал, чтобы и Штайнбрук кончил подобным образом. Только недавно он вновь показал себя во всей красе, отвергнув предложение Евросоюза понизить некоторые налоги на добавленную стоимость для оживления экономики. Как и его предшественник Кройтц, он, похоже, впадает в истерику, если кто-нибудь требует у него денег на образование, пенсионеров или армию. А когда ему говорят, что таких высоких налогов народ может не выдержать, у него загораются нехорошим блеском глаза, на губах появляется пена и он переходит на визг: «А мне наплевать! Пусть они все передохнут! Государству нужны деньги! Деньги! Деньги! Государство! Государство — это все! Люди — ничто! Р-р-р-р!..» По крайней мере так я себе это представляю. Поэтому необходимость защищать этого человека мне, честно говоря, совсем не по душе.
   Однако кем-кем, а нацистом Штайнбрук вовсе не является. И если ему нужны деньги, то пусть он лучше заберет их у тех, кто пытается уйти от налогов, чем у меня. Люди они совсем не бедные. А то, что швейцарцам это предложение не понравилось, — их проблемы. Кстати, американцы тоже оказывают давление на Швейцарию в этом направлении, и, скорее всего, оно будет более действенным, чем словесные выпады немецкого министра. Однако так удобно направить народный гнев против нелюбимого соседа. Немцы для швейцарцев то же, что русские для эстонцев, поляков или украинцев. Надменная, злая, огромная держава, которую всегда можно использовать в качестве козла отпущения.
   А что думают немцы о швейцарцах? Они скупы, педантичны, лишены чувства юмора, несговорчивы, мелочны. Ну в точности, как… Ну да, как мы сами, — если верить мнению других народов. Так что дипломатический кризис между Швейцарией и Германией, в сущности, не что иное, как ссора между братьями.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK