Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Почему Enron полезен для Европы"

Поддерживая мертвые компании, континент только наносит ущерб самому себе.Наиболее ужасающим аспектом развала корпорации Enron стала быстрота развития ситуации. Всего лишь три месяца назад этот символ современной американской экономики занимал седьмое место по годовым доходам в стране. Ко 2 декабря 2001 года около 60 млрд. долларов вылетели в трубу, а адвокаты Enron начали сбор документов по делу о банкротстве. Неделей позднее Citicorp и UBS Warburg положили на стол предложения по приобретению частей когда-то могущественной торговой империи Enron. На заре этих событий 4500 сотрудников компании Enron лишились рабочих мест, а тысячи наблюдали за тем, как испаряются их сбережения и пенсионные накопления. Подобное разорение компании имело неправдоподобный ход — безжалостный, разоряющий и окончательный.
Однако падение «Энрона» послужило напоминанием о том, почему же все-таки американская экономика работает лучше своих европейских соперников в течение последних двух десятилетий и почему такая ситуация, возможно, будет продолжаться, несмотря на болезненное снижение деловой активности за последнее время. Скорость, с которой рухнул Enron, является подтверждением примеру, приведенному в своей книге экономистом австралийского происхождения Джозефом Шумпетером (Joseph A. Schumpeter). Упадок промышленности, пишет Шумпетер в ставшем известным отрывке из книги «Капитализм, социализм и демократия», «непрерывно производит коренные изменения в структуре экономики изнутри, непрерывно разрушая старую экономику, и создавая новую».
Вампиры

Сравните и сопоставьте идею с европейской формой неумирающей индустрии. В течение той же недели ноября, пока Enron страдал от того, что председатель совета директоров Кеннет Лей (Kenneth L.Lay) называл «очень плохими инвестициями», французская компьютерная компания Bull получила 90 млн. долларов в качестве помощи от государства в критических ситуациях. Это стало самым последним подаянием от государства, которое косвенно контролирует около 32% бизнеса. Начиная с 60-х годов правительство предоставило около 7 млрд. долларов США компании Bull в попытке сделать Францию игроком индустрии компьютерных технологий. Тем не менее с 1988 года компания Bull сумела насладиться ровно одним доходным годом. Такой корпоративный вампир несколько лет назад, должно быть, получил свою долю сполна.
Та же история с французской компанией Moulinex, менее везучим производителем бытовой кухонной техники. Начиная с середины 80-х годов компания прошла через ряд спонсируемых правительством промышленных реорганизаций. Некоторые из оставшихся 21000 сотрудников до сих пор привыкают к необычным методам, которыми им приходится держаться за свое рабочее место, так как Moulinex тоже на грани развала. В то же время как работники недавно разорившегося Enron изучают объявления о работе, сотрудники Moulinex на фабрике по производству микроволновых печей, расположенной на севере Франции, опасаются взрывов самодельных бомб, способных разрушить то немногое, что осталось от завода (после имевших место поджогов рабочими). Официальные представители профсоюзов даже похитили назначенного правительством посредника-миротворца с целью получения лучших выходных пособий. «Да, я некоторое время содержался под стражей, но не стоит делать из этого трагедию», — сообщил арестованный посредник в телефонном разговоре с журналистами.
Саботаж

Время от времени США решают сохранить исторические памятники промышленности: попытки защитить то, что осталось от большого гиганта, отдают чем-то подобным. Европейцы тоже не отстают. В Германии канцлер Герхард Шредер учредил пакет государственной помощи в 130 млн. долларов США, направленной на поддержание огромной строительной группы во Франкфурте Phillipp Holzmann в конце 1999 года.
Некоторые эксперты надеются, что тяжелые времена наконец-то принудят европейских политиков отказаться от привычки вмешиваться во все и вся. «Многое изменится, так как другого пути сделать этого нет, — предполагает Лео Апотекер (Leo Apotheker), член совета директоров, ответственный за Европу, Ближний Восток и Африку в немецкой компании по компьютерным технологиям SAP, одном из самых новотехнологичных гигантов в Европе. — Иначе деньги у европейского правительства закончатся». Конечно, не оставляют своих попыток и сторонники дотаций. И несмотря на то, что национальным правительствам уже с трудом удается склонять Европейскую комиссию соглашаться с политикой государственных дотаций для находящихся в затруднительном положении компаний, они все-таки не оставляют таких попыток. И каждый раз, когда они добиваются успеха, европейская экономика теряет еще один шанс на возрождение.

Джон Россант (John Rossant) из Парижа. — Business Week.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK