Наверх
14 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ПОЧЕМУ НЕКОМФОРТНО ПРЕЗИДЕНТУ?"

«История с избиением Олега Кашина «повиснет» на правлении Медведева, как убийство Анны Политковской «повисло» на правлении Путина», — считает Алексей Венедиктов.    Реакция журналистского сообщества на покушение на Олега Кашина была предсказуемой и вполне солидарной: преступники должны быть найдены, а пресса — защищена. В отличие от многих предыдущих случаев нападений на журналистов, на этот раз и власть заявила о солидарности с требованиями представителей СМИ. Ситуацию в интервью «Профилю» прокомментировал главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей ВЕНЕДИКТОВ.
   
   — Вы считаете адекватной реакцию президента на происшествие с Олегом Кашиным?
   — Реакция президента Медведева на избиение Кашина иная, чем реакция президента Путина на убийство Политковской. Можно анализировать причины этого, но самое важное зафиксировать то, что даны поручения: я знаю, что Медведев в очень жесткой форме потребовал от Рашида Нургалиева, а Нургалиев от нижестоящих чинов, быстрого и эффективного расследования.
   — Почему Медведев реагировал «отлично от Путина»?
   — Это можно связывать с разными обстоятельствами, но, думаю, дополнительным мотивом было и то, что Кашин иногда входил в президентский пул. Президент его знал, визуально представлял, кто это. Если считать, что наш двор византийский, то причастность к нападению на члена византийского двора рассматривается как оскорбление Его Величества. Я вижу и в этом причины жесткой реакции Медведева — не только публичной, но и непубличной. Он настраивает правоохранительные органы на быстрое расследование этого дела и арест исполнителей, это первое. И второе, и это было новым: раньше при таких резонансных преступлениях оба президента — и Путин, и Медведев — сразу исключали одну из возможных версий. И при убийстве Анны Политковской, и при убийстве Натальи Эстемировой оба президента заявляли, что версия о причастности президента Чечни Рамзана Кадырова не рассматривается, «этого не может быть». Естественно, следственные органы принимали это во внимание. Сегодня же мы имеем обратную картину: президент Медведев сказал публично, что, кто бы ни стоял за этим преступлением, какие бы заслуги у него в прошлом ни были, если они были, заказчик должен быть найден и изобличен.
   — Означает ли это, на ваш взгляд, что Медведев допускает, что кто-то из высокопоставленных чиновников, фамилии которых называют в Интернете, мог быть причастен к этому преступлению? А чаще других называют главу Росмолодежи Василия Якеменко, губернатора Псковской области Андрея Турчака и прочих.
   — Якеменко, Турчак и прочие… «Прочие» — это Владимир Стрельченко (мэр г. Химки. — «Профиль»). Я знаю, что президент ознакомлен с этими даже не версиями, а мнениями, которые называются в блогах. И притом, что он знает, что эти фамилии называются чаще других, он говорит, чтобы расследовали, невзирая на лица. Я знаю, что в закрытом режиме Медведеву был задан вопрос: а вдруг это бытовое убийство? И был получен ответ: «Какая разница! Важно, чтобы истинные преступники были пойманы». Это важно. Важно и то, что эта история, безусловно, «повиснет» на правлении Медведева, как убийство Политковской «повисло» на правлении Путина — и до сих пор «висит». Я думаю, что Медведеву от этого некомфортно.
   И поэтому мне было бы интересно узнать: будет ли допрошен, например, псковский губернатор? Будет ли допрошен в ходе расследования мэр Химок? Будет ли допрошен руководитель Росмолодежи? Просто допрошен: раз следствие изучает все варианты, почему бы не допросить того же Василия Якеменко? Ведь допрошен же главный редактор газеты «Коммерсант»! Тут главное, чтобы мы знали, что все версии проверены, и чтобы обществу доказали, что пойманы настоящие преступники, а не подставные. История, например, с ДТП на Ленинском проспекте пока не убедила общество в тех заключениях, которые сделало следствие. Буквально месяц назад приостановили дело по избиению Михаила Бекетова: точно такая же история, как и с Олегом Кашиным. Но следствие заявило, что ничего не может найти. Мы что, в это поверим? В ходе этого следствия был допрошен Владимир Стрельченко? Не был! А почему? Потому что подмосковный следственный комитет не выполняет до конца свою работу. Так вот, в деле Олега Кашина не должно остаться темных пятен.


   — Как вы оцениваете заявление президента, что журналисты нуждаются в особой защите наряду с госслужащими, правоохранителями и т.д.?
   — Это позитивное заявление, потому что это сигнал. До этого власть к журналистам относилась, как к лагерной пыли: не страшно, если убьют, — бабы еще народят. Сейчас мы видим обратную тенденцию. Во-первых, важно само по себе это заявление Медведева, даже не так важно, как оно будет оформлено юридически. Во-вторых, он признал, что журналисты работают в сфере повышенного риска. Мы не воюющая страна, но при этом мы на третьем месте после Ирака и Афганистана по количеству погибших журналистов. За нами Сомали и Судан! Это значит только одно: в данный момент в нашей стране это профессия повышенного риска, а повышенный риск нуждается в повышенной защите.
   — Но повышенная защита, судя по всему, выльется лишь в ужесточение уголовного законодательства в части преступлений против журналистов?
   — Да, а больше ничего и невозможно сделать. Это такая превентивная мера: ребята, если вы будете нападать на журналистов, вы будете сидеть не три, а пять лет, не пять, а семь, не семь, а пожизненно…
   — Не за хулиганство, а за посягательство на жизнь…
   — …на жизнь человека, находящегося при исполнении своих профессиональных обязанностей, совершенно верно. У нас же приравняли хулиганство в отношении политических деятелей к экстремизму! Я думаю, что журналист ничем не хуже мелкого чиновника.
   — Как отреагирует общество на выделение журналистов в еще одну «касту неприкасаемых»?
   — Общество отреагирует индифферентно. Но что важнее: чтобы общество реагировало на убийства журналистов и на преступления в отношении журналистов (сейчас оно на это не реагирует) или на меры по защите журналистов? Будет смешно, если оно, не реагируя на убийства журналистов, негативно отреагирует на повышенную степень их защиты. Мы уже видим некоторые политические силы, которые пытаются вывернуть эту историю наизнанку и вместо сочувствия к журналисту бросились защищать отдельные молодежные движения. Это их не красит.
   — На сайте «Эха» размещен текст Бориса Немцова, в котором он связывает покушение на Кашина с делением нашего общества на «наших» и «врагов России». При этом Немцов обвиняет в появлении такого деления куратора прокремлевских молодежных движений Владислава Суркова. Что вы думаете по поводу тренда на неприятие иного мнения, который есть у нас в стране?
   — Молодежные организации, курируемые администрацией президента, совершающие антизаконные поступки, действуют абсолютно безнаказанно. И это создает атмосферу безнаказанности. Мы помним, как они преследовали журналиста Юлию Таратуту: публиковали ее номер телефона, стояли у ее подъезда. Она — журналист, женщина — два месяца ходила с охраной. Потому что ее пикетировали прокремлевские молодежные движения. Это факт. На сайте «Молодой гвардии» появляется фотография Олега Кашина с надписью «Будет наказан», а потом исчезает. Чего она сейчас исчезла? «Уже наказан», или вы просто испугались, что вас возьмут за горло? Это должны проверить следователи, даже если «Молодая гвардия» не имеет к этому прямого отношения, что вполне возможно. Они должны проверить, связано это с преступлением, или это просто был дан сигнал, что этого человека можно бить, потому что прокремлевское движение, курируемое Росмолодежью, показало цель и сказало «фас». И кто у нас следующий? Николай Сванидзе, чья «голова» болталась на колу в молодежном лагере на Селигере? Все это и стало тем фоном, на котором произошло это преступление.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK