Наверх
18 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Почему ваш Citi никогда не спит"

Your Citi never sleeps — лозунг российской «дочки» американского одноименного банка (лозунг построен на созвучии неформального кредо Нью-Йорка — New-York city never sleeps).В том смысле, что, мол, денно и нощно заботится о клиентах. Однако подчас эта забота оказывается слишком пристальной, и в какой-то момент может оказаться — вы настолько ею окружены, что попросту оказались под колпаком. К примеру, российские чиновники могут запросто в рамках такой «заботы» попасть под наблюдение американских спецслужб.

«Кредитная история»

Несколько лет назад американский Citibank оказался в центре скандала. Предметом жесткой критики со стороны сената США стало слишком вялое противодействие легализации преступных доходов. Банк тогда обвиняли, по сути, в сотрудничестве с криминальными элементами. Были выявлены факты попустительства, нарушавшие банковскую дисциплину. Среди наиболее одиозных клиентов оказался Рол Салинас, старший брат бывшего президента Мексики. С помощью Citibank он в период с 1992 по 1994 год вывел за границу $87 млн. сомнительного происхождения. Основным источником этих денег, предположительно, была торговля наркотиками, но банк не задавал Салинасу лишних вопросов при осуществлении транзакций. После ареста теневого магната обслуживавший его менеджер Citibank признался на допросе: «Об этом знали на самом верху корпорации, все распоряжения спускались оттуда. Мы лишь пешки в этой большой игре».
Другой клиент, замешанный в скандале, — Асиф Али Зардари, супруг Беназир Бхутто, бывшей премьер-министром Пакистана до 1996 года. Зардари, также являвшийся чиновником, подозревался в сокрытии $9 млн. на счетах Citibank в Швейцарии. Источник денег — взятки, полученные за заключение госконтрактов на выгодных условиях. В отчете комиссии сената США упоминался и Омар Бонго, президент Габона, который за несколько лет вывел из своей страны $130 млн. Его подозревали в казнокрадстве. Сомнительные операции совершали и сыновья нигерийского диктатора Сани Абачи, на счетах которых скопилось более $110 млн. По мнению американских надзорных органов, участвовавших в расследовании, Citibank позволял клиентам управлять деньгами с такой легкостью, что им не составляло труда замести свои следы.
Подобные обвинения наносят серьезный ущерб репутации любого финансового учреждения, поэтому руководство американской корпорации Citigroup (созданной в 1998 году в результате слияния Citibank и Travelers Group) стало думать, что можно предпринять для исправления подмоченной репутации. Тем более что с недавних пор дела в самой Америке, все более ужесточающей законы финансового контроля, у банка пошли несколько хуже, чем за границей.

Всемирная паутина

В это, может быть, трудно поверить, но Citibank был основан тогда, когда Наполеон пытался завоевать Россию, — в 1812 году. Почти за два столетия своего существования банк прошел через ряд слияний с другими финансовыми институтами, в результате чего возникла глобальная финансовая империя. В 1993 году корпорация добралась до России, учредив один из первых российских банков с иностранным капиталом — ЗАО КБ «Ситибанк». Появление в 1998 году бренда Citigroup ознаменовало «создание новой модели организации финансовых услуг для удовлетворения финансовых нужд клиентов». Сегодня на Citigroup трудится 275 тыс. сотрудников в 100 странах (из них 2 тыс. — в России). Согласно отчету корпорации ее оборот в 2004 году составил $86,2 млрд., а чистая прибыль — $17 млрд.

Судя по всему, на заграничную экспансию и была сделана ставка — сегодня банк имеет свыше 3 тыс. филиалов и отделений более чем в 100 странах мира. Любопытно, что эта экспансия сопровождается такими действиями, которые по манерам порой смахивают на работу хорошо поставленной спецслужбы. Citigroup не устает повторять, что постоянно заботится об улучшении процедур AML (anti-money laundering, то есть нацеленных на борьбу с отмыванием денег). В Citigroup подчеркивают: международный банк такого масштаба всегда будет привлекать преступников, желающих легализовать «нетрудовые доходы», и борьба с ними будет вечной.
Новый импульс борьбе за «чистые и честные» деньги клиентов дали события 11 сентября 2001 года и последовавший за ними так называемый Патриотический акт США, развязавший руки спецслужбам по тайному контролю за действиями своих и чужих граждан. Сейчас в Штатах как раз разгорается скандал на тему: а не нарушил ли, к примеру, президент Буш Конституцию, когда санкционировал прослушивание телефонных разговоров американских граждан без суда? Во внутренних инструкциях Citigroup (они имеются в распоряжении редакции) можно встретить ссылки на Патриотический акт. Соответствие именно этому акту всех отношений с клиентами, как нетрудно догадаться, ставится куда выше уважения к национальным законам той или иной страны. В том числе, надо полагать, в части защиты неприкосновенности частной жизни и частных сведений. Трудно сказать, правда, как подобные строгости сказались на отношениях с такими инвесторами, как, скажем, Аль-Валид бин Талал (он в свое время значился в числе крупных инвестиционных партнеров Citicorp, WorldCom, AOL, Apple и ряда других крупных американских корпораций). Также о нем, к примеру, известно, что он «инвестировал» $27 млн. на поддержку семей палестинских террористов-смертников (семьям платили деньги за совершенные теракты).
Сегодня в большинстве стран (в том числе и в России, ставшей недавно полноправным членом ФАТФ) существуют законодательные акты, касающиеся борьбы с отмыванием грязных денег. В нашей стране успешно работает собственная — подчеркнем, отечественная — финансовая разведка, качество надзора, осуществляемого Центробанком, давно уже не вызывает нареканий самых пристрастных зарубежных экспертов. Президент страны и правительство уделяют этим вопросам неустанное внимание, относясь как к одной из важнейших составных частей общегосударственной борьбы с терроризмом.
Однако некоторые международные банковские группы при этом зачем-то идут дальше и разрабатывают собственные глобальные программы AML, которые зачастую превосходят требования национального законодательства. Зададимся вопросами: какие цели преследуют в данном случае иностранные финансисты? На каких клиентов они работают? И насколько далеко можно зайти в таком «творчестве»?

В мировом масштабе

Обвинения в адрес Citibank раздавались не только в США, но и в других странах. Мексиканская газета La Jornada в 2001 году назвала Citibank «крупнейшим американским банком и крупнейшим отмывателем денег». По оценке автора статьи Джеймса Петраса, всего в 90-е годы в Мексике с помощью американских банков было легализовано от $2,5 млрд. до $5 млрд. преступных доходов. «Без грязных денег США не смогли бы оказывать такое влияние на мировую экономику, доллар бы ослаб, и существование управляемой из Вашингтона глобальной империи оказалось бы под вопросом», — сделал свой вывод Петрас. В Аргентине Citibank уличили в сообщении ложных сведений регуляторным органам, а принадлежащий финансовому гиганту офшорный банк на Каймановых островах смогли закрыть лишь через два года после того, как деньги на его счетах были признаны грязными. Японское правительство в 2004 году пошло на необычный шаг и закрыло четыре отделения Citibank Japan, специализировавшихся на обслуживании состоятельных клиентов. Причина — многочисленные нарушения законов и требований регуляторов. Помимо прочего банк обвинили в том, что пароли для доступа к счетам клиентов «вышли за пределы офиса». Представитель японского Агентства финансовых услуг (FSA) заявил, что сотрудники банка были готовы нарушать правила и предписания, если это сулило банку доход. В том же году Citigroup столкнулась с «репутационными проблемами» в Великобритании и континентальной Европе.
Скандалы вокруг крупнейших американских корпораций Enron и WorldCom также выявили ряд нарушений. Было доказано: Citigroup сознательно шла на нарушение правил бухучета (GAAP), чтобы исказить характер сделок своих клиентов. Сенатор Сьюзен Коллинз прокомментировала это так: «Я нахожу шокирующей причастность наиболее престижных финансовых институтов США к этим скандалам. Похоже, что они охотно готовы рисковать собственной репутацией, чтобы важный клиент был доволен».
Федеральная торговая комиссия США подавала иск против Citigroup и двух ее «дочек» — CitiFinancial Credit Company и Associates First Capital. Обвинения были связаны с грабительскими условиями кредитования, нарушавшими нормы американского законодательства. Associates First Capital активно привлекала заемщиков с плохой кредитной историей, накручивая к высоким процентам за пользование ссудами дополнительные страховые платежи. Кроме того, при заключении договоров от клиентов скрывалась существенная информация. В сентябре 2002 года Citigroup согласилась выплатить по иску $215 млн., которые были распределены между жертвами жестокой кредитной политики корпорации. Остается добавить, что в 2002 году корпорация попала в список 10 худших корпораций журнала CorpWatch.

С особым пристрастием

В распоряжении редакции «Профиля» оказался свежий (датированный 2005 годом) документ, любезно предоставленный сотрудником Citibank, который пожелал остаться неназванным, описывающий применяемую в Citigroup методологию противодействия легализации преступных доходов. Оказалось, что банкиры, обжегшись некогда на обслуживании коррумпированных чиновников, сделали из той истории свои субъективные выводы. В приложении к инструкции приводится обширный перечень так называемых публичных лиц (public figure position list), который должен ненавязчиво помочь сотрудникам отделений банка во всем мире выловить в потоке клиентов государственных чиновников, а также их близких и взять совершаемые ими транзакции под особый контроль. Естественно, попала в этот список и вся российская политическая элита, включая президента страны и высокопоставленных государственных ответственных чиновников (см. таблицу). Информация об операциях с их счетами собирается, насколько можно понять из инструкции, операционистами и передается специально назначенному менеджеру (compliance officer), число которых в Citigroup превышает 300. Задача последнего — формировать регулярные отчеты о подозрительных сделках и отвечать на запросы надзорных органов. Вопрос в том, какие сделки эти 300 контролеров сочтут подозрительными. И всегда ли они соблюдают ту грань, которая отделяет нормальную банковскую процедуру от вмешательства в частную жизнь клиента.
Действующий в России федеральный закон №115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» четко определяет лишь один критерий, по которому отсеиваются транзакции, попадающие в ежедневный отчет для Федеральной службы финансового мониторинга, иначе именуемой финразведкой. Банкиры обязаны докладывать об операциях своих клиентов при сумме платежа, превышающей 600 тыс. рублей. В законе, правда, есть оговорка: если у работников банка возникают подозрения, что какие-либо операции осуществляются в целях легализации преступных доходов, сведения о них должны сообщаться независимо от суммы. То есть если сотрудник банка, например, предположил, что зачисленная на счет чиновника сумма может быть взяткой, он обязан донести об этом. Критерий этот весьма субъективен — все зависит от степени подозрительности конкретного операциониста или менеджера. Отчеты о такого рода операциях должны поступать от банков в финразведку ежедневно.
Директор финансового департамента Промсвязьбанка Дмитрий Ларькин отмечает, что российские кредитные организации самостоятельно разрабатывают процедуры, направленные на борьбу с отмыванием денег. При этом они руководствуются международным опытом, рекомендациями Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) и Базельского комитета по банковскому надзору, а также требованиями ЦБ. Но, во-первых, эти готовые процедуры обязательно подлежат согласованию с ЦБ. Во-вторых, в данном случае, кажется, все же более уместно действовать в соответствии с отечественным законодательством (неуклонно совершенствуя его, разумеется), а не с каким-нибудь американским Патриотическим актом.
Кредитные организации могут предоставлять информацию и в частном порядке, но лишь по запросу, подписанному определенным кругом чиновников — их поименный список утверждается российским (подчеркнем, именно российским) правительством. Этот список — для служебного пользования, и банки стараются его не распространять. Но известно, что большинство чиновников, имеющих право на запрос, являются сотрудниками российской финразведки. Сотрудники международных служб в этот список не входят и такого права не имеют.
Однако, как полагает один из опрошенных нами экспертов, отделения международных банков все же имеют техническую возможность передавать информацию о движении денег на счетах российских клиентов в головную организацию, откуда она может попадать в спецслужбы других стран. Естественно, это незаконно, и ни один банк никогда не признается в подобном информационном обмене. Тем более такие процедуры не согласуются с ЦБ РФ.
В российской «дочке» Citigroup — Ситибанке — корреспонденту «Профиля» подтвердили, что глобальная программа противодействия отмыванию денег действует и в России. «Мы применяем нашу глобальную политику по всему миру, — говорит Наталья Николаева, вице-президент Ситибанка. — При этом мы строго выполняем требования российского законодательства в этой области, наряду с глобальной политикой Citigroup». Раскрывать какие-либо подробности того, как организованы информационные потоки внутри международной банковской сети, в Cитибанке не стали.

Под колпаком

Операции этих российских должностных лиц должны браться под особый контроль:
Президент России
Глава администрации президента России или его заместитель
Помощник президента России
Советник президента России
Представитель президента России
в федеральном округе
Председатель Центрального банка
России или его заместитель
Председатель правительства РФ
или его заместитель
Министр правительства РФ
и его заместители
Глава федерального агентства/службы или его заместитель
Руководитель аппарата правительства РФ или его заместитель
Секретарь Совета безопасности РФ
или его заместитель
Спикер Госдумы РФ или его заместитель
Член Госдумы РФ
Спикер Федерального собрания РФ
или его заместитель
Член Совета Федерации РФ
Председатель Конституционного суда РФ
Член Конституционного суда РФ
Председатель Верховного суда РФ
или его заместитель
Председатель Высшего арбитражного
суда РФ или его заместитель
Генеральный прокурор РФ или его заместитель

Источник: Citigroup.

Нам остается лишь догадываться, передается ли информация в головную организацию и имеют ли к ней доступ спецслужбы США и других стран.
«Можно предположить, что Ситибанк также посылает сообщение в головной офис Citigroup о том, что клиент, находящийся в черном списке, обратился к ним за какой-либо услугой, — предполагает эксперт. — Тогда американские менеджеры берут все его операции под особый контроль, то есть попросту сажают клиента на крючок. Потом в случае необходимости его «дело» легко будет поднять». Такие «антиотмывочные» методы Citigroup, по мнению эксперта, если они действительно практикуются, не только могут поставить под сомнение наличие банковской тайны в отношении российских граждан, и в первую очередь первых лиц государства, но и создают глобальную проблему национальной безопасности.
К примеру, журналистам нашего издания не составило особого труда достать довольно внушительный список клиентов программы Citi Gold (см. фото). Это те, у кого сумма, находящаяся на счетах, превышает $50 тыс. Фамилии, телефоны (домашний, рабочий, мобильный). По номеру телефона теоретически нетрудно выяснить и многие другие персональные данные. В попавших в наши руки списках немало весьма известных фамилий. Знали ли эти люди, что их имена попадут в прессу? Хотели ли они этого? Ну и еще такой, чисто риторический уже, вопрос: способны ли рыцари плаща и кинжала из Лэнгли осуществить операцию, оказавшуюся по силам даже журналистам, причем без прямой помощи со стороны операционистов банка?
Глобальные программы AML внедряют в России и другие участники рынка. Однако там «непонятных» моментов, как нам кажется, меньше. Скажем, применяемые в Райффайзенбанке процедуры «Знай своего клиента» основаны строго на общепринятых нормах международной практики — в частности, рекомендациях ФАТФ и принципах Wolfsberg Group. «Данные стандарты предполагают, что финансовые институты должны проводить грамотную политику в области оценки клиентской базы и операций своих клиентов, а также быть особенно внимательными к тем категориям клиентов и сделок, которые потенциально могут быть связаны с противозаконной деятельностью и высокими рисками, — говорит председатель правления Райффайзенбанка Йохан Йонах. — Процедуры, действующие в Райффайзенбанке, отвечают недавно установленным требованиям и рекомендациям ЦБ». Однако в немецкой «дочке» категорически опровергают саму возможность передачи информации в материнскую организацию. «Наш банк придерживается жестких правил о неразглашении банковской тайны. В соответствии с ними обмен информацией с другими странами невозможен, если только этого не требуют регулирующие органы», — говорит Йонах.

В чужой монастырь

Глава Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян считает, что все банки, работающие в России, в том числе и международные, должны вести борьбу с отмыванием денег, основываясь исключительно на местных законах: «Они обязаны сообщать о транзакциях, сумма которых превышает определенный лимит. Иные критерии подозрительных сделок явно не обозначены и, соответственно, применяться не должны». То есть нечего лезть со своим банковским уставом в чужой монастырь.
Впрочем, есть и такие эксперты, которые считают, что внедрение международными банками собственных стандартов AML может быть оправданно. «Мне известно о существовании подобных программ, — говорит заместитель председателя комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам Анатолий Аксаков. — Чиновники должны быть под особым контролем, без этого сложно наладить борьбу с коррупцией».
Это справедливо, но вот вопрос: под чьим именно контролем должны быть отечественные чиновники — собственного государства или разных специальных служб государства иностранного? Ответ очевиден для тех, кто уважает принципы национального суверенитета и считает, что каждая страна должна сама заботиться о своей национальной безопасности.

Примеры «публичных» лиц в других странах:

Генсек компартии Китая
Глава избиркома
Доминиканской Республики
Король Бахрейна и члены его семьи
Руководители обеих палат
английского парламента
Члены парламента Сингапура
Лидеры всех политических партий
Франции
Директор Итальянской фондовой биржи
Мэры всех городов Румынии,
в которых есть отделения Citibank
Премьер-министр Пакистана
Министры Турции
(в том числе в отставке)
Начальник турецкой жандармерии
Члены всех семи королевских фамилий ОАЭ
Руководители всех государственных предприятий Португалии
Официальные представители НАТО в Греции
Руководители таможенного и налогового ведомств Таиланда
Индийские послы во всех странах мира
Главы всех штатов и провинций Колумбии

Источник: Citigroup.

Соглашаясь с тем, что требования нормативных актов могут кое-где идти вразрез с внутренними инструкциями международных банков, тот же Аксаков полагает, что скорее следует совершенствовать российское законодательство, требуя большей прозрачности сделок, совершаемых публичными лицами. Аксаков также считает, что сотрудничество международных банков с организациями вроде Интерпола, в принципе, возможно и не лишено смысла. «Не могу утверждать этого наверняка, но было бы логично предположить, что подобные контакты помогли расследованию коррупционных скандалов — например, тех, в которых были замешаны Евгений Адамов или Павел Бородин», — заключает Анатолий Аксаков. Но ФАТФ уже пытается изменить российское законодательство, потребовав, например, взять российских госслужащих под особый контроль (см. «Профиль» №5, 2006). Однако информация по движениям на счетах «особых» клиентов должна будет поступать в ФСФМ и ЦБ, а отнюдь не в ведомства других стран.
В этом контексте запрет на вхождение на российский рынок филиалов зарубежных банков — недавно эту позицию России еще раз подтвердил президент Владимир Владимирович Путин — приобретает иной смысл. Да, международные финансовые гиганты мощнее российских банков, и ограничение на их вхождение имеет экономическую подоплеку: иностранцы должны иметь равные конкурентные преимущества с отечественными организациями. Но табу носит, о чем иногда забывают рьяные защитники «свободной конкуренции с иностранцами», еще и политический характер — таким образом отстаивается национальная безопасность страны.
Кроме того, запрет на филиалы инобанков, по словам президента Владимира Путина, связан с необходимостью борьбы с терроризмом и отмыванием денег. Как? А самым непосредственным образом. Ведь не подотчетные местным регуляторам филиалы иностранных банков могут беспрепятственно проводить транзакции, средства по которым, не исключено, пойдут в том числе на легализацию доходов, полученных преступным путем. Например, от наркоторговли. (Тут можно вспомнить серию скандалов с той же Citigroup, о которых упомянуто в начале статьи.)
Филиалы банков живут по законам тех государств, где расположены материнские структуры. А дочерние банки иностранных финструктур — это российские организации, то есть вести свою деятельность они должны в соответствии с российскими законами и подчиняться российским властям. Это правило распространяется и на Ситибанк, «дочку» Citigroup. Кстати, ровно год назад на встрече с председателем правления американской корпорации Сэнфордом Уэйллом Владимир Путин публично отказался от предложения открыть счет в Ситибанке, потому что держит свои сбережения в Сбербанке России. С учетом особого, «пристального» отношения к публичным лицам со стороны Citigroup такое решение выглядит очень предусмотрительным.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK