Наверх
6 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Подбросить угольку или подвезти мазута?"

Энергетики ломают голову над тем, как выполнить наказ президента: он «посоветовал» снизить долю газа, используемого для производства электроэнергии.

19 октября стало для российских энергетиков днем гнева. Владимир Путин собрал в своей резиденции в Ново-Огарево совещание по проблемам обеспечения энергоресурсами потребностей экономики России в среднесрочной перспективе. Президент работой отрасли был явно недоволен, отметив, что нехватка генерирующих мощностей становится «ограничителем» удвоения ВВП. Критике подверглась и ориентация отрасли на газ как основное топливо для станций.
   
— Мы не можем с вами, и это понятно для всех здесь присутствующих, всю экономику страны посадить на один энергоноситель — на природный газ, — отметил Путин. — Это недопустимо — даже с точки зрения национальной безопасности.
   
Газ сейчас и правда является основным видом топлива для электростанций. В 2005 году его доля в топливном балансе станций РАО ЕЭС составила 70,6%. Доля угля — 25,9%. Всего энергохолдинг в 2005 году использовал 142,6 млрд. куб. м газа — на 2,1% больше, чем годом ранее.
   
Эта ситуация не устраивает поставщика газа для энергохолдинга — «Газпром», который лоббирует снижение потребления голубого топлива внутри страны. Главная проблема газовой монополии — стагнирующая добыча.
   
— «Газпром» инвестирует в разработку и освоение газовых месторождений, мягко говоря, недостаточно. За три года он потратил на приобретение активов, не связанных с газом, больше денег, чем инвестировал в добычу газа за десятилетие, — отмечает президент Института энергетической политики Владимир Милов.
   
Сейчас фактор времени играет против монополиста: ведь осваивать новые месторождения нужно было начинать как минимум лет пять-семь назад. В таком случае перед «Газпромом» не встала бы проблема с наращиванием газодобычи, а следовательно, с выполнением всех контрактов — как на внутреннем, так и на внешнем рынке. Но грядущий дефицит газа, о чем в отрасли говорят уже открыто, может поставить под вопрос экспортные поставки «Газпрома» — основу его финансовой устойчивости и могущества.
   
Единственно возможное решение проблемы, с точки зрения топ-менеджеров монополии, — урезать потребление голубого топлива внутри страны.
   
Собственно, этот процесс уже начался. Как следует из годового отчета РАО ЕЭС за 2005 год, с 17 января 2006 года, в разгар морозов, «Газпром» снизил поставки газа на электростанции на 12,5%. В результате энергетикам пришлось компенсировать это снижение за счет других источников, прежде всего мазута, среднесуточное потребление которого в европейской части страны выросло сразу в 12 раз по сравнению с запланированным. Похожая ситуация была и летом, когда «Газпром» снова отказался поставлять дополнительные объемы газа на станции. Можно ожидать, что этой зимой газовый монополист снова будет выкручивать руки потребителям внутри страны.

Поклонники голубого    


Казалось бы, альтернативных источников энергии для станций вроде бы полно. Это и водные ресурсы, и уголь, и, наконец, атомная энергетика. Однако на деле ни один из этих видов топлива полностью заменить газ не в состоянии.
   
Голубое топливо главным образом используется на станциях европейской части России. По словам руководителя отдела исследований электроэнергетики Института проблем естественных монополий Натальи Пороховой, в этом регионе, а также на Урале потребляется 83% всего газа в электроэнергетике. И именно здесь с его заменой будет больше всего проблем.
   
К примеру, энергия ГЭС в этом регионе заменить газ не сможет ни при каких условиях.
   
— В европейской части, где потребляется основная доля газа, наиболее удобные створы уже используются, и гидропотенциал практически исчерпан, — отмечает Наталья Порохова. Поэтому рассчитывать на то, что хотя бы через несколько лет гидростанции зальют страну дешевым током, не приходится.
   
Другой вариант — уголь. В советские годы именно угольная генерация давала значительную часть электроэнергии. Позднее, когда в 80-е годы прошлого столетия правительство СССР решило ввести в энергетике так называемую газовую паузу, значительную часть этих станций перевели на газ, и доля угля сократилась. В теории сейчас можно снова сделать эти станции угольными.
   
— На тех из них, где сохранилась соответствующая инфраструктура, можно относительно просто перейти на уголь. Это можно осуществить за год, — отмечает Порохова. Кроме того, можно начать строить в регионах новые станции, изначально заточенные «под уголь».
   
— Сейчас новые технологии позволяют угольным станциям иметь сопоставимые с газовыми уровни КПД — 55—57%, — говорит старший аналитик FIM Securities Дмитрий Царегородцев.
   
Правда, пока инвесторы вкладываться в угольную генерацию не торопятся: несмотря на все ее преимущества, строительство угольных станций обходится примерно в 1,5 раза дороже, чем тех, что работают на газе. Это автоматически увеличивает сроки окупаемости проектов.
   
Но главная проблема с углем даже не стоимость строительства станций, а доставка этого топлива из регионов добычи (в основном из-за Урала) к потребителям в европейской части России. Эксперты не уверены, что удастся доставлять необходимое количество угля на столь большие расстояния. По информации «Профиля», даже работающие сейчас в европейской части России угольные станции периодически страдают от несвоевременных поставок. К тому же, отмечает начальник отдела анализа рынка акций ИБ «КИТ Финанс» Алла Петрова, рост поставок угля в этом случае наверняка скажется на стоимости доставки топлива потребителям.

Неудобные «слоны»    


Другой потенциальной заменой газа многие считают атомную энергетику. Росатом даже объявил о наполеоновских планах по строительству в России 40 новых атомных энергоблоков до 2030 года.
   
— Развитие атомной энергетики должно стать одним из основных направлений газозамещения в европейской части России, — считает Наталья Порохова. — Сегодня имеется порядка 20 подготовленных площадок, что существенно снижает стоимость строительно-монтажных работ.
   
Правда, дешевой атомную генерацию не назовешь: капзатраты при строительстве атомных станций в 2—2,5 раза выше, чем при возведении современных газовых установок. Поэтому в нынешней ситуации сложно даже представить, когда эти проекты могли бы окупиться. Но самая главная проблема атомной энергетики — низкая маневренность АЭС в несении нагрузок.
  
 — АЭС может, как слон, выдавать всю свою мощность ровным графиком днем, ночью, а на колебания графика потребления электричества реагировать она не в состоянии, — говорит Владимир Милов. — Это для диспетчеров катастрофическая проблема: график потребления очень волатильный, и на колебания надо реагировать.
   
Поэтому если «мирный атом» и сможет заменить газовые блоки, то лишь частично.
   
В результате понимания того, каким через несколько лет будет потребление газа российскими станциями и чем можно было бы его заменить, похоже, нет ни у кого.
   
— Сейчас в России нет ни одного человека, который мог бы с определенностью ответить, какова будет доля газа через 5 лет, через 10 лет. Я лично наблюдал ситуации, когда РАО ЕЭС меняло свою позицию по вопросу топливной ориентации той или иной строящейся станции. Скажем, у вас есть проект в рамках одной из ОГК, проходит две недели, и вы видите, что она фигурирует не как газовая, а как угольная, или наоборот, — рассказывает Дмитрий Царегородцев.

Опять мазут?    

Остается лишь один вид топлива, на который могут надеяться энергетики, — мазут. Правда, обойдется эта альтернатива электроэнергетике недешево. Сейчас, по оценке Натальи Пороховой, в пересчете на теплотворную способность мазут обходится в два раза дороже, чем газ или уголь. Зато для его использования не нужно переоборудовать действующие станции.
   
Да и с дефицитом проблем возникнуть не должно: мазута у нас — залейся. В 2005 году, по данным Росстата, в России было выпущено 56,7 млн. тонн топочного мазута. По оценке аналитика ИК «Проспект» Дмитрия Мангилева, сейчас до 70% производимого в России мазута идет на экспорт. В случае необходимости часть этих поставок можно будет переориентировать на внутренний рынок.
   
К тому же, если «Газпрому» удастся пролоббировать повышение цен на газ на внутреннем рынке до $82 за 1000 кубометров, разница в стоимости между голубым топливом и мазутом может значительно сократиться. Но это в лучшем случае. В худшем же — нефтяники, ощутив резко возросший спрос на мазут со стороны энергетиков, взвинтят на него цену. Так уже случилось этой зимой, когда из-за ограничений поставок газа энергетикам пришлось примириться с тем, что цена тонны мазута выросла с 2,5 тыс. до 10 тыс. рублей. Тогда РАО ЕЭС на закупки мазута приходилось дополнительно тратить по 250 млн. рублей в сутки.
   
Остается уповать лишь на то, что помочь решить проблему газового дефицита «Газпрому» могут российские нефтяные компании, добывающие газ, и независимые газодобытчики. Однако об амбициозных планах по наращиванию газодобычи твердо заявил пока лишь «ЛУКОЙЛ», который при благоприятной ценовой конъюнктуре на мировом рынке нефти намерен к 2016 году нарастить долю газа в своей добыче углеводородов с 6% до 30%.
   
Проблема в другом: чтобы газодобыча стала действительно интересной для нефтяников, «Газпрому» нужно поумерить свои амбиции и поделиться полномочиями. А пойдет ли монополист на это — большой вопрос. Притом — риторический. 
   
График 1 Распределение энергомощностей по типу генерации (% мощности)


































































































































Россия в целом
ГЭС, ГАЭС*21,9
АЭС11,1
Газомазутные ТЭС39,5
Твердотопливные ТЭС27,5
Европейская часть России
ГЭС, ГАЭС12,3
АЭС15,4
Газомазутные ТЭС53,3
Твердотопливные ТЭС18,9
Северо-Запад
ГЭС, ГАЭС14,1
АЭС28,2
Газомазутные ТЭС39,4
Твердотопливные ТЭС18,3
Центр
ГЭС, ГАЭС4,8
АЭС24,3
Газомазутные ТЭС50,4
Твердотопливные ТЭС20,4
Средняя Волга
ГЭС, ГАЭС26,1
АЭС17,1
Газомазутные ТЭС52,8
Твердотопливные ТЭС3,9
Юг
ГЭС, ГАЭС33,4
АЭС6,2
Газомазутные ТЭС46,2
Твердотопливные ТЭС14,1
Урал**
ГЭС, ГАЭС5,8
АЭС2
Газомазутные ТЭС53,8
Твердотопливные ТЭС38,4
Сибирь
ГЭС, ГАЭС48,6
АЭС0
Газомазутные ТЭС1
Твердотопливные ТЭС50,4
Дальний Восток
ГЭС, ГАЭС29,6
АЭС0
Газомазутные ТЭС4,6
Твердотопливные ТЭС65,9
* Гидроаккумулирующие электростанции.
** Без учета Тюменской энергосистемы.
Источник: Институт проблем естественных монополий.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK