Наверх
16 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Подковровые бомбардировки"

Есть две новости. Хорошая — министр обороны, похоже, определился с тем, какой должна быть наша армия. Плохая — нести личную ответственность за воплощение замысла он не собирается.Совещание руководящего состава Минобороны с участием президента и ключевых министров, где была презентована новая военная доктрина страны, комментировалось довольно скупо. В основном цитировали фразу Сергея Иванова о том, что «враг не приедет к нам на танке», и его же высказывание о возможности превентивных ударов с целью защиты соотечественников и сограждан, а также неожиданное заявление президента об имеющихся у России нескольких десятках «сухих» ракет СС-19 с несколькими сотнями боевых блоков к ним.
Между тем событие заслуживает большего внимания. По сути, впервые в новейшей истории России руководство военного ведомства объяснило, какой оно видит нашу армию в будущем. Иными словами, задало более или менее конкретные ориентиры для строительства российских Вооруженных сил.
В частности, в докладе Сергея Иванова и распространенной на совещании брошюре под названием «Актуальные задачи развития Вооруженных сил Российской Федерации» присутствовал довольно подробный анализ военных конфликтов последних десяти лет. Министр сделал некоторые выводы, касающиеся перспектив военного строительства. Он предложил, к примеру, конкретную стратегию противодействия противнику, ведущему «бесконтактную» войну против России, путем переведения ее в «контактное» русло, а также указал на необходимость приоритетного развития Космических войск и ВВС.
Кроме того, министр пообещал перевооружить российскую армию. По его словам, в ближайшие десятилетия на разработку и закупку новой техники и вооружений предполагается направить более половины расходов по статье «национальная оборона», благодаря чему к 2010 году армия будет обеспечена современным вооружением на 35%, к 2015-му — на 40—45%, а к 2020—2025-му произойдет ее полное перевооружение.
Хроника пикирующего министра

Все прозвучало очень красиво и очень походило на презентацию в полном смысле этого слова. Были приглашены не только военные и министры, но и руководители основных российских СМИ. Во время доклада министра на установленных в зале экранах шли титры с основными положениями доклада, «чтобы не заснуть», как прокомментировал кто-то из зала. Правда, президент доклад слушал не очень внимательно и даже вызвал в президиум начальника Генштаба Анатолия Квашнина, с которым долго и многозначительно о чем-то шептался.
Тем не менее все действо наводило на мысль о том, что цель его — презентация не стратегии, а, скорее, Иванова. Вероятно, в презентации с участием президента министр сейчас сильно нуждается. Ведь только за последние несколько месяцев на голову Сергея Иванова свалилось столько разного рода ЧП, что (не будь он личным другом президента) речь могла бы запросто идти об отставке.
В июле, во время учебных полетов, разбились истребитель МиГ-25 (в Мурманской области), тренировочный самолет Л-39, (в Краснодарском крае), вертолет Ми-8 (в Самарской области). В августе террористы взорвали военный госпиталь в Моздоке. Под Читой во время учебного полета разбился штурмовик Су-24М. На Камчатке при проведении командно-штабных учений потерпел катастрофу вертолет с губернатором Сахалинской области Игорем Фархутдиновым на борту. Неделей спустя под Уссурийском в ходе тех же учений разбились два вертолета Ми-24. Еще через несколько дней в Баренцевом море при транспортировке затонула списанная подводная лодка К-159. Наконец, в сентябре под Саратовом разбился стратегический бомбардировщик Ту-160.
И каждая катастрофа била не столько по репутации Вооруженных сил — здесь-то всем уже все понятно — сколько по репутации министра.
А ведь еще сравнительно недавно все было по-другому. В бытность секретарем Совета безопасности Сергей Иванов считался едва ли не будущим преемником Владимира Путина и, уж во всяком случае, одним из наиболее вероятных кандидатов на пост премьер-министра. Совбез под его руководством превратился в один из важнейших центров разработки и принятия решений, фактически альтернативный администрации президента.
Однако после того, как Иванов покинул Совбез, инициативу (как содержательную, так и публичную) перехватили другие. В частности, замглавы администрации президента Виктор Иванов начал курировать все больше «глобальных» тем, в том числе закон о гражданстве, вопросы эмиграции и т.п. А публично силовиков начал представлять лидер «Единой России» и МВД по совместительству Борис Грызлов.
При этом, став министром обороны, Сергей Иванов так и не смог провести военную реформу, а ужасающее состояние Вооруженных сил вообще является реальной угрозой всей его карьере. Однако президент, похоже, решил его карьеру спасти. Результатом такого решения, видимо, и стала презентация на Арбатской площади.
Как известно, когда американцы поняли, что во Вьетнаме им больше оставаться нельзя, они приняли на вооружение нехитрую тактику: объявить, что победили, и ретироваться. Нечто подобное произошло с Сергеем Ивановым.
Стратег и тактик

Когда Владимир Путин только пришел к власти, многие эксперты выдвигали тезис, который не утратил своей актуальности до сих пор: у президента множество подчиненных, но нет союзников. Его предвыборная кампания велась так, что все сколь-нибудь сильные федеральные политики (вроде Юрия Лужкова или Евгения Примакова) были жестко выведены из игры. В итоге в окружении президента образовался явный избыток тусклых персонажей с вечным «чего изволите» при не менее явном дефиците людей, которых, пусть и с натяжкой, можно было назвать лидерами.
Сергей Иванов, готовый в рамках «генеральной линии» высказываться о чем угодно с одинаковым металлом в голосе, являлся одним из немногих «лидеров». Причем лидеров абсолютно «своим». И это — одна из причин, которая побудила президента дать ему победить.
Однако есть и другие причины поддерживаемого президентом увеличения политического веса министра обороны. Начнем с того, что презентация военной доктрины в той или иной степени была направлена вовне страны. Путин устами Иванова попытался сказать миру, что Россия до сих пор претендует на роль великой военной державы. Остальной мир — по крайней мере США и Евросоюз — публично не отреагировали, но явно приняли к сведению. Конечно, едва ли эта презентация послужила причиной повышения кредитного рейтинга России. Но аргументом в переговорах с внешним миром стать может.
Тем не менее понятно, что война (то есть военная доктрина) в данном случае не продолжение политики, а ее инструмент. И презентация этой доктрины преследовала вполне понятные внутриполитические цели. Прежде всего — намертво закрепить министра обороны в президентской команде и продемонстрировать миллиону военных России (которые, понятное дело, являются гражданами и избирателями), что страна (то есть президент и поддерживаемая им партия) знает своих героев и заботится о них.
Кроме того — посодействовать личному пиару Сергея Иванова, который сейчас несколько затерялся в массированном присутствии в СМИ других «электоральных» силовиков — Бориса Грызлова, Сергея Шойгу и прочих.
Лицо и исполнитель

На совещании в Минобороны вполне четко прозвучал тезис: военная реформа завершена, впереди строительство Вооруженных сил. Аргументировали этот тезис тем, что необходимые правовые акты приняты, численность войск сокращена до достаточного уровня. А незадолго до совещания президент подписал указ, по которому все непосредственное управление этим «строительством» переходит в руки начальника Генерального штаба Анатолия Квашнина. Иванов же будет заниматься только общим политическим руководством военным ведомством.
«Министр теперь может вздохнуть свободнее. С его плеч свалилась тяжелая и неблагодарная повседневная рутина. Теперь у него будет гораздо больше времени для публичных выступлений, общения с прессой, для выработки новых предложений по вопросам российской оборонной и внешнеполитической стратегии — словом, для того, чтобы снова войти в число тех, кто реально делает большую российскую политику», — говорит Андрей Рябов из Московского центра Карнеги.
Стоит также добавить, что на долю Анатолия Квашнина, который на протяжении всей своей карьеры постоянно предпринимал попытки перебраться в кресло министра, досталось самое неприятное. С вопросами вроде нехватки призывников, недостатка желающих служить по контракту, отсутствия жилья для офицеров и общего развала Вооруженных сил теперь будет иметь дело он. А министр станет только выслушивать его отчеты и отдавать поручения.
При этом для «общего политического руководства» в руках у Сергея Иванова остаются достаточно серьезные рычаги. Финансы военного ведомства по-прежнему контролирует приведенная им в министерство Любовь Куделина, а закупку вооружений — другой его назначенец, Алексей Московский.
Иными словами, в России внедряется довольно своеобразная система гражданского контроля военной реформы. Осуществлять контроль будет бывший офицер ФСБ и личный друг президента.

НИКОЛАЙ СИЛАЕВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK