Наверх
15 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "ПОДРЫВ"

Катастрофа «Невского экспресса», следовавшего из Москвы в Санкт-Петербург, обрастает самыми разнообразными версиями. Но — каждая версия грешит нестыковками. «КАВКАЗСКИЙ СЛЕД»
    …Два дня спустя после крушения «Невского экспресса», в понедельник утром, в Дагестане на пути следования пассажирского поезда №374 Тюмень-Баку сработало взрывное устройство. К счастью, никто не пострадал. Несколькими часами позже на встрече с первым вице-премьером Виктором Зубковым, посвященной крушению «Невского экспресса», Владимир Путин заявил: «Мы знаем, что и вторая попытка аналогичного теракта была совершена — в Дагестане». Зря он это сказал: нужно знать наши органы — подобные публичные выступления первых лиц автоматически ставят крест на отработке остальных версий.
   Уже на следующий день о «кавказском следе» как основной версии подрыва поезда заявил и глава СКП при Генпрокуратуре Александр Бастрыкин. В качестве подтверждения этой версии он привел факт второго взрыва, который произошел на месте катастрофы в субботу. Подобный двойной подрыв, по мнению главы СКП, полностью соответствует почерку боевиков на Северном Кавказе.
   Версия о причастности к подрыву «Невского экспресса» боевиков с Северного Кавказа выглядела наиболее естественной и наиболее легкой для восприятия широкой публики. Тем более что два года назад на «Экспресс» уже покушались: обвиняемым в первой попытке подрыва поезда, в 2007 году, является находящийся в розыске «русский ваххабит» Павел Косолапов.
   Через пять дней после крушения версия о «кавказском следе» вроде бы получила «независимое» подтверждение: в минувшую среду на одном из сайтов сепаратистов появилось заявление лидера чеченских боевиков Доку Умарова, который взял на себя ответственность за подрыв экспресса. В заявлении сказано, что теракт совершен в том числе потому, что «Невским экспрессом» «пользуются руководящие чиновники».
   Впрочем, полноценным аргументом в пользу «кавказской» версии это заявление не является. Можно, например, вспомнить, что тот же «амир» попытался объявить терактом аварию на Саяно-Шушенской ГЭС. Ранее чеченские боевики пытались записать на свой счет катастрофу на подлодке «Курск» — список можно продолжить. В конце концов, объявлять любые катастрофы, в том числе техногенные, удавшимися терактами — это удобно. Разместить в Интернете заявление значительно проще и безопаснее, нежели организовать настоящую диверсию.
   
«РУССКИЕ ИДУТ!»


    Между тем есть и другие версии. Например, о том, что к подрыву могут быть причастны ультраправые радикалы. О них в связи с крушением «Невского экспресса» никто бы и не вспомнил, если бы не заявление «независимой ячейки Combat18-Невоград», которое было размещено вскоре после катастрофы на националистическом сайте «Правые новости», принадлежащем воронежцу Олегу Чернявскому.
   В нем, частности, сообщалось: «Мы, Боевая Автономная Группа Combat18 (Ингерманландия), берем на себя ответственность за подрыв «Невского Экспресса». Дальше Больше! Время пришло. МЫ заявляем, что война затронет каждого обывателя, в этой войне нет безучастных и нет невинных жертв, есть только наши сторонники и наши враги. Всем дан выбор: Либо с Нами, либо против нас! Убивайте, взрывайте, жгите, ДЕЙСТВУЙТЕ!!!» (орфография и пунктуация источника сохранены). Кроме того, «ячейка» взяла на себя ответственность за закладку взрывного устройства в одном из вагонов поезда питерского метро на станции «Парнас» (официально сообщалось, что это был муляж).
   «Группировка «Кровь и Честь/Combat18 Москва» реально существует. Это группа наци-скинов, называемая также B&H/Combat18 Россия и «Русский Дивизион «Blood & Honour» — московское отделение международного объединения наци-скинов «Blood & Honour». Однако о независимой ячейке «Combat18-Невоград» или «ингрийского» дивизиона «Blood and Honour» ранее ничего известно не было», — рассказывает президент информационно-аналитического центра «Панорама» Владимир Прибыловский.
   Пост на «Правых новостях» можно было бы и не принимать всерьез — случаев, когда в среде неонацистов появлялись виртуальные персонажи и группировки, пытающиеся сделать себе имя на чужих преступлениях, известно множество. Однако просто отмахнуться от заявления новоиспеченной нацистской группировки все же не получается. Неонацисты уже неоднократно фигурировали в качестве обвиняемых в громких делах, связанных с политическими убийствами. В частности, обвинение в убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой было предъявлено членам сразу нескольких ультраправых организаций, Никите Тихонову и Евгении Хасис.
   А ответственность за громкое убийство 16 ноября известного «антифы» Ивана Хуторского взяла на себя относительно недавно появившаяся в информационном пространстве группировка «Боевая Организация Русских Националистов». Тенденция налицо: самореклама на громких политических убийствах и диверсиях не получила бы такого распространения на неонацистских интернет-ресурсах, если бы у нее не было сочувствующей аудитории.
   
ДИВЕРСИИ ПРОТИВ ВЛАСТИ
   В последние полтора года в деятельности радикальных националистических группировок и наци-одиночек появился новый тренд: помимо насилия по отношению к инородцам доморощенные нацисты все чаще выступают с призывами к началу диверсионной борьбы против государственной власти. Причем одними только пафосными заявлениями на маргинальных сайтах дело не ограничивается. В частности, только летом 2009 года помимо подрыва отдела СКП в Кунцево неонацисты взяли на себя ответственность за поджог машин ОВД «Рязанский» и двух торговых точек в Москве и Влади-востоке.
   По данным заместителя директора Информационно-аналитического центра «Сова» Галины Кожевниковой, за восемь месяцев 2009 года только подтвержденных поджогов отделений милиции, прокуратуры и тому подобных инцидентов, к которым с большой вероятностью имеют отношение ультраправые, насчитывается не менее пяти. О появлении разветвленного неонацистского террористического подполья говорить пока рано. Крупные националистические организации (в частности, «Русский образ», к которому были близки задержанные по делу Маркелова-Бабуровой Тихонов и Хасис) ведут себя по отношению к власти подчеркнуто корректно. Но вокруг них роится множество мелких группировок, в которых, как показывает криминальная статистика, находятся люди, считающие, что в «засилье инородцев» виновно государство, и готовые перейти от слов к делу.
   Конечно, поджоги кафе и патрульных машин не идут ни в какое сравнение с терактом на железной дороге — ни по сложности, ни по последствиям. Однако сама тенденция не позволяет с порога отмести версию о подрыве «Невского экспресса» неонацистами.
   Отрабатывает ли ее следствие, не известно. По крайней мере, после того как на самом верху в качестве базовой была озвучена версия о «кавказском следе», об этом ничего не сообщалось. Тем не менее появляется вполне закономерный вопрос: почему автор поста на «Правых новостях», выступавший от лица доселе неизвестной нацистской группировки и взявший на себя ответственность за совершение особо тяжких преступлений, до сих пор не найден и не допрошен? Технические возможности у российских спецслужб для этого есть.
{PAGE}
   
БЫЛ ЛИ ПОДРЫВ?
    Обсуждаются и другие версии. В частности, о том, что никакого подрыва и вовсе не было.
   Опрошенные «Профилем» взрывотехники и оперативники (некоторые из которых работали в Чечне при расследовании диверсий с использованием взрывных устройств) указывают на ряд нестыковок в официально представленной картине события. Так, вопросы вызывает способ подрыва взрывного устройства. На сегодня названы две официальные версии: взрыватель на растяжке (из-за этого произошла задержка в три-четыре секунды) и радиоподрыв. Если первая версия соответствует действительности, то подрывник был или дураком, или дилетантом. Использовать запал УЗРГМ (унифицированный запал ручной гранаты модернизированный) в таких диверсиях совершенно незачем, поскольку собрать из подручных материалов нажимной взрыватель значительно проще — в этом случае заряд сработал бы под локомотивом или первым вагоном, и жертв было бы много больше. Кстати, купить обычный, «гражданский» электродетонатор тоже гораздо проще, чем гранату или запал от нее. Растяжки эффективно работают только в противопехотном варианте. К столбам на уровне окон крепятся мины с болтами и шариками. Поезд их последовательно взрывает. Поражающие элементы выкашивают пассажиров.
   Версия радиоподрыва плохо стыкуется с местом взрыва. Даже если допустить, что подрывник замешкался на одну-две секунды с нажатием кнопки, взрыв все равно должен был произойти намного раньше. Расчет прост: скорость поезда около 52 м/с, длина вагона 24,75 м, даже без учета длины локомотива получается, что взорваться должен был 6-й, но никак не 9-й вагон.
   Кроме того, в телеграмме РЖД о происшествии (ее текст был опубликован в «ЖЖ») указывается: «После осмотра состава поезда локомотивная бригада доложила о сходе электровоза 2-й колесной парой 1-й по ходу движения тележки и 4-х вагонов». Официально РЖД содержание данного текста не опровергло. Если взрыв произошел под 9-м вагоном, непонятно, каким образом сошла с рельсов колесная пара локомотива. Наконец, в тексте этой телеграммы о взрыве не упоминается вообще.
   
ТЕХНОГЕННАЯ КАТАСТРОФА?
    В первые сутки после трагедии один из работников Украинской железной дороги, с десятилетним стажем (по его словам), изложил в своем «Живом журнале» довольно подробную и обоснованную версию катастрофы поезда вследствие плохой подготовки пути к сезонным перепадам температур. В результате произошел так называемый выброс пути или лопнул один из рельсов. Эта версия сразу нашла массу сторонников в Сети — ведь гораздо проще свалить вину на теракт, чем искать реальных виновных среди железнодорожных чинов и делать оргвыводы.
   Официальные представители РЖД утверждают, что «говорить о технической неисправности не приходится».
   Версия, согласно которой причина катастрофы — чья-то халатность, также исходит от железнодорожников. Вагоны подвижного состава, как и сами локомотивы, по некоторым утверждениям, собираются, что называется, ногами. А не руками. На перегоне могло иметь место падение подвагонного оборудования на пути. Эта версия также имеет своих сторонников — сбрасывать со счетов традиционное отечественное раздолбайство не стоит.
   
ВТОРОЙ ВЗРЫВ
   Однако в пользу того, что мы все же имеем дело с диверсией, говорит история со вторым взрывом. Этот взрыв, по имеющимся данным, произошел спустя шестнадцать с половиной часов после катастрофы во время обследования места происшествия бригадой Следственного комитета при Генпрокуратуре во главе с Александром Бастрыкиным. И вопросов второй взрыв вызывает не меньше, чем первый.
   В озвученной СКП версии о том, что второе взрывное устройство было приведено в действие дистанционно по сигналу с мобильного телефона, на неискушенный взгляд есть несколько нестыковок. Если все так и было, значит, после подрыва поезда террорист в течение шестнадцати часов прятался в непосредственной близости от места происшествия (точнее, в зоне прямой видимости — иначе как бы он узнал, что к злополучной опоре линии электропередачи подошел глава СКП?).
   Далее, крушение произошло в малонаселенной местности. Сколько, спрашивается, в момент подрыва второго заряда жители окрестных деревень использовали вновь зарегистрированных в Сети телефонов? Если даже таковых было 25-30 (ну почему бы не допустить, что все местные жители в одночасье захотели сменить «симки»?), то поимка подрывника по горячим следам вообще не должна была составить никакого труда: каждый новый зарегистрированный в Сети мобильный в непосредст-венной близости от места преступления — это даже не след, это маяк для правоохранительных органов.
   И наконец, причины, по которым второе взрывное устройство разорвалось не полностью. Версия, озвученная представителем СКП, что второй заряд сдетонировал не полностью лишь из-за того, что в зоне катастрофы действовали подавители радиосигнала, выглядит совсем странно — мощность взрыва от мощности радиосигнала не зависит никак. Если сигнал с сотового все-таки прошел и детонатор сработал, то бомба должна была взорваться.
   И уж тем более странно выглядят события, последовавшие за вторым взрывом. По информации СМИ, вечером того же дня в одну из питерских больниц обратился некто Бастрыкин Александр Иванович, то есть полный тезка руководителя СКП, которому якобы был поставлен диагноз: закрытая черепно-мозговая травма и сотрясение мозга. Официальные представители СКП информацию о травме Бастрыкина не подтвердили, но и не опровергли. В интервью «Газете.Ру» один из свидетелей инцидента, находившийся, по его словам, в пяти метрах от места второго подрыва, говорил о взрыве незначительной силы, который напоминал взрыв петарды. Окружающих или оглушило, или несильно посекло гравием. Как глава СКП умудрился получить сотрясение мозга от взрыва такой малой мощности — загадка.
   {PAGE}
ПОЛИТИЧЕСКАЯ ВЕРСИЯ
   Однако эти неувязки могут быть отчасти объяснены, если мы рассмотрим политическую версию событий. Она базируется на том, что среди погибших оказались высокопоставленные чиновники — глава Госрезерва Борис Евстратиков и глава госкорпорации «Российские автомобильные дороги» Сергей Тарасов. Как рассказал «Профилю» недавний руководитель одного из силовых ведомств России, в кругах высшего российского истеблишмента «стали поговаривать, что за подрывом поезда вполне могут стоять люди, поставившие себе целью донести до руководства страны: время питерских уходит». Источник «Профиля» признал, что среди высокопоставленных военных отставников растет недовольство действиями политического руководства страны, «сначала взявшегося по-сердюковски реформировать армию, а теперь, судя по всему, с теми же кавалерийскими наскоками подбирающегося к МВД». «Так что целью этого теракта вполне могли быть питерские чиновники: то, что под руку подвернулись Тарасов и Евстратиков, — случайность, то, что метили в «питерских», — закономерность», — подчеркнул генерал.
   Нельзя сбрасывать со счетов и другой вариант: продолжающееся противостояние «силовиков» и «либералов» внутри власти. Не исключено, что подрыв экспресса — акция «силовиков», недовольных усилением либеральных тенденций в руководстве страны. Тогда это — удар, направленный против президента Медведева. И если так, то исполнителями акции были сотрудники спецслужб. Это, кстати, может объяснить некоторые странности истории со вторым взрывом.
   В этом случае второе взрывное устройство приводили в действие люди, чье присутствие в зоне спасательной операции ни у кого не вызывало подозрений. Объяснение получает и малая мощность второго взрыва. Бастрыкина не хотели убивать, его предупредили. Чтобы ловил чеченцев и не копал, где не надо.
   Как бы то ни было, приходится констатировать, что новейшая российская история пополнилась еще одним темным делом, правду о котором мы, возможно, так и не узнаем. В последние годы подобных дел накопилось немало — и, к сожалению, пока нет никаких указаний на то, что количество загадок без ответов уменьшится.
  

 

   

   «БЮДЖЕТНАЯ» ВЕРСИЯ.
   Впрочем, в Интернете есть и сторонники несколько иной версии, которая также замыкается на чиновниках Евстратикове и Тарасове. Глава ГК «Росавтодор», как полагают сторонники этой версии, вполне мог прогневать кого-то из своих могущественных партнеров по прежнему бизнесу либо по «распилу» бюджетных средств в госкомпании. В общей сложности на первом этапе предпо-лагалось передать компании около 3 тыс. километров автодорог и активов на сумму 600-700 млрд рублей. Как считают те же сетевые исследователи, объектом подрыва мог быть и глава Госрезерва Евстратиков, который будто бы недавно получил в свое распоряжение 880 млрд рублей бюджетных средств. Сторонники этой версии ссылаются на сообщения «знакомых чекистов», якобы сообщивших о том, что второй заряд был заложен в купе.

   

   «ВЕРСИЯ «САПСАН».
   Якобы 10 декабря должны были быть закончены длившиеся год испытания недавно закупленного РЖД высокоскоростного поезда «Сапсан» и принято решение о полном вводе его в эксплуатацию. Напомним, компания «Си-менс» (в случае успеха и приемки поезда) продает РЖД восемь электропоездов «Сапсан», цена контракта составляет около 600 млн евро. За эти деньги Россия получит поезда, которые будут проезжать расстояние от Москвы до Санкт-Петер-бурга за 3,5 часа при скорости 250 км/ч. В Интернете промелькнула версия: заказчиками теракта могли быть конкуренты, так как за контракт РЖД на обслуживание новых вагонов якобы борется несколько близких к Якунину фирм. По этой логике в число потенциальных подозреваемых смело можно записывать производителей или эксплуатационников старых российских железнодорожных вагонов, которых с вводом в эксплуатацию нового состава неизбежно начнут постепенно вытеснять с рынка.

   

   КРИМИНАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ.
   Наконец, еще одна версия. На территории, непосредственно прилегающей к по-лотну дороги, при тщательном обыске была обнаружена куртка сбежавшего заключенного с какими-то личными бумагами в карманах. Кроме того, в обломках вагона был обнаружен па-кет с 1,5 кг героина (розничная цена — 2,3 млн рублей). «Подрыв вполне мог быть осуществлен для перехвата поставки героина, который вез, вероятно, проводник, — заявил «Профилю» бывший оперативник ФСКН. — Исполнители подорвали вагон, зная, что у них будет время на поиски пакета. Однако они либо недооценили масштабы хаоса на месте катастрофы, либо их кто-то спугнул и наркотик остался в обломках».

   

   «ЭТО БЫЛ ВЗРЫВ»
   Ситуацию с подрывом «Невского экспресса» по просьбе «Профиля» прокомментировал полковник Главного разведывательного управления Генерального штаба Вооруженных сил РФ в отставке Владимир КВАЧКОВ:
   «Из того, что можно узнать из Интернета, увидеть по ТВ, прочесть в газетах, я понял, что был использован следующий способ: между рельсами был поставлен крюк-захват, тросик от которого вел к запалу УЗРГМ, использованному в качестве взрывателя. Крюк цепляет локомотив, движущийся на скорости 190 км/ч (то есть около 50 м/с), потом начинает выбираться слабина, затем срабатывает УЗРГМ, а он горит 3,2-4,2 секунды — за это время локомотив проедет около 300 метров, то есть подрыв произойдет как раз там, где и произошел. Примерно под 9-м вагоном.
   У меня нет никаких сомнений в том, что это был взрыв. Судя по съемкам, на шпалах очевидны остатки металлической арматуры, то есть бетон был выбит из них взрывом. Там воронка около метра в диаметре. Я считаю, что версия некоторых железнодорожников о схождении колесной пары ничем не подтверждается. Скорее всего, во время заложения фугаса был снят и положен отдельно верхний слой щебня на насыпи и заложен заряд объемом больше 10 литров. Вероятно, там применялось взрывчатое вещество пониженной мощности. Это так называемый сосредоточенный заряд, то есть вещество представляло собой монолит либо связанные тротиловые шашки, без доступа воздуха. Взрыв был бесконтактным: между заложенным фугасом и рельсом находилась воздушная прослойка, которая несколько увела направление взрыва вверх. Взрыв всегда распространяется в сторону наименьшего сопротивления: ушел вверх и выбил часть рельса.
   В том, что со дня подрыва и по сей день появляется масса различных неконкретных версий, нет ничего удивительного. Это информационные ловушки: внимание людей сосредотачивают на том, как следственная бригада ищет улики и подозреваемых. Чтобы люди не думали, почему у нас взрывают поезда».
   Записал Михаил Виноградов
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK