Наверх
21 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Поэтический бум"

Популярность поэзии в современном российском обществе растет, несмотря на засилье попсы и повальную коммерциализацию искусства.   Вспоминаю один из теплых июньских вечеров этого года. Закат над Москвой-рекой. Мимо храма Христа Спасителя один за одним плывут кораблики с веселым отдыхающим народом. А тысяча с лишним человек сидят во дворе института «Стрелка» и … слушают стихи. Не хватает стульев, их несут из местного ресторана. Эти люди собрались слушать стихи Фанайловой, Полозковой, Родионова и Сваровского. Не самая попсовая и коммерческая обойма… Мне кажется, это было большое событие. Знаковое, символическое. Одно из проявлений поэтического бума, начавшегося год-два назад. Может, слово «бум» слишком уж громкое, может, я выдаю желаемое за действительное, но что-то совершенно очевидно сдвинулось.
   С чего вдруг начался этот подъем? Мне кажется, наступает время поиска новых смыслов и тех, кто эти смыслы производит. Лихие, ковбойские cюжеты девяностых, а затем повальная гламуризация нулевых отвлекли людей не только от поэзии, но и от детей, семьи, морали — от всего, что должно составлять сердцевину, суть нашей жизни. Поэт — он, конечно, канарейка в шахте. Я люблю это сравнение. Если канарейка погибает, значит, шахтеру не надо лезть в шахту, там угарный газ. Поэты, как никто, предчувствуют боль и опасности, с которыми сталкивается общество. Наши поэты чуть не задохнулись в девяностые и нулевые. К счастью, остались живы. Все вокруг так наслаждались ассортиментом супермаркетов, возможностями заграничных поездок и новыми цацками, что было не до поэзии. Не зря поэт Лев Рубинштейн несколько лет назад назвал гламур «государственной идеологией». Главной частью речи в ту эпоху стали междометия. Вау! Ух! И смех за кадром. Но время междометий наконец проходит, их эстетический ресурс исчерпан. Пора произносить слова. А с этим, как выясняется, большая проблема и у наших политиков, и у чиновников, и у политтехнологов, и у прочих претендентов на звание властителей дум, включая народных артистов в телевизоре. Говорят они, понятное дело, много. Но эти слова лишены смысла, энергии. То есть того, что делает человека свободным и творческим. А люди хотят свободы и творчества. Вот и вспоминают снова про поэтов и поэзию.
   И мы сейчас наблюдаем удивительные картины. Огромные афиши «Поэт и гражданин» по всей Москве… Люди, спрашивающие у метро лишний билетик на Веру Полозкову (такое столпотворение в любимом мною клубе «16 тонн» я видел только несколько лет назад на знаменитом концерте Земфиры)…Фотосессии поэтов в модных журналах… Или еще: дорогой, пафосный бренд виски устраивает для светской публики вечер поэзии… Конечно, все не так однозначно прекрасно. Конечно, в вышеописанных сюжетах, в публичности таится опасность. Главное сейчас — возможность радоваться за людей, которые стихи слушают и читают. Кто они? Именно эти люди, уверен, определяют наше будущее. Это уже однозначно не интеллигенция, как было на протяжении всего XX века. Интеллигенция считала поэзию сугубо своим участком. А теперь сама исчезает как вид. Интеллигенция некогда решила, что именно она должна быть душой нации, разделила общество на себя и быдло. И в этом ее трагедия.
   Социологические параметры нового зрителя-слушателя-потребителя поэзии очень сложно выявить. Ну и слава богу! Потому что важны параметры эмоциональные. Важно осознать, что социальные, материальные, образовательные цензы сегодня не работают! В тот вечер на «Стрелке» я видел рядом c банкиром Петром Авеном хипстера на велосипеде, рядом с «голодными студентами» — светских девушек-тусовщиц. Весь этот винегрет мне очень нравится, в этом — жизнь и надежда. Я бы лишил права на поэзию только представителей двух категорий. Первая — это тетушки в шалях, сидящие при свечах, произносящие с придыханием: «Сегодня у нас вечер поэзии…» Вторая — «литературная тусовка»: прокуренный клуб-подвал в центре Москвы, где на сцене стоит полупьяный поэт, пытаясь перекричать машину для капучино. Надо увести поэзию из этих мест. Потому что там она не выживет. Для меня поэт — это герой. Таким был Маяковский, таким был Бродский, таким остается Евтушенко, отмечающий каждый год свой день рождения в Политехническом.
   Сегодня много свежей энергии собирается вокруг легендарной Большой аудитории Политехнического музея. В феврале 2012-го там начнется серия поэтических спектаклей. И, надеюсь, возникнет лестная для нашего времени рифма: ведь сто лет назад, в 1912 году, на эту сцену вышел молодой, никому еще не известный наглец по имени Владимир Маяковский. Это было время первого поэтического бума.
   Я надеюсь, что здесь встретятся, столкнутся самые разные поэты. Представители академической традиции. Те, кто был еще недавно модернистами, постмодернистами, а теперь стали живыми классиками (как тот же Рубинштейн). Те, кто пока еще вздрагивает, когда их называют поэтами, я имею в виду ребят, читающих свой рэп. Везде есть герои, везде есть настоящие поэты. Бум еще только начинается.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK