Наверх
28 октября 2021
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Поглощай готовенького"

То, что российские информационные технологии стали индустрией зрелой, серьезной и скучной, как производство минеральных удобрений, лучше всего подтверждается событиями предыдущей и нынешней недель.

Сообщения о том, что человечество добилось некоего внятного результата на ниве IT-развития — например, придумало флэшку объемом 10 гигабайт, — приходят разве что из Азии. Тамошние люди еще не разучились радоваться простым полезным вещам и, более того, норовят эти вещи делать. У нас же хорошо, если украдут базу данных из ЦБ или, на худой конец, возьмут с левыми Windows на кармане сельского учителя: обывателю будет о чем почитать.

Прочие отечественные IT-новости обывателю сведут скулы. Что, скажем, с того, что компания «Систематика» из холдинга «Национальная компьютерная корпорация» (НКК) поглотила TopS Business Integrator? Даже если корреспондент «Профиля», несмотря на отказ участников сделки раскрывать ее подробности, выяснит, что НКК и люди из TopS BI владеют вновь образовавшимся предприятием в пропорции 73 на 27 процентов соответственно, — ну кому это будет интересно?

Слияние, не побоюсь этих слов, флагмана отрасли — IBS — и консалтинговой группы «Борлас» (тоже не последнего участника IT-рынка системной, не знаю, как сказать иначе, интеграции), о котором официально объявят 17-го числа, было бы ненамного интереснее предыдущей новости, если бы не совпало с ней по времени.

Два похожих события, происшедших подряд, равны еще одному событию. Теперь журналисты обязаны говорить о тенденции к укрупнению крупнейших отечественных IT-предприятий.

Однако, тенденция

Началось это давно и неудачно. Ровно девять лет назад два отечественных автоматизатора чужих бизнесов, компании «Парус» и «Галактика», объявили об объединении. Цель предполагавшейся сделки состояла в том, чтобы продать западному инвестору часть новой компании. Однако год был, напомним, 98-й, так что в августе начинание приказало долго жить. С «Парусом», кстати о тенденциях, связаны еще два заслуживающих упоминания события. В 2002-м эта компания создает совместное предприятие с SAP СНГ, ныне известное как Pba Consult, — с целью дать «своему» заказчику, если он того захочет, софт конкурента. А в октябре прошлого года у «Паруса» возник еще один в точности такой же альянс — с «1С», старым и беспощадным соперником. А что прикажете делать, если заказчик хочет не ваш софт, а чужой? Надо удовлетворять эту блажь любой ценой, даже отдавая неприятелю большую часть прибыли.

Отметим это в качестве побудительного мотива, который, как выясняется из бесед с участниками нынешних сделок, характерен и для слияний-2007. Перед IT-компаниями, берущимися за автоматизацию предприятий (IBS, «Борлас», «Систематика» и TopS BI именно таковы), стоит проблема не найти заказчика, а сделать то, что заказчику хочется. Заказчик же, особенно крупный, сильно поумнел за два-три последних года. Он даже диктует IT-профессионалам условия собственной автоматизации. Связисты, это умозрительный пример, могут иррационально хотеть исключительно Oracle E-Business Suite, и все остальное предлагать им более или менее бесполезно. И если ты не умеешь внедрять это сам, ничего не поделаешь — бери в помощники конкурента и делись с ним или вообще уступай заказ.


Кто с кем и зачем

Альтренатива союзу c конкурентом в рассматриваемой ситуации лишь одна: поглощение. Участники нынешних сделок такой термин, разумеется, не употребляют, однако легко видеть, что в обеих парах (IBS — «Борлас» и «Систематика» — TopS BI) партнеры имеют разные весовые категории. Оборот «Систематики» в прошлом году составил $160 млн. против $70 млн. у TopS BI при почти равном числе занятых (около 500 человек). У IBS и «Борлас» — $276,7 млн. (прогноз) и $115 млн. соответственно. Сотрудникам «Борлас» объявлено, что в течение года им не следует переживать по поводу своих рабочих мест, а в IBS пролетариям ничего такого не говорят. Судите сами, кто с кем сливается.

В любом случае объединяются ресурсы. «По мере развития рынка (а наш рынок — это автоматизация других бизнесов) IT-компании переходят от «кооперативной» модели работы (процессы, управление проектами, персонал и т.д.) к индустриальной. Ключевое отличие этой модели — наличие стабильного, правильного управленческого механизма, который гарантирует качество проекта и то, что его стоимость не изменится «в процессе». Разница получается как между бутиком и заводом. Но завод не может быть маленьким. Наоборот, он обязан быть большим: чем бизнес больше, тем меньше удельный вес затрат на эффективное управление. IBS по европейским меркам средняя компания, а конкурировать нам приходится, например, с IBM, которая в состоянии прислать на проект подходящего профессионала из любой страны мира. Индустриальная модель требует от нас существенных вложений в организацию механизма управления, в индустриальные способы воспроизводства ресурсов, в подбор и обучение специалистов прежде всего. Чтобы расти теми темпами, которые возможны в нынешней ситуации, IBS нужно нанимать не менее 1000 человек ежегодно. А где их взять?! Со всеми нашими ухищрениями, с базовыми кафедрами в четырех вузах мы не в состоянии обеспечить себя ресурсами, адекватными возможностям развития», — говорит генеральный директор IBS Сергей Мацоцкий.

В «Борлас» как раз тысяча и работает. Слияние означает, что IBS получает доступ, как сказал бы MBA-человек, к новой «компетенции» (а именно — к ресурсам для внедрения систем автоматизации бизнеса производства Oracle) и заказчикам из числа крупных промышленных предприятий.

Президент «Борлас» Алексей Ананьин Сергею Мацоцкому не противоречит: «Конкуренция за последние год-два возросла из-за появления новых игроков. Наши возможности существенно шире, однако маржа снижается абсолютно у всех. Объединив инфраструктуры с IBS, мы снизим издержки, увеличим отдачу от инвестиций в новые продукты, дадим заказчику те IT-услуги, которые по отдельности предоставить не можем».

IPO — от безысходности

Сделка IBS — «Борлас» совершается путем обмена акциями. Подробности (какими акциями обменялись и в каких количествах) официально сообщены не будут. Впрочем, нам, к сделке не причастным, они не так уж и важны. Куда интереснее другое: лидерам индустрии не нужны деньги. Сергей Мацоцкий соглашается с тем, что привлечение средств на фондовом рынке проблему поиска адекватных ресурсов роста компании не даст: их не конвертируешь в «компетенции».

Председатель совета Лига независимых экспертов в области IT (ЛИНЭКС) Сергей Карелов высказывается еще определеннее: «По данным McKinsey, через пять-шесть лет до 50% капитализации IT-компаний будет сосредоточено не на фондовом рынке, а в частных инвестиционных фондах. Собственно, такое сосредоточение уже происходит. Бывает, перспективные IT-компании на IPO идут от безысходности, только если не смогли заинтересовать частного инвестора. Все это, правда, за пределами России. Над нами миллиарды долларов лишь проносятся в сторону Китая».

Российские IT-компании, которые, как боксеры, предпочитают не раскрываться («чем надежнее бизнес в России закрыт, тем ему лучше» — эту формулу даже в МЭРТ едва ли будут оспаривать), могут таким образом срезать путь в традиционной погоне за западными, еще один термин из арсенала MBA-людей, «практиками», миновав стадию IPO-развития.

Странное предположение, конечно. Зато оптимистичное, в духе времени. IT, как известно, станут нашим всем, когда нефть кончится.

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
28.10.2021