Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Покаяние"

На прошлой неделе там побывали корреспонденты «Профиля».Горе от ума

Еще француз — физик и философ Паскаль говорил, что есть только три разряда людей. Одни обрели Бога и служат ему — люди эти разумны и счастливы. Другие не нашли и не ищут его — эти безумны и несчастливы. Третьи не обрели, но ищут его — эти люди разумны, но еще несчастны.
Чем более профессионален человек — тем труднее ему вырваться из своей профессии, из «умного» превратиться в «разумного» и счастливого. Даже автор синтетической теории эволюции американец Эрнст Майер пришел к выводу, что излишняя специализация вредна живым организмам, а иногда их убивает. А фольклор приводит в пример канадских лесорубов, которые с женщинами разговаривают о лесе, а в лесу — о женщинах. До тех самых пор, пока не настает время «дубы рубить на гробы».
Оказывается, медики давно установили, что за нашу профессию отвечает левое полушарие мозга, которое по мере сбора информации развивается — в ущерб правому, заведующему образным мышлением. Такой перекос в буквальном смысле опускает человека на землю — в котировки, ставки, сводки и водку. И если совсем задвинуть правое полушарие — настанет в голове тьма египетская и захочется бежать куда глаза глядят. Хорошо еще, если вспомнит человек о монастыре, а то ведь и в открытое окошко шагнуть может.
— Я думал, будут проблемы с подбором настоятельниц: все же место глухое, отдаленное. А желающих оказалось столько, что приходится многим отказывать,— рассказывает о Свято-Спасской обители управляющий Воронежской епархии митрополит Воронежский и Липецкий Мефодий.— Очень много паломников, есть среди них и выпускники средних школ.
Русская Иудея

До Свято-Спасской женской обители от Воронежа — 150 километров по ухабам и проселочным дорогам. После трех часов езды среднерусский пейзаж с тонкими березками и полями преображается. То здесь, то там возникают высокие, с белыми прожилками холмы.
— Это мел,— поясняет наш гид — священник из воронежского епархиального управления. И тут же, обводя взглядом окрестности, спрашивает: — Что все это вам напоминает?
Действительно, таких «лысых» холмов в средней полосе России не бывает. На их вершинах скудная растительность, изредка — развесистые деревья, издали похожие на пальмы. Еще верблюдов сюда — и Палестина. Священник показывает на отдаленный холм с крестом.
— Это место здесь называется Голгофой — по аналогии со Святой землей. Есть тут и своя гора Фавор, и свой Гефсиманский сад.
У подножия холмов раскинулось село Костомарово. От него большак, покрытый мелом, ведет к святой обители. В дождливую погоду мел и глина превращаются в масло — ни пройти, ни проехать, хоть бери весло. Невольно вспоминаешь Галича:
А Мадонна шла по Иудее,
Оскользаясь на размокшей глине,
Обдирая платье о терновник,
Шла она и думала о сыне
И о смертных горестях сыновних.
Едем мимо вереницы холмов. На каждом — высеченные входы в пещерные храмы, увенчанные миниатюрными куполами-луковками. Наконец показывается наземный храм, не достроенный еще дом для монахинь и многочисленные хозяйственные сооружения. Машина тормозит возле крошечного белого домика — ухоженного, почти игрушечного. Навстречу выходит хозяйка — настоятельница Свято-Спасской женской обители монахиня Серафима.
Обыкновенное чудо

Нас ведут в Большой Спасский подземный храм, вмещающий до 2000 (!) человек. Его своды покоятся на двенадцати огромных меловых колоннах. Храм строился в три захода: в XII, XVI—XVII и XVIII—XIX веках. В свое время он имел хорошо укрепленный вход, колодец, замаскированный запасной выход и при необходимости мог выдержать длительную осаду. В стенах были высечены кельи для отшельников. С паломниками и другими монахами затворники общались только через небольшие окна — туда им подавали пищу и записки с просьбами замолить грехи.
До революции в Спасский скит посылали на исповедь самых отчаянных грешников — убийц, насильников, воров и прелюбодеев. После 1917-го года скит был закрыт, но паломники все равно тайком ездили. Последним отшельником, жившим в Пещере Покаяния, был отец Петр, по слухам, расстрелянный в 1937 году прямо на том месте, где принимал исповедь.
В Пещере Покаяния — низкие потолки и узкие своды. Паломник должен был пройти через длинный полутемный пещерный коридор — в стенных нишах мерцали свечи, огонь слабо озарял лики на иконах. С каждым шагом потолок становится все ниже. В келью к старцу человек попадал, согнувшись в поклоне. Так смиряли смертный грех — гордыню. На исповедовавшегося накладывалась епитимья — чаще всего он выполнял тяжелую физическую работу при храме.
Несмотря на восстановительные работы, каяться в Пещере Покаяния можно и сегодня.
После революции монастырь открывался дважды. Первый раз это произошло во время Отечественной войны. Официально скит зарегистрировали как приходский храм сел Костомарово и Юдино. Как потом выяснилось, это была хитроумная попытка власти сплотить народ перед лицом внешней угрозы.
Во время форсирования Дона в этих местах шли тяжелые бои. Жители двух близлежащих сел Костомарово и Юдино спасались в пещерах от бомбежек. В послевоенные годы в монастырь потянулись вдовы. Но в хрущевские 60-е храм снова опечатали, корпус, где жили монахини, облили соляркой и подожгли. Пещеры взрывали, заливали потоками воды с гор. В Большом Спасском храме хранится простреленная икона Божией Матери «Благодатное небо». Пули попали в голову, в плечо, в Спасителя-младенца.
«Но продуман распорядок действий, и неотвратим конец пути». Второй раз обитель возродилась в наши дни. В июне 1997 года первые три монахини — среди них и Серафима — поселились здесь в вагончике. В том же 1997 году началось восстановление монастыря: был возведен небольшой домик на несколько келий с трапезной, кирпичный сестринский корпус. Над чертежами построек работал сам митрополит Воронежский и Липецкий Мефодий, который считает, что возрождение православных святынь — единственное спасение России (при его участии в Воронежской епархии восстановлены восемь монастырей).
Летом насельницы Свято-Спасской обители служат в пещерном Спасском храме, зимой — в наземном храме во имя иконы Пресвятой Богородицы «Взыскание погибших».
Чудесные явления считают здесь в порядке вещей. «Вот вчера дождь был, а позавче на Голгофе кто-то пел по-церковному». То ноги Спасителя на иконе начнут светиться сполохами, то косой столб света упадет на колонну крестного хода. После разгрома монастыря исчезла Плащаница Божией Матери — но от места, где она лежала, с тех пор идет тонкое и приятное благоухание, засвидетельствованное автором этих строк.
— Наверное, и гости зарубежные у вас бывают,— спрашиваем у настоятельницы.
— Да, был один американский ученый, который расплакался как ребенок. Показали ему пещеры, святыни, так он сказал: «Русские не знают, какая у них есть жемчужина».
Натуральное хозяйство

Мяса в монастыре не едят даже в обычные дни, а не только в пост — зато рыбные блюда монахини готовят как заправские повара. Квас делают по древним рецептам — на хлебе, без традиционного квасного сусла. Напиток оказался таким вкусным, что мы уничтожили все запасы — последнюю бутылку матушка налила нам в дорогу.
В монастыре — натуральное хозяйство. Сестры пасут коров и лошадей, разводят кур. При этом многим приходится жить в вагончиках, а морозы зимой зашкаливают за сорок градусов. Воду возят из деревни, зимой приходилось топить снег: из-за заносов метровой толщины монастырь был полностью отрезан от внешнего мира. При этом среди сестер есть совсем юные — 5—7-летние послушницы.
— Как они здесь оказались? — интересуюсь у матушки Серафимы.
— Могу сказать только, что человек лишь отчасти хозяин своей судьбы. Я, например, в мирской жизни имела и почет, и уважение. Но возникла необходимость очистить душу, оставить всякие мысли о материальных благах. Важно, чтобы мы повернулись к Богу,— и тогда он вернет нам благодать.
— Убийца тоже получает благодать?
— Каждый из нас, несмотря на самые тяжкие грехи, должен найти в себе мужество покаяться. Надо лишь осознать свою вину и попросить прощения у Бога, который только того и ждет.
***

…Пока мы были в Воронеже, в Москве отметили 201 годовщину со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина. В очередной раз чествовали «наше все»: тут вам и гений, и страсть к голубому пуншу, к быстрым женским ножкам, и «поп-толоконный лоб», и памятник себе нерукотворный (с точки зрения христианства весьма сомнительное сооружение). А Сталину, например, нравилась хулиганская лирика поэта. По его приказу было выпущено единственное в своем роде издание стихотворений Александра Сергеевича с прочерками вместо непечатных выражений.
Между тем незадолго до смерти Пушкин написал, например, и такие строки:
Скоро, скоро удостоен
Будешь царствия небес,
Скоро странствию земному
Твоему придет конец.
Казни вечная страшуся,
Милосердия надеюсь,
Упокой, меня, Творец,
Но твоя да будет воля.
Смертельно раненный Пушкин просил привести к себе первого встречного батюшку, исповедовался и передал через друзей, что прощает Дантеса.
Вот уж и правда «наше все»: примерить одежды Творца, переписать русскую литературу, накуролесить, прославиться как женский угодник и желать смерти поклоннику жены, простить его и со смирением молить о собственном прощении — «но твоя да будет воля».
По воспоминанием очевидцев, кончина Пушкина была тихой и торжественной — он был спокоен, по очереди перекрестил детей и утешал Наташу. «Ну-ну, ничего, слава Богу, все хорошо».

СЕРГЕЙ ЧЕРЕПОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK