Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Поле чудес"

Государственные компании могут извлечь изрядную выгоду из нынешнего кризиса и возможного банкротства ряда отечественных предприятий. Разоренные компании могут пополнить производственную базу лидеров экономики, а залоговая система выдачи правительственных кредитов позволит отделить «съедобные» активы от «несъедобных».    В период кризиса, так же как и в годы процветания, участники рынков действуют, руководствуясь соображениями собственной выгоды. Но если в стабильной экономической ситуации они располагают временным лагом, который позволяет досконально проработать все нюансы проблемы и избрать максимально эффективную тактику, в условиях финансового коллапса стратегические решения приходится принимать оперативно. В таком случае на помощь компаниям приходят консалтинговые агентства. Они составляют аналитические записки, которые должны являться настольным руководством для бизнесменов. «Профилю» удалось ознакомиться с одним из таких исследований, проведенном группой европейских инвестиционных институтов. Оно адресовано представителям сразу трех крупных государственных холдингов — «Газпрома», «Роснефти» и «Российских технологий».
   По крайней мере, в одной из этих компаний подтвердили получение записки. Воспринимать ли ее как руководство к действию, менеджеры компании пока не решили. Стоит вспомнить, что в 2005 году при покупке «Сибнефти» у Романа Абрамовича государственный «Газпром» воспользовался аналогичным аналитическим отчетом, разработанным для него специалистами Deutsche Bank.
   Второй азиатский фронт
   С некоторых пор западные эксперты в своих аналитических материалах учитывают политику российских органов власти и логику современных чиновников. В частности, они обращают внимание на нежелание кремлевской администрации делиться стратегическими ресурсами с зарубежными инвесторами. Даже обмен долями в различных месторождениях между компанией с российской пропиской и фирмой, зарегистрированной, например, на Каймановых островах, не приветствуется и не одобряется отраслевыми министерствами и регуляторами. Теперь отечественная промышленность может лишиться значительного числа активов, которые достанутся западным конкурентам в результате дефолта по кредиту либо путем покупки через российскую инвестиционную компанию.
   Подобные сделки, считают аналитики, могут несколько оживить российский рынок в начале следующего года. Причем угроза поглощения энергетических и рудных месторождений нашей страны может прийти не со стороны европейских или американских покупателей, которые сами сейчас испытывают затруднения со свободными средствами, а из азиатского и арабского регионов. Рачительные китайские финансисты смогли сохранить значительные суммы на своих счетах. Владимир Путин уже встречался с эмиссарами из Пекина для переговоров по кредиту «Роснефти» в обмен на будущие поставки черного золота. Почувствовав слабость российской экономики, китайские финансовые институты могут попытаться направить накопленные средства на скупку близких к банкротству российских компаний. То же касается индийских инвесторов и арабских шейхов, правда, последние, скорее, будут ориентироваться на американские и европейские обедневшие компании.
   В России этот процесс будет проходить в несколько этапов. Первыми жертвами могут оказаться фирмы, в которых уже сейчас присутствуют иностранные акционеры. На прошлой неделе индийская ONGC сделала официальное предложение о приобретении за $2 млрд британской Imperial Energy, основные нефтяные активы которой сосредоточены в Томской области. Эта компания обосновалась в регионе одновременно с началом краха ЮКОСа. Ее основали британский адвокат российского происхождения Питер Левин и Александр Капельсон, выпускник физфака НГУ, получивший гражданство США. В администрации Томской области поддержку Imperial Energy оказывал вице-губернатор Владимир Емешев. После 2004 года, когда положение ЮКОСа пошатнулось, местные чиновники решили сделать ставку на мелких недропользователей.
   В этой сделке щедрость индусов не имеет пределов — они готовы выложить почти вдвое больше рыночных котировок Imperial Energy. Кроме того, покупателю удалось убедить российское антимонопольное ведомство в том, что ресурсы этой компании не являются стратегическими, и последние преграды для покупки были сняты.
   Эксперты уверены, что Imperial Energy могла бы пригодиться «Газпрому». В ноябре 2007 года совет директоров британской компании уже получал предложение Газпромбанка о приобретении блокпакета акций. Попытка взять под контроль эту структуру не удалась — представители «Газпрома» поскупились, и владельцы Imperial Energy отказались от продажи. Западные аналитики полагают, что российским чиновникам не стоит отдавать британскую компанию индийскому госхолдингу. Существующая сейчас в Томской области крупная добыча углеводородов контролируется «Роснефтью». Отягощенная крупными долговыми обязательствами государственная компания с трудом решает производственные проблемы. Взять на себя еще и нагрузку в виде покупки Imperial Energy она явно не в состоянии. Вместе с тем, находясь в собственности близкой к правительству структуры, британская фирма могла бы принести больше пользы, особенно в условиях кризиса. Под контролем индийской корпорации деятельность Imperial Energy будет в меньшей степени подвержена контролю со стороны ответственных за энергетическую политику российских чиновников, и она станет прямым конкурентом «Роснефти» в перспективной в отношении запасов углеводородного сырья Томской области. «Газпром» мог бы спасти положение, превысив предложение ONGC, воспользовавшись, к примеру, правительственным кредитом. Схема рефинансирования этого кредита затронула бы и индусов, которым можно предложить долю в Imperial Energy уже из государственного пакета акций. Эксперты уверены, что индийская компания готова заплатить за половину британской фирмы те же $2 млрд, если их партнером по бизнесу в Томской области будет «Газпром».
   Аналитики рекомендуют газовой монополии более внимательно присмотреться ко второму и третьему эшелонам добывающих компаний. В настоящее время только в Ассоциацию малых и средних нефтегазодобывающих организаций входят около 40 участников, на которых приходится более 10 млн ежегодной добычи нефти (около 3% общероссийского производства). Это лишь половина производственных возможностей относительно небольших добывающих предприятий. Подобные компании раскиданы по всей России; хотя консолидация сектора в начале 2000-х годов затронула практически всех участников рынка, малоизвестные компании, никогда не рвущиеся вслед за звездами федерального значения, сохранились в Западной и Восточной Сибири, Тимано-Печоре, на Урале, в Татарстане и Поволжье. Есть среди них и организации с иностранным участием, которые, как и владельцы Imperial Energy, предпочтут зафиксировать прибыль и расстаться с российской собственностью, продав свои доли финансово стабильным китайским или индийским покупателям. Вице-премьер Игорь Сечин уже заявлял, что нефтегазовой промышленности в ближайшее время на развитие понадобится до $100 млрд. Конечно, львиная доля этих средств причитается отраслевым лидерам, но и средней руки компании также не должны остаться без поддержки. В противном случае государство за свой счет вырастит новые монополии, которые не всегда будут ему подотчетны.
   Выдавая кредиты крупным компаниям, чиновники могут не беспокоиться за возврат средств: крупнейшие финансово-промышленные группы страны будут стремиться вернуть активы, оказавшиеся в залоге у государства. А вот акционерам небольших добывающих промыслов, по всей видимости, придется смириться с необходимостью делиться с кредиторами своими бумагами. Более того, если в механизме денежных преференций правительства бизнесу будет задействован Газпромбанк, то в будущем, в случае банкротства должника, его акции могут напрямую с дисконтом перепродаваться «Газпрому» или «Газпром нефти». И материнская компания, и ее дочерняя структура будут рады пополнить свои запасы новыми месторождениями, особенно учитывая, что сейчас при заполнении бухгалтерской отчетности им нередко приходится отчитываться о значительном падении добычи по отдельным сегментам.
   Принц и нищий
   «Роснефти» при ее гигантской кредиторской задолженности действовать подобно «Газпрому» и агрессивно поглощать небольшие добывающие предприятия западные аналитики не советуют. Весь год глава государственной компании Сергей Богданчиков жил в долг. В феврале «Роснефть» заняла у западных банков рекордную для нынешнего финансового кризиса сумму в $3 млрд, в июне — еще $2,35 млрд, а немного позднее — еще примерно $3 млрд. Ближе к концу года поиск средств для рефинансирования долга привел отечественных нефтяников в Китай. Если «Роснефть» решится на марафон по стране с целью поглощения небольших производственных площадок, инвесторы из Поднебесной, которые также хотели бы потратить средства на покупку российских активов, могут пересмотреть свои обещания относительно кредитов госкомпании. «Роснефти» может быть отведена другая роль. Существует модель, которая при минимуме затрат позволит компании Сергея Богданчикова стать обладателем крупного добывающего предприятия. Имеется в виду изящная сделка по покупке «Роснефтью» контрольного пакета «Сургутнефтегаза». На рынке уже давно ходит информация, подтверждаемая как внутренними, так и внешними источниками, что завершения данной сделки остается ждать недолго.
   Косвенным подтверждением тому является поведение котировок акций «Сургутнефтегаза» на российских фондовых площадках. В середине октября на фоне продолжающегося обрушения отечественного рынка бумаги компании за неделю торгов неожиданно подорожали почти на 50%. У западных экспертов есть уверенность в том, что причиной такого роста стала активная скупка акций «Сургутнефтегаза» в интересах «Роснефти». Главной задачей является концентрация немногим более 5% четвертой по уровню добычи компании страны. Этот пакет в принципе позволяет спустя определенное время получить полный контроль над «Сургутнефтегазом». Структура акционеров этого холдинга до сих пор остается загадкой. Как полагают биржевые спекулянты, мажоритарный пакет «Сургутнефтегаза» находится на балансе его дочерних или зависимых предприятий. По негласному соглашению держателей этот пакет контролируется в интересах высокопоставленных кремлевских функционеров. Механизм перехода в собственность «Роснефти» такой серьезной организации при нынешнем раскладе представляется следующим. Купить замаскированный пакет «Сургутнефтегаза» государственная компания не в состоянии — ее долги могут доходить до $30 млрд. Вместе с этим, по российским законам, собственные акции, находящиеся на балансе компании или ее зависимых структур, в течение года должны быть аннулированы. Если эта схема будет применена в отношении «Сургутнефтегаза», то «Роснефть» за минимальную сумму получит его контрольный пакет. Если холдинг Сергея Богданчикова действительно нацелился на эту сделку, эксперты советуют ему не мешкать. При нынешнем раскладе в борьбу могут вступить миноритарные акционеры «Сургутнефтегаза». Несколько лет назад брокеры подозревали, что попытку поглощения этой компании предпринимали структуры Виктора Вексельберга. Якобы они рассчитывали скопить небольшой пакет и добиться погашения казначейских бумаг. «Сургутнефтегаз» сам провоцировал миноритариев. Компания платила практически самые низкие в отрасли дивиденды, с завидным упрямством резервируя средства на счетах. Позднее в качестве явного противника этой политики выступила группа международных инвесторов в составе Hermitage Capital Management, Firebird Management LLC, Prosperity Capital Management и Ассоциации по защите прав инвесторов, которая даже обратилась в суд, требуя погашения 62% акций «Сургутнефтегаза», находящихся под его собственным контролем. Тогда аналитики также подозревали, что за международными фондами стоят российские конкуренты нефтяной компании. Правда, суд не стал удовлетворять этот иск. Более того, в прошлом году многим представителям московского офиса главного инициатора судебного разбирательства Hermitage Capital Management пришлось покинуть Россию и переехать в Лондон, скрываясь от правоохранительных органов, которые подозревали фонд в махинациях на рынке и мошенничестве. Однако то, что не удалось частному бизнесу, может оказаться по силам государственной компании. Одно остается непонятным, как будут распределены свободные средства, которые «Сургутнефтегаз» копил на своих счетах последние шесть лет (они могут составлять до $26 млрд). С одной стороны, они могут быть выплачены сохранившим свою анонимность акционерам компании в виде дивидендов. Вместе с тем размер суммы заинтересует весь рынок — от сторонних наблюдателей до чиновников и западных инвесторов. От «Сургутнефтегаза» могут потребовать раскрыть имена лиц, получивших денежные поощрения компании. Более того, не исключено, что это станет жестким условием со стороны регулирующих ведомств, которые могут, наконец, согласиться с претензиями миноритариев и потребовать назвать акционеров, в условиях кризиса получающих такие серьезные средства. Правительство давно мечтает узнать имена конечных собственников крупных компаний. Месяц назад Федеральная служба по финансовым рынкам потребовала от участников фондового рынка раскрывать настоящих обладателей ценных бумаг, которым принадлежит не менее 5% уставного капитала компании. Если за бизнесом «Сургутнефтегаза» действительно стоят чиновники самого высокого ранга, то они будут вынуждены публично признать, что совмещают работу на государство и личные интересы. Чтобы избежать этого акта публичного покаяния свободные средства «Сургутнефтегаза» придется передать по наследству новому собственнику. Россия получит нового гиганта нефтяной индустрии, доходы и возможности которого не будут уступать нынешнему лидеру добывающей отрасли «Газпрому». Кроме того, компания Сергея Богданчикова, получив доступ к копилке «Сургутнефтегаза», сможет единым махом погасить все долги.
   Бой с тенью
   Еще одному влиятельному государственному представителю в бизнесе — госкорпорации «Российские технологии» — иностранные эксперты советуют придерживаться той же политики, что и «Газпром». То есть продолжить скупку частных машиностроительных и других производственных активов, которые во время кризиса могут перейти под частичный контроль зарубежных конгломератов. Это касается в том числе и крупнейшего отечественного производителя грузового транспорта — «КАМАЗа» из Татарстана. На днях немецкая Daimler подала заявку в антимонопольное ведомство своей страны на приобретение доли в этом предприятии. Этот шаг свидетельствует о намерении концерна занять выгодную позицию на российском рынке большегрузной техники. Партнерство с Daimler может обернуться положительной стороной для «КАМАЗа». Комбинат в настоящее время переживает не самые лучшие времена. Хотя «КАМАЗу» был предоставлен государственный кредит в размере 7 млрд рублей, компания не спешит пускать эти деньги в оборот и немедленно использовать весь выделенный лимит. Эти средства позволят компании увереннее смотреть в будущее, особенно если кризисные тенденции в российской экономике в следующем году будут усугубляться. Пока немцы не говорят, на какое количество акций они претендуют. Теоретически Daimler может приобрести даже контрольный пакет «КАМАЗа». По словам аналитика БКС Севастьяна Козицына, сейчас 54,4% акций концерна принадлежит ИК «Тройка Диалог», которая может избавиться от актива для пополнения оборотных средств. Такая сделка, по мнению зарубежных аналитиков, будет идти вразрез с избранной «Ростехнологиями» стратегией по расширению своей структуры за счет скупки новых предприятий. Госкорпорация уже приобрела более 37,8% акций «КАМАЗа». Следовательно, «Ростехнологиям» будет выгодно поддержать инициативу немецкой компании, однако использовать партнера в собственных целях и, например, через российско-германское СП получить мажоритарную долю в казанском комбинате. Схема может выглядеть так. Daimler получает 42% бумаг «КАМАЗа» из пакета, принадлежащего нынешнему основному собственнику. Остальное отходит «Ростехнологиям» и позволяет получить контрольный пакет завода. По другому сценарию Daimler придется довольствоваться лишь 10% производителя грузового транспорта, однако тогда раскрутить немецкую сторону на инвестиционные гарантии будет сложнее.
   Особое внимание западные аналитики советуют «Ростехнологиям» обратить на сотрудничество с фондом «Онэксим» Михаила Прохорова и компанией «Металлоинвест» Алишера Усманова. В распоряжении обоих бизнесменов находятся крупные финансовые резервы. Первый получил их после продажи акций «Норильского никеля», второй заработал на металлургическом рынке и на фондовых операциях. Глава «Ростехнологий» Сергей Чемезов некоторое время назад высказывался в пользу слияния ГМК «Норильский никель», «РусАла» и «Металлоинвеста». По его словам, такая сделка «может быть интересна государству». При этом он жалел, что «Ростехнологии» вряд ли смогут принять участие в этом процессе. Тем не менее, по мнению зарубежных экспертов, в случае появления металлургического гиганта госкорпорация сможет принимать участие в его управлении через свое совместное с «Металлоинвестом» предприятие, созданное для освоения Удоканского месторождения меди. Правда, эксперты указывают, что против этого могут выступить миноритарии «Норникеля». Для них целесообразность слияния никелевого гиганта с компанией, главным активом которой является право на участие в достаточно дорогом проекте, вызывает большие вопросы.
   Обед из трех блюд
   Западные аналитики предлагают следующий сценарий, придерживаясь которого российские госхолдинги смогут не только преодолеть кризис, но и выйти из него с новыми активами, купленными по не самой высокой цене. Обеспечить такие результаты помогут чиновники, которые не жалеют кредитов на стабилизацию экономического положения в стране. Уже сейчас очевидно, что далеко не каждый бизнесмен через год-два, когда истечет срок погашения долговых обязательств перед правительством, сможет рассчитаться по ним в полной мере. В этой ситуации правительству стоит ужесточить требования и забрать на свой баланс находящиеся в залоге акции. В таком случае у государства или принадлежащих ему компаний, как и в середине 1990-х годов, значительно вырастет непрофильная составляющая — десятки, а то и сотни разорившихся фирм. С другой стороны, именно большое количество обанкроченных и изъятых из частной собственности предприятий позволит чиновникам провести точечную реприватизацию. Государство пообещает провести открытые торги по каждому активу, в которых гипотетически сможет принять участие любая заинтересованная сторона, обладающая необходимой суммой инвестиций. Однако к покупке активов, которые приглянутся государственным корпорациям, сторонние претенденты не должны допускаться — интересные и перспективные акции необходимо сохранить за правительственными организациями. Это, во-первых, позволит не тратить лишние деньги на повышение аукционных ставок. Во-вторых, избавит государство от неэффективных предприятий, которые чиновники отдадут на развитие частному сектору. В-третьих, руководство России сможет тем самым попытаться продемонстрировать западному сообществу, что отечественная экономика даже в кризисном положении придерживается рыночных методов управления собственным хозяйством.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK